За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая Партия Большевиков

Северо-Кавказское Бюро ЦК ВКПБ

Marquee

18 июня 1917 г. – Знаменитая июньская демонстрация Петроградского пролетариата под лозунгом: « Вся власть Советам!»

2018 год - 200 - летия СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ КАРЛА МАРКСА

30 - летия ВОЗРОЖДЕНИЯ БОЛЬШЕВИЗМА

О «ЛИЦЕ» ВИРТУАЛЬНОЙ ВАЛЮТЫ И ПОТЕРЕ ЛИЦА РЕАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

 

Владимир Рябов

Деньги и власть. Эти понятия в эпоху глобализации стали синонимами близнецов-братьев. Мы говорим «деньги», подразумеваем «власть!». Мы говорим «власть», подразумеваем «деньги!». Пожалуй, наиболее точно эту систему обрисовал французский социолог Пьер Бурдье, буквально заявивший: «Глобализация не есть некая объективная реальность или фатальность – это сознательно проводимый политический курс по освобождению экономики из-под социального и государственного контроля, превращения его в бесконтрольную силу». И добавил: «Глобализация как СПИД разрушает иммунную систему жертв». Политически это выражается тем, что крупнейшие транснациональные корпорации стремятся подменить собой ВВП целых государств. Причем, транснациональные корпорации уже не ограничиваются насаждением своих наместников в странах развивающегося мира, а имеют прицел на государства Евросоюза, разрушая одновременно с «друзьями» из Евросоюза и экономику России, Китая и Индии.

В этом смысле финансовое лицо эпохи глобализации всё чаще стало проявлять себя в образе криптовалюты биткоин. А по сути дела маклеры от биткоина стремятся разрушить привычный спекулятивный мир инвестора, с которым капитализм вступал в ХХ век, открывая эпоху империализма, чтобы поставить на его место образ, лишенный каких-либо признаков опознания. Следует вспомнить времена, когда Ленин рассматривал всякого рода кризисы, которые «в громадных размерах усиливают тенденцию к концентрации и монополии», в обличии империализма, и его движущую силу – инвестора (спекулянта), которого характеризовал так: «По мере развития банковского дела и концентрации его в немногих учреждениях, банки перерастают из скромной роли посредников во всесильных монополистов, распоряжающихся почти всем денежным капиталом всей совокупности капиталистов и мелких хозяев, а также большей частью средств производства и источников сырья в данной стране и в целом ряде стран. Это превращение многочисленных скромных посредников в горстку монополистов составляет один из основных процессов перерастания капитализма в капиталистический империализм, и поэтому на концентрации банковского дела нам надо в первую голову остановиться. ...С концентрацией капитала и ростом оборотов банков изменяется коренным образом их значение. Из разрозненных капиталистов складывается один коллективный капиталист. Ведя текущий счет для нескольких капиталистов, банк исполняет как будто бы чисто техническую, исключительно подсобную операцию. А когда эта операция вырастает до гигантских размеров, то оказывается, что горстка монополистов подчиняет себе торгово-промышленные операции всего капиталистического общества, получая возможность – через банковские сети, через текущие счета и другие финансовые операции – сначала точно узнать состояние дел у отдельных капиталистов, затем контролировать их, влияя на них посредством расширения или сужения, облегчения или затруднения кредита, и наконец, всецело определять их судьбу. Определять их доходность, лишая их кредита или давать возможность быстро и в громадных размерах увеличивать их капитал и т.п.» (ПСС, 4-е издание, т.27, с. 325, 326, 330).

Конечно, характеристика эпохи империализма, данная Лениным, сильно отличается от эпохи капитализма Маркса, которая нашла выражение в его Капитале. Соответственно, когда выходцы из ЦК КПСС ломали экономику Советского Союза, они рекламировали Капитал Маркса, где господствовала свободная конкуренция, и критиковали борьбу Ленина за целостность партии в качестве силы противостояния, чтобы создать завесу неприязни над тем механизмом экономики империализма, который был крайне критически представлен в работах Ленина и который либералы взяли на своё идейное вооружение. Деятели от ЦК КПСС возводили свободную конкуренцию рынка времен XIXвека в ранг непогрешимости и под свои иллюзии подводили остатки социалистической индустрии в СССР, где ещё по инерции со сталинских времен опасались отрыва производства от ресурсной базы и перевод его учета на финансовую базу.

Идея коммунизма, отстаиваемая Лениным, ломала финансовую базу капитализма, выдвигая в качестве альтернативы мероприятия по отмиранию денежной системы, как отживающего свой век посредника, требующего замены на систему учета, доступную всему населению. И такая система учета вызревала из ленинской электрификации, которая шла на смену экономических устоев капитализма, при замене его социализмом.

Но капитализм тоже развивался, пытаясь преодолеть свои кризисы войнами или даже тотальным применением фашизма и терроризма, что ослабляло многих конкурентов, особенно при размахе ведения мировых войн. Поэтому мировой рынок всё более приобретал интерес к продолжению таких войн, поскольку оказался не способен применить широко плановую систему и обеспечить населению на длительную перспективу достаточный уровень развития через повышение производительности труда. Учетные ставки ведущих банков Запада и особенно США, в XXIвеке надолго замерли возле 1%, иногда сваливаясь ниже нуля. Уровень насилия над производительными силами развивающегося мира рос как на дрожжах, но этот мир больше напоминал загнанную лошадь, не способную вывести мир Капитала из стагнирующего состояния. В таких условиях выживания капитализма преступные меры применения криптовалют оказались спасательным средством, доводящим производительные силы до откровенного рабства.

Поэтому, характеризуя поведение биткоина, за ширмой которого скрывается ключевая особенность криптовалют, заключающаяся в отсутствии какого-либо внутреннего или внешнего администратора, а в обращении на рынке нет данных о владельцах адресов, что как магнит притягивает мошенников рынка эпохи глобализма. Биткойн является «индексом отмывания денег», а мошенничество стало основой применения криптовалют, и по мнению одного из создателей этой системы, Дэна Камински, устойчивость к взлому системы «Биткойн» обусловлена тем, что при разработке изначально предусматривалась вероятность разнообразных атак, «в коде есть признаки, что аудит проводили люди вроде нас».

Если маховик спекуляций на мировом рынке империализма раскручивали «крестные отцы» мафии, рисковавшие при обходе уголовного кодекса попасть за решетку, то откровенное мошенничество на мировом рынке глобалистов без тени смущения предлагает товар, стоящий в разделе преступлений, оглашение ставок которого сразу влечет за собой тюремный срок, но правила торговли на криптовалюты уводят от законов любого уголовного кодекса, поскольку лицо владельца биткоенов скрыто от других участников рынка и от прокуратуры. И постоянно возникающие вопросы торговли на биткойны невольно застыли на осознании того: а сможет ли рынок глобалистов вообще обойтись без криптовалюты?

С 2013 года майнинг (деятельность по созданию новых блоков ради возможности получить вознаграждение в форме эмитированных биткойнов и комиссионных сборов получила название «майнинг» (от англ.Mining— добыча полезных ископаемых) без специализированных процессоров (на видеокартах или центральном процессоре) стал нерентабельным: стоимость потребляемой электроэнергии превысила средний результат. Сам по себе процесс использования биткойнов оказался энергозатратным, что увеличило комиссионные сборы с участников продаж. И, обращаясь к советской истории, что бросается в глаза? А в глаза бросается то, что ленинская электрификация, как её объяснит в своей книге «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства» первый нарком финансов в правительстве Ленина – И.И.Скворцов-Степанов, сводится к затратам топлива, т.е. энергоресурсов. Поэтому экономия энергозатрат в советское время стала основой экономики и развития Советского Союза. Хотя, начиная с 1918 года пришлось создавать план ГОЭЛРО, а поскольку в полностью разрушенной стране не было средств на постройку новых электростанций, то первой ступенью к электрификации всей страны оказались концессии западному капиталу, на налоги от которых можно было создавать отрасль энергетики. И такая стратегия к 1929 году позволила выполнить план ГОЭЛРО, чтобы потом перейти к широкой индустриализации. И только на базе созданной промышленности можно было перейти к массовой экономии энергоресурсов, что ярче всего выразилось в Стахановском методе и дало мощнейший толчок к развитию производительных сил всей страны. Поэтому, бросая взгляд на современную индустриализацию торговли на биржах криптовалют, приходится признать, что там царит затратный механизм, который будет вредить биржам по мере увеличения продаж на электронные деньги. Перегрев систем учета криптовалют уже приводит к «пожарам». Ирония экономики глобализма состоит в том, что она стремится уйти от реальных денег в иллюзорный мир криптовалют, но сталкивается с увеличивающимися затратами энергоресурсов, в то время как социализм сталинского периода тоже стремился уйти от денежной системы, но делал это на снижении затрат энергоресурсов. В результате сталинская модель экономики позволяла снижать цены за счет увеличивающейся производительности труда, экономившей энергоресурсы, а за счет экономии ресурсов появлялась возможность снижать цены на величину сэкономленного топлива.

Понимание действия этого механизма широко практиковалось во времена империализма ХХ века на базе финансового капитала. Коррективы вносила Бреттон – Вудская мировая валютная система, - форма организации денежных отношенийрасчетовустановленная Бреттон-Вудской конференцией в 1944г., согласно которой роль мировых денег наряду с золотом выполняет американский доллар. Но американский доллар не мог стать хозяином положения на мировом рынке благодаря росчерку пера декларации Бреттон-Вудской конференции, однако он всё же стал хозяином положения на капиталистическом рынке по той причине, что все нефтяные запасы послевоенного мира были сосредоточены в руках ведущих английских и американских монополий, по большей части, находившиеся в колониях. И именно на базе этого «черного золота» доллар смог выполнять функции мирового жандарма, вынуждая всех приобретать доллары, чтобы закупать нефтепродукты и развивать собственную экономику, которая без закупки энергоресурсов на доллары для развивающихся экономик не позволяла функционировать вообще. «Черное золото» в финансовом мире империализма стало выполнять ту же роль обычного золота в банке, с той лишь разницей, что это «черное золото» не принадлежало американцам. Американцы назначили себя хозяевами мирового рынка, на котором вся торговля зависела от их способности гнать эмиссию долларовой массы через печатный станок ФРС, ориентируя её размеры на объемы товарного оборота на мировом рынке.  В результате местные валюты вытеснялись из оборота и обесценивались, и на их место приходил доллар и американский политтехнолог, а финансовый капитал получал на рынке возможности скупать за бесценок целые государства вместе с их феодальными правителями.

Разумеется, скромная система ленинской электрификации в Советском Союзе могла противостоять давлению американского доллара только при условии, что советская система будет лидировать в деле повышения производительности труда и оставит далеко за собой темпы развития капиталистической системы. Итоги Второй мировой войны и послевоенный период, вплоть до ХХ съезда КПСС, как раз и показывали такие темпы развития социализма, что и превратилось в гонку соревнования двух систем. Гонку, в которой у Советского Союза были все шансы победить.

Проигрыш СССР в этой гонке не диктовался объективной необходимостью уступить доллару, проигрыш диктовался субъективной необходимостью поставить денежную систему СССР во главу экономики, поскольку деньги являли собой притягательную силу для партноменклатуры. Но и сдача позиций рубля в пользу доллара совсем не осчастливила капиталистическую систему, это обстоятельство только развязало руки империализму к тотальному грабежу во всем мире, а доллар всё равно попал в подвешенное состояние кризиса и не мог развиваться. И теперь понадобилось действие современных криптовалют, через мошеннические приемы которых мировые ростовщики способны больно ударить своих российских конкурентов сырьевых ресурсов, уводя свои продажи от налогов и повышая энергозатраты за использование электронных денег. В то же время государства Юго-Восточной Азии и Россия в обращении с криптовалютами стремятся сорвать с торговцев маску секретности, чтобы заставить их платить налоги. Кое что с налогами от биткоинов получается в Японии и Китае. Но и тут пока все находится в зачаточном состоянии. Лицо торговца биткойнов также спрятано под маску электронной недоступности как лицо активиста цветной революции на киевском Майдане или лицо боевика Исламского государства. И тех и других пугает открытость изложения своих экономических взглядов на состояние торговли и её исходные товары. В этом и состоит весь фокус в потребности электронных денег: лица хозяев виртуальных денег никто не видит.

На политической арене правые и «левые» активисты борьбы с криптовалютами не обсуждают острые проблемы мошенничества на рынке, либо обсуждают весьма отдаленно, поскольку сами не имеют практики обращения с ними, вполне отчетливо понимая какие последствия влекут за собой действия с криптовалютами, встань они вдруг прозрачными. На «левом» фланге коммунисты и патриоты лишены возможности противопоставлять виртуальной валюте действие прогрессивного развития социалистической экономики в сталинскую эпоху, основанную на ленинской электрификации. Причина в том, что многие представители левого фланга вообще не анализируют классовое противостояние в современном мире, поскольку либо не понимают экономическую базу ленинской электрификации, с помощью которой можно бороться с современным глобализмом, либо ещё находятся под воздействием идеологии Троцкого или Бухарина, отвергавших наследие Ленина как неприемлемое или «ошибочное».

            К слову сказать, современные компартии и патриоты на территории России, за исключением большевиков и последователей учения В.И.Вернадского, никогда не говорят о ленинской электрификации, как самом действенном экономическом механизме развития социализма. Активисты компартий и патриоты даже на примере индустриализации периода сталинского развития видят лишь способность вождя жестко управлять, но никакие законы продолжения революции перехода на новый экономический уклад жизни всего человечества, основанного на энергоресурсах как передовом средстве товарообмена, – ни «левые», ни патриоты не способны разглядеть в учении Ленина. Хотя тот же мировой империализм с отрицательной стороны использовал во второй половине ХХ века политику «цены барреля», в то время как Сталин ещё в 1925 году развивал ленинскую электрификацию, заявляя на XIV съезде ВКП(б) : «Ибо вопрос о нефти есть жизненный вопрос, ибо от того, у кого больше будет нефти, зависит, кто будет командовать в будущей войне. От того, у кого больше будет нефти, зависит, кто будет командовать мировой промышленностью и торговлей. Нефть …является жизненным нервом борьбы мировых государств за преобладание как во время мира, так и во время войны». (Сочинения, т.7, с.278).

Не поняв механизм электрификации Ленина, с которой вождь завещал нам строить коммунизм, и Сталинскую логику в следовании этому учению на базе электрификации, что позволило выполнить индустриализацию, – нам не выйти из тьмы денежной стихии, что заставит отдать массы на откуп глобализму, потому что «левые» не смогут определить расклад сил и наметить выход из сложившегося положения. А если кто-то и делает попытки увидеть выход, то, как правило, апеллирует к количеству денег, а не к количеству ресурсов, которые понадобятся для выхода из сложившегося положения. Отчего на месте желания планировать развитие, прорастает жажда к откатам и нарезке бюджетов, которые в создавшейся экономической ситуации России вырастают на месте бизнес-планов мелкого и среднего предпринимателя.

Поэтому, вполне закономерно, что глобалисты развивают наступление биткойна, как валюты, способной прокладывать дорогу доллару, под базу которого мировые финансисты поставят торговлю нефтью с каким-нибудь контролем от ФРС, чем попытаются восстановить ликвидность своей валюты. Поскольку биткоин здесь загоняют в роль блудливой гетеры, стремящейся привлечь «красотой» своего образа и, в то же время, этот образ без тени смущения способен перерасти в кровавого монстра, высасывающего из ослабевающих стран все экономические соки. И вся проблема либеральной России, да и её ближайших союзников в том, чтобы силами антикоммунистов заставить ресурсных олигархов продавать «черное золото» на криптовалюту, получая на другом конце сделок заветные доллары на счетах в американских банках. Такие подходы к криптовалюте показывают, что у Москвы нет сил противостоять нашествию этого монстра. А ФРС способна заставить либералов трансформировать рубли в биткойны, чтобы на выходе продаж оформить в банках США заветные доллары на счета послушных бизнесменов. То есть, банки США превращают виртуальные валюты в посредника между ослабевающими экономиками других стран и ослабевшей ФРС, поскольку громадный долг в 20 триллионов долларов как сухая губка вынуждает всасывать в себя любые финансы, лишь бы они конвертировались, в конечном счете,в доллары. А на повестке дня ФРС уже стоит вопрос элементарного грабежа своих олигархических соплеменников, не подчиняющихся правилам игры американских банков.

Ведь мораль этого монстра сводится к отсечению населения России от своих национальных богатств, что оказалось столь же оригинально, как оригинальны оказались законы оттеснения спортсменов России в 2018 году от участия в Олимпийских играх в Пхёнчхане, против чего российские власти ничего не смогли сделать. Это напомнило пример с давно раскритикованными в США законами ГУЛАГа, хотя действие которых было представлено элитой всех советских писателей под руководством Максима Горького на примере строительства Беломоро-Балтийского канала (ББК). Но история строительства ББК оказалась забытой хрущевско-брежневским руководством, что вынудило партноменклатуру повествование команды М. Горького заменить психозом Солженицына, после чего молитвами Запада возводить Солженицына на роль экономического апостола и сдавать позиции социализма западному капиталу. А уже на почве самих США солженицынщина дала такой урожай откровенного тюремного рабства, что сталинский ГУЛАГ по сравнению с американским выглядит всего лишь прогулкой на природе. Но современные либералы России в упор не видят тюремное рабство в США, считая своим долгом обвинять Россию в ГУЛАГе.

Современная критика экономического действия криптовалют даже на Западе содержит много резких критических выражений, но выстроившиеся в ряд биткойны с их владельцами уверенно лидируют в торговле запретным плодом, поскольку не встречают достойного сопротивления. А понять экономический смысл современных криптовалют, включая и биткоин, можно только на анализе, понятного большинству населения – экономики развития сталинского СССР, на основе роста ленинской электрификации, возведенной на уровень мышления простого рабочего, в своей массе отвергающего мошенничество в экономике, как удавке капитализма. С другой стороны, действие партноменклатуры в период слома СССР во всем напоминает действие криптовалют, до боли знакомо выходцам из горбачевского комсомола, откуда они стартовали в современный олигархат, что, в конечно счете, позволило армии Капитала переходить к порабощению остального мира, за исключением «избранных» владельцев денег, которым постоянно не хватает экономических механизмов обмана и увода нажитых обманом денег на западные счета. Хотя борьба США с Евросоюзом, в конечном счете, готовит оставить очень немногих из этого «золотого миллиарда», способными распоряжаться сегодня богатствами планеты Земля. Поскольку идейное обоснование финансового капитала глобалистов ничем не отличается от известной доктрины Даллеса по развалу СССР. Криптовалюте глобалистов тут отведено такое же место притяжения, какое было отведено тем мерзостям Даллеса, которыми он намеревался осуществить антисоветскую прививку советским людям, чтобы развалить Советский Союз.

Известный российский эксперт Наталья Касперская видит в валюте биткоин “все признаки финансовой пирамиды”. В своём Фейсбуке она напоминает, что таковые в РФ запрещены. Более того, эксперт считает, что с помощью биткоина может расцвести криминал: торговля наркотиками, проституция и пострадать обороноспособность страны – ведь недаром биткоин – это военная разработка.

“Криптовалюты уже состоялись”, – заявил инвестиционный аналитик ИА “Регнум”. Эксперт убеждён в том, что биткоин стал частью жизни и без него будущего нет. Основной аргумент – это то, что этот товар торгуется на уважаемых биржах – в частности, Чикагской. Здесь предлагается фьючерс на биткоин.

Так что, биткоин уже вполне способен заменить собой национальные и международные валюты, и этот факт не вызывает сомнений. Не зря о нём так много говорят, причём на самом высоком уровне.

Все началось в 2015 году, когда первые работорговцы приобщились к биткоину. Из-за давления со стороны властей и правоохранительных органов, Visa и MasterCard прекратили сотрудничество с BackPage - онлайн-сервисом, обвиненным в прикрытии проституции и торговле людьми. Для них биткоин оказался выгоднее, чем торговля оружием и наркотиками. Последовала команда собирать телефонные номера и email, чтобы «следить за подозрительной активностью, похожей на торговлю людьми». Однако после обнародования всей этой информации, отслеживать и анализировать данные стало еще сложнее, так как количество данных увеличилось в разы.

    То, что происходит всё нарастающий по объемам отказ от наличных денег и перевод обмена на безналичные расчеты, есть естественный переход финансового капитала на следующий этап своего развития. Об этом еще в 2003 г. в работе «Геофашизм как идеал и высшая стадия империализма» написал В.Ю. Татур, последователь учения Вернадского. В ней, в частности, было сказано: «Финансовый капитал стремится не просто к мировому господству. Он стремится подчинить не только страны, а каждого человека, уничтожив его личность и превратив его в индивида. Этот индивид будет представлен несколькими строками в компьютерной базе данных, и вся личность сведется к определенному количеству счетов. Человек будет обезличен, потому что так он воспринимается финансовым капиталом. Но, будучи обезличен, он будет и подконтролен. Каждый его шаг как потребителя будет контролироваться. И этому способствуют компьютерные технологии, в частности, Интернет, который как паутина накрывает Землю, проникая в дома, офисы, банки, магазины. Сетевые технологии привели к тому, что бумажные деньги уходят в прошлое. При этом испаряется реальный, пусть даже бумажный, вещественный носитель денег, даже видимость этого носителя: возникают электронные деньги и их носитель – электромагнитные поля. Наступает время всевластия электронных денег, на производство которых уже не будут расходоваться ни время, ни ресурсы. Тот, кто будет владеть инструментом их производства – будет владеть миром (или той его частью, которая примет их). Электронные деньги и средства контроля за людьми станут реальной технологической основой геофашизма».

У человечества есть еще шанс не попасть в этот концлагерь. И у России в создании и реализации этого шанса особая роль. И конечно, В.Ю. Татур, как последователь учения В.И.Вернадского, эту роль видел в сталинской модели развития Советского Союза, основанной на ресурсной экономике Вернадского, что произрастает из ленинской электрификации.

В конечном счете, остается обратиться к выводам самого Ленина по «электрификации всей страны» чтобы противостоять давлению электронных денег. Стремление ленинской электрификации к малым энергиям на жизнеобеспечение населения так или иначе ведет к малым энергиям космического пространства, которые в своей объемной базе бесконечны. Ибо это теперь единственно верный путь из банковского концлагеря, уготованного нам глобалистами. Но сегодня уже мало говорить только об электрификации в пределах одной страны. Электрификация в наши дни стала плотью и кровью экономики на любом краю планеты, вышла за пределы планеты Земля и требует объединения с далекими энергиями космоса, во многом ещё не понятными даже научным умам планеты. И здесь нужен массовый приток практических сил, основу которых может составить только рабочий класс, способный учитывать энергозатраты в своей работе и бороться за их экономию, дающую повышение жизненного уровня населения. Поэтому, чтобы увидеть перспективы будущего, надо почаще обращаться к истории прошлого. Особенно, когда это прошлое является нашей революцией. И конечно, время требует поднимать уровень современного рабочего до инженерного решения проблем, способного передавать машине значительную часть своих работ. За что так упорно бьются современные ученые социалистической ориентации и чему так упорно стремятся приблизиться либералы всех мастей, осваивая электронные механизмы грабежа.

В «Наброске плана научно-технических работ» Лениным впервые была выдвинута программная идея электрификации страны. В марте 1918 года вождь пишет «Заметки об электрификации промышленности Петрограда и Москвы». В конце марта того же года в «Плане статьи «Очередные задачи Советской власти» он запишет первую формулировку построения социализма: «Черпать обеими руками хорошее из-за границы: Советская власть + прусский порядок железных дорог + американская техника и организация трестов + американское народное образование etcEtc. ++ = ∑* = cоциализм».

Впервые формулировка об электрификации, как самом универсальном средстве экономики, была произнесена Лениным на VIIIсъезде Советов в декабре 1920 года в качестве основного экономического механизма построения коммунизма и состояла из двух программ партии: «Коммунизм – это есть советская власть плюс электрификация всей страны». Где Советская власть являлась первой программой партии, а электрификация всей страны – второй.

НаVIII съезде Советов Ленин скажет: «Я хотел только напомнить, что мы уже далеко не первый раз возвращаемся к этому выдвижению трудового фронта на первое место. Вспомним резолюцию, которую вынес ВЦИК 29 апреля 1918 года. Это была пора, когда навязанный нам Брестский мир разрезал Россию экономически, и мы оказались поставленными в чрезвычайно тяжелые условия непомерно хищническим договором. …многие из вопросов, над которыми нам приходится трудиться сейчас, поставлены были совершенно определенно, твердо и достаточно решительно ещё в апреле 1918 года. Вспоминая это, мы говорим: повторение есть мать учения. Без громадного числа повторений, без некоторого возвращения назад, без проверки, без отдельных исправлений, без новых приемов, без напряжения сил для убеждения остальных и неподготовленных обойтись в строительстве нельзя» (ПСС, т.31, с.464-465).

Предложив электрификацию всей страны в виде «второй программы партии», с решающей ролью её выполнения в руках рабочего класса, вождь заявил:

«…Мы имеем перед собой результаты работ Государственной комиссии по электрификации России в виде этого томика, который всем вам сегодня или завтра будет роздан. …На мой взгляд, это - наша вторая программа партии. У нас есть программа партии …в книжке менее толстой, но в высшей степени ценной. Это есть программа политическая, это есть перечень наших заданий, это есть разъяснение отношений между классами и массами. Но надо также помнить, что пора на эту дорогу вступать в действительности и измерить её практические результаты. Наша программа партии не может оставаться только программой партии. Она должна превратиться в программу нашего хозяйственного строительства, иначе она негодна и как программа партии. Она должна дополниться второй программой партии, планом работ по воссозданию всего народного хозяйства и доведению его до современной техники. Без плана электрификации мы перейти к действительному строительству не можем. …конечно это будет план, принятый только в порядке первого приближения. Эта программа партии не будет так неизменна, как наша настоящая программа, подлежащая изменению только на съездах партии. Нет, эта программа каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости будет улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться. Она нам нужна, как первый набросок, который перед всей Россией встанет, как великий хозяйственный план, рассчитанный не менее чем на десять лет и показывающий, как перевести Россию на настоящую хозяйственную базу, необходимую для коммунизма". (ПСС, т.31, с.482-483)

А что являлось основным звеном в ленинской электрификации, взявшись за которое вытягивалась вся цепь экономическим проблем, стоявших тогда перед Россией? А основным звеном во второй программе партии являлась производительность труда, с помощью которой развивался сам рабочий класс и вел за собой всю страну. На образе разрушенной после двух войн России производительность труда нашла сначала пример на выводе из разрухи Иваново-Вознесенска, где почти вся промышленность стояла из-за невозможности подвести к фабрикам достаточное количество топлива (дров). И вождь говорит: «Иваново-вознесенцы получи из-за этого меньше дров, меньше торфа, меньше нефти. И является чудом, что они топлива получили только половину, а программу выполнили на 117 миллионов из 150 миллионов. Они увеличили производительность труда и произвели передвижение рабочих на лучшие фабрики, отчего и получили большой процент выхода.» (ПСС, т.32, с.268).

      Было бы наивностью полагать, что Ленин пришел к необходимости «второй программы партии» только после Октября 1917 года, когда военное развитие мировой революции не стало набирать обороты. Нет, уже в самом начале 1914 года, ставшего началом мировой войны, в первый день января вождь на примере американского рабочего класса показал взлет производительности труда на основе электрификации. Тогда, в эмиграции, Ленин заметил в США ведущее значении электрификации в промышленном развитии и он написал на этот счет статью «4000 рублей в год и 6-часовой рабочий день». Суть его рассуждений сводится к тому, что процесс превращения капитализма в империализм обусловлен периодом перехода от паровой машины к машине электрической, а «при громадных успехах производительности труда» «вопрос о социализме выдвигается на первую очередь». Поскольку «американская статистика показала, что около половины всех рабочих заняты неполное рабочее время», потому как «страна необъятно богата уже теперь и она может сразу утроить свои богатства, утроить производительность своего общественного труда, обеспечивая этим всем рабочим семьям сносную, достойную разумного человеческого существа, высоту дохода и не чрезмерную длину рабочего дня, в 6 часов ежедневно» (Ленин В.И., ПСС,т.24, с.271).

Общая тенденция сокращения рабочего дня в США свидетельствовала о передаче функции физического труда от человека к машине, что характерно было сравнивать с машинным производством при социализме, при котором должен произойти переход человека от физического труда к умственному, с возложением всего комплекса основной работы на плечи машин. Но на какой экономической базе такой переход мог осуществиться? И Ленин поясняет в той же статье: «В Америке в одной обрабатывающей промышленности сила машин определяется, в сумме взятая, в 18 миллионов паровых лошадиных сил. А в то же время исследование всех источников силы в виде падения воды показало, по отчету 14 марта 1912 года, что Америка может сразу, благодаря превращению силы падающей воды в электричество, получить ещё 60 миллионов лошадиных сил» (ПСС, т.24, с.271-272). В этом уже проявляется план электрификации всей США.

      В то время еще не было в ходу понятие гидравлической энергии воды, позволяющей генерировать пропорциональное количество электрической энергии. Но лидер Великого Октября уже видел суть всей мировой революции на трудовом фронте в экономической базе электрификации, с необходимостью переводить планирование по энергозатратам.

Тот факт, что рост энергетики при одновременном уменьшении энергозатрат на выпуск товарной массы ведет к переходу количества в качество, Ленин заметил на примере передовой тогда экономики Соединенных Штатов Америки. А поскольку поведение империалистических хищников США им было отражено в работе «Империализм как высшая стадия капитализма», то электрификация всей экономики США уже тогда выражается у Ленина как революционный противовес империализму. В работе «О лозунге Соединенных Штатов Европы» в 1915 году вождь заявил: «что без революционного низвержения монархий германской, австрийской и русской этот лозунг бессмыслен и лжив». Проблема Европы заключалась в низкой производительности труда, с которой было невозможно соревноваться с США. Поскольку «при капитализме невозможен равномерный рост экономического развития отдельных хозяйств и отдельных государств. При капитализме невозможны иные средства восстановления, время от времени, нарушенного равновесия, как кризисы в промышленности, войны в политике. ...Соединенные Штаты мира (а не Европы) являются той государственной формой объединений и свободы наций, которую мы связываем с социализмом, - пока полная свобода коммунизма не приведет к окончательному исчезновению всякого, в том числе и демократического, государства. Как самостоятельный лозунг, лозунг Соединенные Штаты мира был бы, однако, едва ли правилен, во-первых, потому, что он сливается с социализмом. Во-вторых, потому, что он мог бы породить неправильное толкование о невозможности победы социализма в одной стране и об отношении такой страны к остальным» (т.26, с.353-355).

Результаты надвигающейся катастрофы в 1917 году вынуждали Ленина ставить вопрос об отношении стремительно приближающейся социалистической революции к государству. Соответственно, работа «Государство и революция» расставляла все акценты ситуации в мире. Поскольку государство примет форму «Советской власти», то революция перерастет в мировую форму «Электрификации всей страны», т.е. всего мира. Всесилие банков вело к кризисам и войнам, но учет и контроль деятельности банковской системы, так или иначе, по-ленински перерастал в «электрификацию всей страны». Класс финансовой олигархии мог контролировать процесс производства через акционерный капитал своих банков на «черное золото», а класс рабочих мог контролировать производственный процесс через учет и контроль «черного золота» на рабочих местах, что было значительно надежнее.

Поэтому в самом начале 1918 года стали закладываться основы будущей электрификации всей страны в качестве второй программы партии. И главным шагом стало создание комиссии по подготовке плана ГОЭЛРО, с которым комиссия Г.М. Кржижановского будет работать два года, и который Ленин назовет «второй программой партии».

            Первым практическим воплощением идеи сооружения районных станций, работающих на местном топливе и обеспечивающих энергией достаточно крупные промышленные регионы стало строительство (1912 - 1914 годы) близ Богородска (позже г. Ногинск) под Москвой ТЭС "Электропередача". Наибольший вклад в ее возведение и эксплуатацию внесли А. В. Винтер, Р. Э. Классон, Г. М. Кржижановский и И. И. Радченко.

К осознанию необходимости развития отрасли на базе единых общегосударственных принципов, кроме сформировавшейся вокруг "Электропередачи" команды Г. М. Кржижановского, примерно в это же время подошли и другие инженеры, которые не имели тесных контактов с ядром энергетического сообщества. Научно-техническая мысль в области энергетики представляла собой широкий интеллектуальный поток, части которого не всегда пересекались и взаимодействовали. В этом отношении большой интерес представляют изыскания инженера П. А. Гуревича, итоги которых были доведены им до широкой энергетической общественности в статье "Основные вопросы электрической политики в послевоенную эпоху в России", опубликованной в номерах 1-3 журнала "Электричество" за 1917 год.

Основной костяк энергетиков, продвигающих ленинскую электрификацию, сложится только в 1922 году. Кроме Глеба Максимилиановича Кржижановского, это будут Леонид Борисович Красин, возглавивший внешние закупки энергетического оборудования, это будет Иван Иванович Скворцов-Степанов, переводчик Капитала Маркса на русский язык и первый нарком финансов в правительстве Ленина, это будет Иосиф Виссарионович Сталин, возглавивший в партии идеологическое и практическое оформление электрификации всей страны, это будет Владимир Иванович Вернадский, возглавивший направление исследований атомной энергии и подготовивший себе замену в качестве Игоря Курчатова.

Основы ленинской электрификации изложит в своей книге «Электрификация РСФСР в связи с переходной фазой мирового хозяйства» И.И. Скворцов-Степанов. Эта книга в апреле 1922 года получит у Ленина высочайшую оценку. В ней первый нарком финансов показывал с азов физики, как за счет энергоресурсов нужно будет избавиться от денежной системы и перейти к бесклассовому обществу – коммунизму. Хотя книга была рассчитана на безграмотную Россию той поры и содержала много азбучных истин, автор по сути дела сведет всю электрификацию к энергетическому топливу, которое население страны поднимет как флаг, топливо ляжет в основу всех экономических затрат и станет показателем производительности труда, по которым будут вести планирование и подсчитывать экономию, т.е. прибыль. Характерно то, что прибыль при строительстве коммунизма не могла черпаться из прибавочной стоимости, так как рабочий класс, находясь у власти, не мог сам себя эксплуатировать кнутом и пряником. Требовался новый подход к формированию прибыли и её распределению на нужды класса-гегемона. И прибыль стала нарастать из критерия сознательного повышения производительности труда. Подсчет такой прибыли велся по экономии того самого топлива.

В основу повышения производительности труда ляжет Стахановский метод, в котором шахтер Алексей Стаханов на обычных энергозатратах работы своего отбойного молотка увеличил выработку, сначала выдав 14 норм за смену, а потом перевыполнил и этот рекорд. Другие шахтеры его поддержали, хотя метод работы Стаханова был довольно трудоемкий. А почему другие шахтеры поддержали метод Стаханова? Да потому, что они на себе ощутили улучшение своего экономического положения. Из экономии энергоресурсов и повышения норм выработки угля стала складываться уже та прибыль, которая пошла на понижение цен в магазинах, торгующих потребительскими товарами. Тем самым прибыль стала работать на все население страны, улучшая его жизненный уровень

Но прежде, чем сложится команда по ленинской электрификации и начнет выполняться план ГОЭЛРО, экономической команде Ленина придется пойти, с одной стороны, на сдачу в концессии нефти и леса, чтобы с налогов от концессионеров финансировать закупку техники, а с другой стороны, пойти на отмену продразверстки, введенную ещё Временным правительством, и замену её продналогом. Это делалось для того, чтобы уменьшить нагрузку на крестьянина и задействовать увеличение товарооборота между городом и деревней, поскольку у крестьянина появятся излишки, которые и будут направлены на это увеличение оборота товаров. И делалось это мероприятие ради улучшения положения рабочего класса, ибо ожидать повышения производительности труда от оголодавшего рабочего класса не приходилось.

Но и простое увеличение оборота между городом и деревней ещё не могло решить такой проблемы, чтобы положение рабочего класса улучшилось. Пришлось вводить НЭП и давать поблажки капиталу. В результате выполнение плана ГОЭЛРО состоялось на год раньше. После чего страна могла переходить к индустриализации и выходить на лучшие экономические показатели в мире.

По мере насыщения страны техникой и тракторами в городе основные затраты оценивались через тепловые электрические станции (ТЭС), а в деревне затраты подсчитывались через энергозатраты (топливо) машинно-тракторных станций (МТС). Такой экономический механизм позволял планировать затраты на любом уровне. И тогда основной движущей силой стала «вторая программа партии», поскольку «эта программа каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости будет улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться».

Если руководитель или даже мастер производства, были способны оценивать работу своих производств только в финансовых затратах, оценивая в финансах количество сырья, комплектующих, топлива, смазочных материалов и прочего расходного материала, то рабочие на своих местах могли вести подсчет только в энергозатратах, поскольку денежная составляющая никогда не имела места в их практике, за исключением зарплаты. Поэтому Ленин не случайно говорит о том, что каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости (подсчет топливо-затрат на МТС), эти показатели энергозатрат будут улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться. Соответственно, всем руководителям придется переходить на подсчет производственных затрат в ресурсах, по-другому было нельзя.

Улучшаться эти показатели могли только за счет снижения их расхода на выпуск какой- либо продукции или выполнения отдельных операций; разрабатываться эти показатели могли на основе подсчета отдельных операций, по количеству затраченной на них энергии или топлива, а также вместе с ними могли участвовать в подсчете смежные операции, если подсчет энергозатрат осуществлялся по общей шкале учета (например, литры бензина или затраты киловатт-часов, а также можно подсчет вести и по затратам горюче-смазочных материалов, которые способны исчерпать свой потенциал за определенное рабочее время); совершенствоваться показатели могли на основе ввода более нового или прогрессивного способа учета; а видоизменяться показателям приходилось тогда, когда появлялись смежные участки учета работ или затраты топлива и электроэнергии нужно было приводить к одному общему знаменателю, например, затратам топлива, чтобы потом подсчитывать энергозатраты в целом.

            Снижение энергозатрат на каждом рабочем месте учитывалось самими работниками и тема могла обсуждаться в пределах мастерской, а в качестве обратной связи снижение затрат подсчитывалось бухгалтерией предприятия. После чего брался за основу средний показатель энергозатрат в течение месяца и закладывался в план на следующий месяц. А следующий месяц снова начинался с экономии энергозатрат на каждом рабочем месте и каждый день эти затраты анализировались, снова находились возможности что-то сэкономить и снова экономили, рассматривая всевозможные тонкости в работе, за счет которых можно было получить снижение затрат, ведущее к снижению себестоимости выпускаемой продукции. В конечном счете, устоявшиеся за какой-то срок показатели передавали на более высокий уровень учета (районный или областной), откуда они уже ложились в план на государственном уровне. К этим показателям, если они становились значительными, подтягивались другие районы и области, если там не получалось как следует экономить, то находили «узкие места», которые мешали экономии энергозатрат и эти места также переходили на энергосберегающие методы работы. После чего Госплан подсчитывал экономию в энергозатратах, а банковская система страны, как обратная связь с производством, оценивала экономию в денежном выражении и средства могли направляться на разные цели, включая и снижение цен на потребительские товары. Соответственно, после снижения цен цифры на ценниках в магазинах начинали двигаться в сторону нуля, показывая этим движением, что экономическая система страны стремится к отмиранию денежной системы и переводу учета затрат в себестоимости предприятий на язык чистых энергозатрат. Тем самым язык повышения производительности труда делал своё дело, переводя общество на более высокую ступень развития. С отмиранием денежной системы отмирало и само государство с его классовой борьбой.

            Для чего нам нужна такая гонка за производительностью труда?

            Такая гонка нам нужна для того, чтобы экономия энергозатрат выводила нас своей погоней за повышением производительности труда очень высоко, точнее – в космическое пространство, где нас ждут ещё неизведанные энергии и куда нашим потомкам рано или поздно придется перебираться. Тут можно даже взять для примера вечерние и субботние передачи РЕН ТВ, где некоторые авторы пытаются нас убедить, что «пришельцы» из других планет уже живут на нашей Земле и даже контролируют за счет «тонких материй» наше поведение. Стоит вспомнить и фильм «Матрица», который стал классикой и говорит о том же. Тогда, глядя на авторов этих передач и фильма, следует согласиться с тем выводом, что все эти «пришельцы» могут существовать только при одном условии экономики: они регулируют свою жизнедеятельность и своё поведение в зависимости от энергозатрат, которыми им приходится пополнять каким-то образом свои запасы. Собственно другого языка жизни в космосе не может существовать. И если бы такого языка жизни в космосе не существовало, то его следовало бы придумать. Потому, что с ним впрямую связано развитие прогресса на планете Земля и выход за её пределы.

            А что нам говорят нынешние либералы по истории электрификации страны как системы жизнеобеспечения?

            Они вспоминают только НЭП, как высшее проявление «революции». А концессии, на которые пришлось идти правительству Ленина, а потом и Сталину, пытаются не замечать, поскольку сами российские либералы теперь вывозят из страны «черное золото» и действуют как западные концессионеры, вынуждая социальные нужды населения существовать на налоги от этого вывоза. Для них владение «западными партнерами» российским «черным золотом» как само собой разумеющееся явление, которое связывает их с цивилизацией, а налоги, которые сто лет назад шли на выполнение плана ГОЭЛРО, теперь могут использоваться для социальных нужд населения. Главное, больше продавать Западу своего национального богатства. А ведь Ленин ещё тогда предупреждал, что если вывоз превысит 25 -30 % от объемов добычи «черного золота», то это уже будет не экономика, а разграбление.

            За прошедшее столетие торговля национальными богатствами страны претерпела спекуляции как со стороны западных банков, так и со стороны партийной номенклатуры, дорвавшейся со времен Хрущева до внешней торговли нефтью. Теперь этих методов спекуляции стало остро не доставать как олигархату России, так и их западным покровителям из транснациональных корпораций. Нужен более высокий уровень мошенничества и нужна такая виртуальная валюта, как биткоин, за названием которой невозможно различить облик продавца и скупщика.

            Поэтому вслед за биткойном появляется Блокче́йн (англ. Blockchain или block chain) — выстроенная по определённым правилам непрерывная последовательная цепочка блоков (связный список), содержащих информацию. Чаще всего копии цепочек блоков хранятся на множестве разных компьютеров независимо друг от друга. Впервые термин появился как название полностью  распределённой базы данных, реализованной в системе «Биткойн», из-за чего блокчейн часто относят к  в различныхкриптовалютах, однако технология цепочек блоков может быть распространена на любые взаимосвязанные информационные блоки. Цель подобных сложностей заключается в том, чтобы лица торговцев были скрыты от постороннего глаза.

В российском банковском секторе к технологии проявляют интерес такие компании как ВТБ и Сбербанк. О разработках и планах использования технологии блокчейн заявили платёжные системы , MastercardUnionpay и SWIFTВ июле 2017 года S7 Airlines и Альфа-банк запустили в эксплуатацию блокчейн-платформу автоматизации торговых операций с агентами на базе EthereumШвеция, Украина и ОАЭ планируют вести земельный реестр при помощи технологии блокчейн. Правительство Индии борется, как может, с земельным мошенничеством при помощи блокчейн, что напоминает удавку на шее страны.

В первом полугодии 2018 года будет проводиться эксперимент по использованию технологии блокчейн в целях мониторинга достоверности сведений Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН) на территории Москвы. В июле 2017 года в Новгородской области планировалась работа по запуску пилотного проекта по внедрению технологии блокчейн в работу Росреестра. В проекте должны были участвоватьВнешэкономбанк и Агентство по ипотечному жилищному кредитованию.

            В результате идеология Исламского государства становится всего лишь пробным камнем к построению империалистического Глобалистского государства, в основе которого лежит виртуальная электронная валюта, задача которой выполнить роль цепей, сковывающих всякий протест широких масс. Ибо способна передать способность виртуальных валютных цепей сковывать протест любой системе учета банковских карт, посредством которых осуществляются выплата зарплат и пенсий населению. Чем не банковский концлагерь? Деньги и власть под знаменем либерализма способны стремиться только к такому идеалу Глобального государства. По меткому выражению В.Ю.Татура названного «геофашизмом».

            В борьбе с виртуальными электронными деньгами нет другого оружия, кроме ленинской электрификации. И история ставит вопрос так: либо переход на новый экономический уклад жизни всего человечества, основанного на энергоресурсах как передовом средстве товарообмена, либо электронные деньги заведут нас в банковский концлагерь со всеми прелестями геофашизма. Ибо в центре всех противоречий лежит вопрос о контроле за «черным золотом»: либо империализм контролирует ресурсы за счет своей банковской системы с участием криптовалют, либо это делает рабочий класс, осуществляя такой контроль на каждом рабочем месте и суммирует все действия за счет обратной связи банковской системы, подчиняющейся Советской власти. То есть, экономическая база ленинской электрификации как оружие мировой революции прогрессивного рабочего класса способна не только противостоять, но и победить экономическое оружие виртуальных валют надвигающегося геофашизма.

            Но представить себе сегодня такое положение, когда «левые» и патриоты начнут бороться за энергоресурсы как передовое средство товарообмена, стремясь оттеснить действие криптовалют, – больше напоминает утопию. Начиная с времен Великого Октября и по сегодняшний день слишком живы воспоминания о наступлении троцкистов и бухаринцев на завоевания Октября. Троцкий выступал от американских банков, а Бухарин от российского НЭПа, и оба тянулись к власти, чтобы трансформировать её в деньги. Оба боролись с Лениным, начиная с провозглашения им электрификации в 1920 году в качестве «второй программы партии» и оба считали сталинский рубль как суррогат денежной единицы. Их молитвами была проложена дорога к развалу СССР. И дело тут не в каком-то капризе современных леваков или бухаринцев, не позволяющим им занять твердую классовую позицию. Дело тут в исторической наследственности, уходящей корнями в годы былых классовых сражений, в результате которых сдавались позиции армии Труда в пользу армии Капитала. Достаточно вспомнить историю сдачи социалистических государств Восточной Европы в пользу стран Западной Европы. Ведь во всех этих государствах после Сталина не развивалась ленинская электрификация и производительность труда была на нуле. Как и в Советском Союзе. Конечно такие страны сгнили на корню и спокойно перешли в стан гниющего капитализма. А вот КНДР и Куба, образовавшиеся на волне своих социалистических революций, внимательно изучили труды Ленина и Сталина, поэтому таких ошибок не сделали.

            И что характерно. Ленин понимал, что его «электрификация всей страны» как экономический механизм построения коммунизма будет отвергаться внутри партии, созданной им. Как жестко он общался с «дураком Дессером» и экономистом Клицманом, занимавшим ведущие идеологические посты на энергоресурсах и электрификации. Но это не помогло.

Поэтому, обращаясь к истории, надо вспомнить то, как трудно начиналась электрификация, давшая нам индустриализацию (а по сути дела – самостоятельсность), как Ленину пришлось жестко высказываться о способностях руководства партии проводить в жизнь политику электрификации. Прежде всего, в руководстве партии мало кто понимал то, как через концессию надо у себя строить электрификацию. Особенно это выразилось в необходимости защиты позиции Л.Б. Красина, когда Ленину пришлось его отбивать от нападок однопартийцев:«…Что нам важнее всего в концессиях? Конечно увеличение количества продуктов. на основании ряда обсуждений, которые за границей вели уполномоченные РСФСР, в особенности т. Красин, с некоторыми из финансовых королей современного империализма. Надо сказать, что у нас, разумеется, как вы знаете сами, громадное большинство коммунистов по книжкам знает, что такое капитализм и финансовый капитал, может быть брошюры об этом даже писали, но разговаривать деловым образом с представителями финансового капитала 99 коммунистов из 100 не умеют и никогда не научатся. В этом отношении т. Красин имеет исключительную подготовку, так как в Германии и в России он изучал и практически и организационно условия промышленности. Тов. Красину были сообщены эти условия, и он ответил: "В общем приемлемо". Прежде всего, что вменяется концессионеру в обязанность, - это улучшить положение рабочих.» (ПСС, 4-е издание,т.32. с.281).

            По сути дела, Ленин определил 99% коммунистов совершенно не готовыми вести переговоры по концессиям, чтобы развивать отечественную электрификацию. Но он издевательски замечает, что они может быть даже брошюры об этом писали, но разговаривать деловым образом с представителями финансового капитала не умеют и никогда не научатся. «Никогда не научатся» - это приговор бюрократии, которую во времена Сталина просто будут отсеивать в положение – нужны они Советской власти или нет? Непонимающие суть ленинской электрификации отсеивались как ненужный балласт. Это до сих пор вызывает бессильную злобу на Сталина, переходящую в разрушение страны, даже если страна уже не социалистическая.

Поэтому Ленин делает вполне дальновидный прогноз:
«…Мы должны учитывать то, что производительность труда не увеличится до тех пор, пока не улучшится положение рабочих. Отказываться от этого учета - значит сразу поставить все вопросы о концессиях на такую неделовую почву, при которой капиталист и разговаривать не станет. …Выступая с валютой, например, золотом, вы не должны забывать, что свободного рынка нет, что рынок весь, или почти весь, занят синдикатами, картелями и трестами, которые руководятся своими империалистическими прибылями и которые предметы снабжения рабочим дадут только для своих предприятий, а не для других, потому что старого капитализма - в смысле свободного рынка, - нет уже.…Концессионная политика есть союз, заключенной одной стороной против другой, и, пока мы недостаточно сильны, мы должны, чтобы продержаться до победы международной революции, использовать их вражду друг к другу». 
(т.32. с.282 – 284).

И пожалуй, тут самое время рассмотреть ввод Советских войск в Афганистан в 1979 году, когда вся политика строилась на возведение «своего» лидера в Афганистане, а экономика этой феодальной страны не рассматривалась даже на уровне советского НЭПа, чтобы оживить производительные силы. Нельзя не вспомнить предупреждение Ленина: «На штыках можно победить, но на штыках нельзя усидеть», что не учитывалось в Афганистане, и, где было необходимо   использовать опыт советской электрификации, чтобы перевести экономический потенциал этой страны на интересы производительных сил. Так ведь нет. Ничего подобного брежневская партноменклатура сделать была не способна, поскольку буксовала с ленинской электрификацией в собственной стране, сдавая позиции доллару. В конечном счете, советского ставленника во главе Афганистана Наджибуллу в 1996 году просто сдали талибам на растерзание, лишив его даже бензина для заправки танков, которые были способны защищать и Наджибуллу, и интересы России в этой стране. Характерно, что в современной России как военные, так и политики не видят ошибок в Афганистане. И это очень плохое состояние.

Хотелось бы подвести итог сказанного словами одного из последователей В.И. Вернадского, научного руководителя Лаборатории институционального проектного инжиниринга в МФТИ С.Б. Чернышёва из его статьи«Кому и зачем нужен блокчейн»:   «речь идет о том, что мир вступил в новый, третий круг технологической гонки, это эпицентр борьбы за мировое лидерство, пройдя через сферу энергетических технологий, а затем информационных, переносится теперь в качественно новую сферу технологий стоимостных (экономических, финансовых). «Но в разряде финансовых технологий мы провалили главный экзамен века и в итоге были отчислены. Одно это уже обрекает страну на гибель. Американская финансовая система стала играющим судьей и абсолютным лидером мирового первенства. Покуда это так, прочие обречены на прозябание в однополярном круге. Наша независимость под угрозой. Новая Россия выживет только обретая финансовый суверенитет». «На протяжении последовавшего десятилетия — к счастью ли, к несчастью — у нас не только перед носом, но и по периметру границ во всей красе разворачивается грандиозный «Манхэттенский проект 3.0». Новые классы экономических технологий разрабатываются, испытываются, обретают звучные имена, информация переполняет открытые источники. Надеюсь, это поможет достучаться до отечества, задремавшего под набатный колокол, с погремушкой никчемного блокчейна в руках».

            Пляска криптовалют в современной политике оставляет нам только один вывод: либо социализм, либо смерть!

Февраль 2018 г.

г. Ленинград

Вы здесь: Главная Идеология, экономика, политика О «ЛИЦЕ» ВИРТУАЛЬНОЙ ВАЛЮТЫ И ПОТЕРЕ ЛИЦА РЕАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ