За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая Партия Большевиков

Северо-Кавказское Бюро ЦК ВКПБ

Marquee

17 июля 1918 г. – Исполнение смертного приговора Уральского областного Совета Николаю II – Кровавому и его кровавой династии Романовых.

 

2019 ГОД - 140-ЛЕТИЕ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

ИОСИФА ВИССАРИОНОВИЧА СТАЛИНА

 

«Государству следует объявить ещё один национальный проект — "очищение"»

 

«Мне страшно за Родину, потому что люди, которые устраивают эти процедуры, делают это сознательно, понимая, что взрывают страну»

Александр Проханов © KM.RU, Алексей Белкин

Существует конспирологическая версия, согласно которой "дело Голунова" представляет собой не случайный "сбой в системе", а мощнейшую и жёсткую схватку двух силовых группировок, одна из которых якобы контролирует деньги, поступающие от наркоторговли и кладбищенского бизнеса, а другая "сидит" на финансовых потоках в банковской системе. Утверждается, что две эти группировки люто ненавидят друг друга, бьются между собой за доминирование в информационной и политической среде.

В качестве подтверждения этой конспирологии приводятся слова спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, что в "деле Голунова" налицо провокация, и эта провокация состоялась, а также кадровые перестановки в руководстве МВД.

Говорят, что "финансовая" группировка, которая ненавидит "наркотическую", снабдила Ивана Голунова очень острой информацией, которую тот опубликовал. Такая информация не добывается обычным журналистским путём, она исходит от уникальных источников, которыми обладают только избранные журналисты. Вернее, эти источники обладают журналистами, люди, которые стоят за этими источниками, управляют журналистами, одаривая их уникальными данными.

Голунову дали информацию, которая исходила из того клана, который, условно говоря, "сидит" на банках. Но информацию неполную, обещав дать вторую часть позже. Когда Голунов опубликовал информацию, в которой видны злокозненные намерения группы, работающей с наркотиками и могилами, эта группа решила его нейтрализовать и подкинула ему наркотики.

И его бы посадили, если бы не точный, хитрый расчёт противоположной группировки. Эта группировка рассчитывала на гигантский протестный потенциал либералов и общества в целом, потому что общество наполнено раздражением, ненавистью, возмущением. Скопилась огромная масса социального взрывчатого вещества, которое ищет выхода, повода реализоваться. В екатеринбургских протестах против строительства храма эта энергия очень мощно прорвалась и достигла своей цели.

Сейчас эта энергия снова достигла цели. Но этой цели добилось возмущённое общество или те фээсбэшники, которые устроили интригу? Наркофээсбэшников, по-видимому, отстранят от должности, предстоит большая чистка. Но едва ли общество будет ликовать по поводу произошедшего.

Голунова, конечно, отпустили, ведь был такой мощный напор, включение в протесты всех журналистских слоёв, ОБСЕ, Запада, Европарламента, представителей российских властных кругов, которые почувствовали, что Голунов может стать "оранжевым" Голуновым, что возможен "оранжевый взрыв". Оранжевый взрыв происходит именно таким образом: копится недовольство, возмущение. И находится повод. Этот повод реализуется в массовом протесте, в митингах.

Митинги приобретают всё более радикальный характер. Радикальные демонстранты выходят за пределы митингов и начинают "майдан" у центров власти: идут политические акции, разгоны, кто-то падает в обмороки, а кто-то умирает на асфальте. Наконец, проливается кровь. Это и есть сакральная жертва. Когда окровавленная власть под напором мощной общественной ненависти, мировой в том числе, оказывается деморализованной, она в страхе бежит. Армия, другие силовые структуры после некоторых колебаний переходят на сторону восставших — на сторону новой власти, и тогда страна оказывается разрушенной.

Нарисованная картина, может быть, гротескна и для данного случая чересчур радикальна. Но меня в этой истории волнуют два момента. Во-первых, я вижу, что мы оказываемся орудием в руках властных кланов. Общественность: протестующие, не протестующие, те, кто желал Голунову свободы и те, кто считал, что он наркоторговец, — все мы являемся инструментом, объектом для манипуляции, которая нам до конца неведома. Не исключено, что и Кремль находится внутри этой огромной политически опасной интриги.

Второй момент — мой личный горький опыт, моя память: та же самая история была в 1989-м, 1990-м, 1991-м годах, когда в разрушении советского государства самое активное участие принимало КГБ. С его помощью создавались "Народные фронты", новые партии и группировки. Именно КГБ обеспечил крах ГКЧП. Находящийся среди гэкачепистов глава КГБ Крючков не отдал приказ группе "Альфа" арестовать Ельцина, который возвращался из Средней Азии в Москву. КГБ — загадочная спецструктура, которая разваливала Советский Союз. Причём — не с целью личного обогащения.

Это сейчас целью может быть обогащение. А когда разваливалась красная империя, возобладал идеологический взгляд на то, что империя не оптимальна, не рациональна, надо её распустить. В либеральных кругах тогда бытовала концепция, о чём говорил Гавриил Попов, что Советский Союз надо разделить на 80 фрагментов, и каждый из этих фрагментов должен автономно строить своё хозяйство и входить в Европу. Советский Союз развалили на куски —правда, не на 80. И андроповская идея об измельчении империи, о переходе от империи к какой-то другой форме была реализована именно госбезопасностью.

Сегодня 1991 год воспринимается как далёкое прошлое, с тех пор многое изменилось в стране и в мире. Но через тот рубеж перевалили очень сильные государственные и партийные функционеры. И в новой реальности они стали другими. Другим стал Ельцин, другим стал Назарбаев, Кравчук, другим стал Каримов. Перевалили через рубеж "красные директора", советские мощные мастодонты, которые ворочали гигантскими заводами. И они стали другими: многие из них разворовали свои производства, другие приватизировали производства. Это другой тип — тип черномырдинский, вяхиревский, тип Кучмы на Украине.

Госбезопасность, конечно, прошла через фильтры, через чистки, но генезис сохранился. "Перевалили" через рубеж многие чекисты. Большинство высших офицеров КГБ после 1991-го года стали банкирами, директорами, советниками. Заместитель Андропова Бобков стал советником Гусинского в "Мостбанке".

Бобков создал аналитический центр, которому могли бы позавидовать традиционные разведки, привлёк в этот центр своих людей, оперативников, наверняка там были и нелегалы. Бобков создавал в России Еврейский конгресс. Человек, который был генералом КГБ (а КГБ враждовал с Израилем, считал, что там враги Советского Союза), создавал Еврейский конгресс. Какая трансформация! Или они всегда были такими?

Путин сегодня — это не тот скромный подполковник, который служил в Дрездене, он чрезвычайно вырос. И второй раз в истории государства Российского лидером страны становится человек из госбезопасности. Юрий Андропов — раз, и Владимир Путин — два.

Это подтверждает тезис, что спецструктуры, спецслужбы управляют миром. У них в руках — информация, у них в руках — рычаги воздействия. И такая конспирология — не плод домыслов. Разрушение СССР — грандиозная операция спецслужб.

Ужасно, что мы являемся объектами этих манипуляций. Я проецирую ситуацию 1991 года на сегодняшнее время. Мне страшно за Родину, потому что люди, которые устраивают эти процедуры, делают это сознательно, понимая, что взрывают страну. Как и те их предшественники, которые это сделали. И я как государственник любой ценой буду поддерживать государство, — даже если оно коррумпированное, дырявое. Потому что нет ничего страшнее потери государства.

Конечно, за происходящее несёт ответственность власть. И она чувствует свою вину. Она начала бороться с коррупцией. Идут непрерывные аресты. Но это делается несистемно, медленно, недостаточно.

У меня состоялась беседа с главой Дагестана Владимиром Васильевым, который пришел в республику, чтобы навести порядок. Там идут аресты: задерживают мэров городов, министров — самую властную структуру. Васильев, блестящий человек, блестящий офицер, изложил целую концепцию — "очищение". Он очищает республику не рефлекторно, не эпизодически. Он создал модель, по которой шлифует республику. И хочет эту модель предложить центру, Москве. В чём эта модель?

В эту кавказскую республику из центра идут большие денежные транши. Эти денежные поступления упираются в элитарную группировку. Власть в Дагестане распределена между живущими там народами. Например, глава — аварец, премьер — лакец, министр — даргинец. И казалось, что это создает внутринациональный баланс.

Но сейчас эти делегированные во власть элитарии срослись в чудовищную мембрану, которая не позволяет проходить финансовым потокам к народу. И задача Васильева — убрать элиту, раскупорить эти потоки, собрать налоги, открыть пути для финансовых поступлений в школы, в университеты.

Каждое задержание сопровождается информированием людей: что арест дал обществу, какие потоки пошли в народ, какое количество школ, поликлиник на высвободившиеся деньги можно построить. То есть в Дагестане отрабатывается концепция "очищение".

А в России в целом отрабатывается ли эта концепция? Может быть, в сегодняшних условиях государству следует объявить ещё один национальный проект — "очищение"? Ведь недовольство в обществе огромно. И таяние семейных бюджетов, увеличение числа нищенствующих — это чудовищное явление, которое и губит сегодняшнюю Россию, ведёт к социальным взрывам.

Причём это не равенство в нищете — русский человек готов терпеть такое равенство. Но это нищета на фоне баснословных состояний, которые принадлежат людям, утратившим инстинкт самосохранения. Они демонстрируют эти свои состояния, укрыть их невозможно. И все знают, как они живут, знают, сколько у них самолётов, какое количество дворцов.

У России украли всю реальную демографию, и женщины перестали рожать. У России украли Северный морской путь, украли Марсианский проект. У России украли Россию. А сделали это те, кого нужно будет чистить. Это люди, которые должны быть устранены, чтобы Россия сберегла себя. Это неизбежно произойдёт.

Сегодняшние события с Голуновым порождают такого рода размышления, такого рода проекты, которые сейчас будут высказываться и политиками. И наши политические демагоги станут демонстрировать свою озабоченность положением дел в России.

Я много езжу по стране и видел, что сегодняшняя Россия: замученная, обездоленная, наполненная информационной тьмой, — осуществляет три грандиозных геостратегических проекта, может быть, соизмеримых с советскими проектами.

Арктический грандиозный проект, прекрасный по своей сущности.

Дальневосточный проект, когда у нас на глазах возникает Россия тихоокеанская: огромное количество людей, явлений, пассионариев. Это флот, армия, это связи с тихоокеанскими цивилизациями, это соединение русской мечты с китайской, с японской.

Южный проект: Крым, Чёрное море, Сирия — земля пророков. На осуществление этих проектов идут от государства огромные деньги. Но все эти проекты обворовываются. Поэтому с ними необходимо совместить проект "очищение". Чем важен сингапурский опыт? Нации предлагается огромный проект национального развития, в этот проект устремляются колоссальные ресурсы. Эти ресурсы охраняются. Всех, кто ресурсы расхищает, наказывают.

Путин — не слепец, он должен почувствовать необходимость проекта "очищение". Мне кажется, что все эти годы, когда он затевал развитие, что-то ему мешало. Страх перед горбачёвскими реформами присутствует как в народе, так и во власти.

 

https://www.km.ru/v-rossii/2019/06/20/vladimir-putin/847374-oranzhevyi-golunovЧитать полностью: https://www.km.ru/v-rossii/2019/06/20/vladimir-putin/847374-oranzhevyi-golunov

Вы здесь: Главная Информация 2019 «Государству следует объявить ещё один национальный проект — "очищение"»