За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая Партия Большевиков

Северо-Кавказское Бюро ЦК ВКПБ

23 ноября 1918 г. – Выход в свет работы В.И. Ленина «Пролетарская революция и ренегат Каутский»

 


2017 год - 100 - летие ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

95 - летие создания СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК

КУБИНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ: МОНКАДА. НАЧАЛО БОРЬБЫ

РЕСПУБЛИКА КУБА

26 июля на Кубе отмечается 59 лет начала Кубинской революции

26 июля 1953 г. героические кубинские революционеры во главе с Фиделем Кастро штурмовали военные казармы «Монкада». Это было первым актом Кубинской Революции, завершившейся в итоге блестящей победой повстанцев.Сразу после военного переворота, совершенного 10 мая 1952 г. Фульхенсио Батиста кубинские революционеры во главе с Фиделем Кастро приняли решение - открыто противостоять силам, совершившим переворот, приступить к подпольной работе по организации вооружённого восстания против батистовской диктатуры, отнявшей у кубинского народа все демократические права.

Фидель придавал первостепенное значение конспира­ции. Для принятия в ряды потенциальных бойцов требо­валось тщательное изучение кандидата. Люди распределя­лись по боевым ячейкам (численностью не более 10 чел.), члены которых знали только своего непосредствен­ного командира. Работа ве­лась в основном в двух направлениях: повышение полити­ческой подготовки членов движения путём проведения с ними бесед о положении в стране, о задачах революцион­ного авангарда и боевая подготовка, включавшая в себя главным образом привитие навыков пользования лёгким огнестрельным оружием.

Очень серьёзные трудности встали перед Фиделем в деле изыскания финансовых средств для приобретения оружия и боеприпасов. Позже в своей знаменитой речи «История меня оправдает» он сказал: «Мы собрали свои средства лишь благодаря беспример­ным лишениям. Собранных 20 тысяч песо едва хватило для покупки оружия для 165 бойцов, которые были отобраны для участия в штурме од­ного из крупных военных объектов Кубы». Чтобы не оказаться обманутым при покупке оружия, Фидель предпочёл делать ставку на охотничьи автоматические ружья и на малокалиберные. винтовки. Одному из участников Движения, солдату, было поручено раз­добыть военные мундиры солдат регулярной армии, в ко­торые планировалось одеть повстанцев.

Было решено штур­мовать казармы Монкада в Сантьяго-де-Куба, где был рас­квартирован армейский полк численностью 400 чел. (Своё название казармы в Сантьяго получили по имени знаменито­го кубинского патриота, героя национально-освободительной борь­бы против испанского колониального господства Гильермо Монка­да. Его имя пытались использовать в своих целях буржуазные прави­тельства Кубы.) Сантьяго находится от столицы на расстоянии почти 800 км, и переброска туда войск не могла быть осуществ­лена в короткий срок.

С весны 1953 г. начались практичес­кие приготовления к штурму Монкады. Для организации повстанческой базы в пригороде Сантьяго была приобре­тена небольшая ферма «Сибоней», где имитировалась организация птицеводческого хозяйства. Были построены навесы для большого количе­ства автомобилей, а среди окружения была пущена версия, что это павильоны для клеток с птицей. Глубокий, но су­хой колодец, стоявший рядом с домом, был приспособлен под склад оружия.

Выступление было намечено на 26 июля потому, что в это время в Сантьяго проходят традиционные карнавалы, что давало возможность скрытно перебросить из Гаваны в провинцию Ориенте личный состав отряда и совершать не­обходимые передвижения в городе в ночное время, не при­влекая особого внимания со стороны властей.

К вечеру 25 июля все участники операции собрались на ферме «Сибоней». Фидель обра­тился к бойцам с короткой речью. Он сказал:«Друзья, завт­ра вы либо победите, либо погибнете, но что бы ни случи­лось, начатое вами движение победит. Если вы завтра ста­нете победителями, свершится то, за что боролся Хосе Марти. А если нет, ваш подвиг станет примером для народа Кубы. Мы с нашими скромными средствами покажем про­дажным политикам, что можно сделать. Народ поддержит нас в Ориенте и во всей стране. Как в 1868 и 1895 гг., здесь, в Ориенте, мы поднимаем клич: «Родина или смерть»!

Стрелка часов приближалась к пяти часам утра, когда кортеж из 26 автомашин, в которых разместились бойцы, направился к цели. Повстанцы были одеты в форму сол­дат батистовской армии. Фидель ехал в головной машине. Штурм должен был начаться в 5 час.15 мин. утра. Все, казалось, шло по плану. Однако уже при подъезде к самой казарме встретилось совершенно непредвиденное препятствие, которое существенно, если не сказать реша­ющим образом, повлияло на исход операции – неожиданно появился пеший патруль, совершавший внешний обход. Действия нападавших были спутаны. Был потерян важнейший элемент плана - внезапность.

Характер сражения, развернувшегося вокруг казармы, был крайне невыгоден для штурмующих. Он обрекал их на неудачу. Ведь в казарме находился целый полк регуляр­ной армии плюс кавалерийский эскадрон. Приходится удивляться, на­сколько долго (почти два часа) продолжался бой при фан­тастическом неравенстве сил и вооружений. Уже рассвело, когда Фидель отдал сигнал к отступлению.

Большая часть людей смогла возвратиться к оставленным автомашинам, и направилась на ферму «Сибоней». Туда же прибыл вскоре и Фидель Кастро, которо­го забрала одна из последних групп отступавших. Фидель тут же предложил про­должать борьбу с оружием в руках. 18 чел. последова­ли за Фиделем в горный кряж, известный под названием Гран-Пьедра.

Почти все, кто пошёл с Фиделем, остались в конце концов живы, а имена тех, кто предпочёл остать­ся, через некоторое время появились в списках «убитых в бою». Они были зверски расстреляны после захвата их на ферме «Сибоней» и в её окрестностях [Всего в бою у крепости Монкада погибло 6 чел., а ещё 55 было убито в последующие дни].

В первые же часы после отступления повстанцев от Монкады озверевшая военщина организовала самую настоящую охоту за патриотами, над которыми организовы­вались зверские расправы. Однако уже с 28 июля со всех сторон Кубы стали поступать в адрес правительства и духовных властей требования и просьбы прекратить позорную охоту за беззащитными людьми. Симпатия и сочувствие к монкадистам захватили не только молодёжь, но и часть влиятельных представи­телей общественности, которые также ставили вопрос о недопустимости расправ для удовлетворения чувства мес­ти.

На рассвете 1 августа солдаты патруля полукольцом оце­пили постройку, в которой находились Фидель и его товарищи. Спавшие повстанцы были схвачены солдатами. Ко 2 августа все арестованные были переведены в про­винциальную тюрьму г. Бониато. Фидель понимал, что теперь наступает время для другой опера­ции, которая будет носить политический характер. Все заботы были теперь направлены на сбор материалов о том, что произошло после штурма Монкады, чтобы разоб­лачить действия антинародного диктаторского правитель­ства. Он исподволь начал готовить речь, заучивал её наи­зусть из-за опасения, что письменные наброски или, тем более, текст могут быть отобраны.

16 октября 1953 г. состоялось ставшее ис­торическим судебное заседание по делу Фиделя Кастро. Помещение, где заседал суд, представляло собой комнату квадратной формы, примерно четыре метра в длину на четыре в ши­рину. В этом крошечном и убогом помещении Фидель произнёс свою речь, которую теперь все знают под названием «История меня оправдает». Она обошла весь мир и по пра­ву считается одним из самых блестящих образцов револю­ционного ораторского искусства.

Свою задачу на суде Фидель определил так: «Я присту­пил к выполнению миссии, которую считал наиболее важ­ной в этом процессе: окончательно разоблачить трусли­вую, бесстыдную, вероломную и коварную клевету, кото­рую использовали против наших борцов; неопровержимо доказать, какие страшные и отвратительные преступле­ния были совершены в отношении пленных, показать пе­ред лицом всей нации, перед лицом всего мира ужасающее несчастие народа, страдающего от самого жестоко­го и бесчеловечного гнёта за всю его историю».

Квинтэссенцией речи Фиделя было его изложение со­циальных целей Движения, тех идеалов, за которые пош­ли «на штурм неба», как парижские коммунары, бойцы Монкады. Он сказал, что основной предпосылкой, на ко­торой основывалась вера монкадистов в успех, были при­чины социальные, безграничная вера в народ. Далее он сказал: «Когда мы говорим «народ», мы имеем в виду не зажиточные и консервативные слои нации, которым по нраву любой угнетающий режим, любая диктатура, любой вид деспотизма и которые готовы бить поклоны перед очередным хозяином, пока не разобьют себе лоб. Под на­родом мы понимаем, когда говорим о борьбе, огромную угнетённую массу, которой все обещают и которую все обманывают и предают, но которая жаждет иметь лучшую, более справедливую и более достойную родину. Мы име­ем в виду тех, кто веками рвётся к справедливости, ибо по­коление за поколением страдает от несправедливости и издевательств. Мы имеем в виду тех, кто хочет мудрых и больших преобразований во всех областях и готов отдать за это все до последней капли крови, когда верит во что-то или в кого-то, особенно если достаточно уверен в са­мом себе. Но чтобы люди искренне и от всей души уверо­вали в какую-то идею, надо делать то, что никто не дела­ет: говорить людям с предельной ясностью и безбоязнен­но всё. Демагоги и профессиональные политики хотят сотворить чудо, сохраняя во всём и со всеми хорошие от­ношения, при этом неизбежно обманывая всех и во всём.Революционеры же должны смело провозглашать свои идеи, определять свои принципы и выражать свои наме­рения так, чтобы никто не обманывался в них - ни дру­зья, ни враги…Земля, индустриализация, жилища, безработица, об­разование и здравоохранение - вот те шесть проблем, шесть конкретных пунктов, на решение которых были бы направлены наши настойчивые усилия наряду с завоева­нием общественных свобод и политической демократии».

В конце речи он сказал: «Я не поступлю так, как поступают все адвокаты, которые просят свободы для подзащитного. Я не могу просить её, когда мои товарищи уже страдают на острове Пинос в позорном заточении. Пошлите меня к ним разделить их судьбу. Ведь понятно, что честные люди должны либо погибать, либо сидеть в тюрьме в такой республике, где президентом является пре­ступник и вор… я не бо­юсь тюрьмы, так же как не боюсь ярости презренного ти­рана, который отнял жизнь моих 70 братьев! Выносите ваш приговор! Он не имеет значения! История меня оп­равдает»!

Суд приговорил Фиделя к 15 годам тюремного заклю­чения.

Но и в тюрьме Фидель каждодневно борется, учится, планирует дальнейшую борьбу. Интересно его письмо от 17 апреля 1954 г.: «Следует с максимальной осторожностью относить­ся к любому намерению наладить координацию с другими силами, чтобы не допустить простого использования на­шего имени; потеряв свой престиж, эти силы могут запят­нать любую группу, под сенью которой они хотят дейст­вовать. Не допускать никакой недооценки, не идти ни на какое соглашение, если оно не зиждется на прочной и яс­ной основе, не обещает вероятный успех и не несёт выго­ды Кубе. В противном случае предпочтительнее, чтобы вы шли одни, высоко неся наше знамя, вплоть до того момен­та, когда выйдут из тюрьмы эти прекрасные ребята, кото­рые очень упорно готовятся к борьбе. «В умении ждать, - говорил Марти, - заключается великий секрет успеха».

Две главные мысли окрашивают все высказывания Фи­деля: полная политическая самостоя­тельность Движения и опора непосредственно на народ­ные массы. Своё понимание принципов организацион­ного построения будущего «Движения 26 июля» он формулирует так: «Услови­ями, необходимыми для создания подлинного политического движения, являются идеология, дисциплина и руко­водство. Все три условия являются главными, но фунда­ментальным является вопрос о руководстве... Не может быть настоящего движения, если каждый его участник бу­дет считать себя вправе делать, не консультируясь, публич­ные заявления, нечего ждать от движения, если оно будет состоять из людей-анархистов, которые при первых же разногласиях пойдут по тем дорожкам, которые им нравятся, раздирая и разрушая весь механизм».

Исторические события штурма казармы «Монкада» привели в итоге к созданию «Революционного движения 26 июля», сформировали понимание, принципы революционной борьбы, оказали огромное влияние на мировоззрение тогдашнего кубинского общества, стали основой успешной повстанческой борьбы, завершившейся в 1959 г. победой Кубинской Революции!

ЦК ВКПБ

Вы здесь: Главная Куба КУБИНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ: МОНКАДА. НАЧАЛО БОРЬБЫ