За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая Партия Большевиков

Северо-Кавказское Бюро ЦК ВКПБ

 6 июня 1799 г. – День рождения А.С. Пушкина – великого русского писателя и поэта.». ».

 

2020 год – 150-летие со дня рождения Владимира Ильича Ленина

75-летие Победы советского народа над фашистской Германией

 

Власти Удмуртии: врачи, работающие по закону, действуют… незаконно

Фото из блога Андрея Коновала на LiveJournal
Фото из блога Андрея Коновала на LiveJournal

СПРАВКА KM.RU

«Итальянская забастовка» – термин, появившийся после акции итальянских железнодорожников весной 1905 года, направленной против попыток правительства лишить их права забастовки. Такая форма протеста заключается в предельно строгом исполнении сотрудниками предприятия своих должностных обязанностей и правил, ни на шаг не отступая от них и ни на шаг не выходя за их пределы. Такой метод забастовочной борьбы весьма эффективен, так как работать строго по инструкциям практически невозможно и такая форма протеста приводит к крупным убыткам для предприятия. При этом привлечь к ответственности участников «итальянской забастовки» практически невозможно, так как формально они действуют в строгом соответствии с Трудовым кодексом.

Свернуть

Доведенные властями педиатры Ижевска объявили «итальянскую забастовку»

Мэр Москвы Сергей Собянин договорился тут до того, что определил размер средней зарплаты столичного медицинского работника в 67 000 рублей, пишет «Народный политолог». Правда, одновременно градоначальник посетовал на то, что в столице почему-то наблюдается острый дефицит медицинских специалистов, а в поликлиниках и больницах люди жалуются на большие очереди. Какие-то странные в столице врачи: им сулят большие зарплаты, а они не хотят наниматься на работу.

Впрочем, столичный градоначальник как минимум лукавит, отмечает издание. Считать ведь можно по-разному. К примеру, суммировать зарплату главврача в 150 000 с зарплатами рядовых терапевтов в 20 000 и вычислить из этой суммы среднее арифметическое. Можно также ориентироваться на частные и ведомственные клиники, где врачи работают на двух или даже трех ставках и получают надбавки. А можно иметь в виду основную массу муниципальных медучреждений, где с утра до вечера толпится народ и врачи даже при большом старании не способны зарабатывать и половины объявленной городничим суммы. О том, какой метод подсчета выбрали те, кто подсунул Собянину озвученную им «статистику», догадаться несложно. Это подтверждают и многочисленные отзывы на заявление столичного градоначальника.

«Если столько получает в среднем врач в Москве, то я тогда фельдшер из Мухосранска», – пишет один из опытных столичных медиков. «Посмотрела на квиток с зарплатой и заплакала: или я не в Москве, или кто-то нагло врет», – вторит ему коллега, старшая медсестра. Другие оценки в том же духе: «У меня муж работает в поликлинике Управления делами президента, получает 17 000 чистыми. Конечно, калымит, обслуживает богатых за деньги. Но – 17 000! Не верьте болтовне…»

Реальный же средний оклад врача высшей категории – 25 500 рублей «грязными». И это в столице. А что же в провинции?

«Удмуртско-итальянская забастовка»

Со 2 апреля 11 детских педиатров Ижевска проводят «итальянскую забастовку» – работают строго по изданным Минздравом инструкциям и строго в соответствии с Трудовым кодексом. И сразу выяснилось, что наша система здравоохранения держится исключительно на энтузиазме врачей, а неукоснительное соблюдение правил тут же вводит ее в ступор, пишет «Русский репортер». В ответ власти Удмуртии обвинили «забастовщиков» в нарушении клятвы Гиппократа и… подали на них в суд.

«Там какой-то юрист был от администрации, он им говорит: «Работа по инструкциям – это незаконно». А судья на него посмотрела и спрашивает: «Вы что, действительно так считаете?» Ну, я обхохоталась просто», – рассказывает Татьяна Мазаева, председатель недавно образованного профсоюза медработников «Действие».

Место, где так насмешили Татьяну, – Верховный суд Удмуртской Республики. Туда ее вызвали по исковому заявлению главврача ее родной поликлиники № 8. Истец обратился с ходатайством немедленно запретить забастовку до решения суда. Судья, как видим, ходатайство отклонила, справедливо посчитав абсурдом претензию к тому, что врачи работают строго по инструкциям.

Истоки «восстания» ижевских педиатров берут начало еще в 2006 году. Тогда по распоряжению Минздрава РФ врачам стали платить так называемую стимулирующую надбавку в размере 10 000 рублей (в просторечии – «путинские»). Базовый оклад педиатра и тогда, и сейчас составляет в среднем 4500 рублей. Со всеми надбавками (стаж, квалификация) получается в лучшем случае где-то 7500. Нетрудно догадаться, что стимулирующие выплаты всем показались огромными.

Однако инструкция Минздрава содержала малозаметную на сторонний взгляд оговорку: число детей на участке должно составлять «не менее» 800. Раньше было «не более», и на участке де-факто в среднем было 660 детей. Подлое «не менее» все изменило: отныне детей на участке де-факто более 900. Прочие обязанности участкового никуда не делись: документация, профилактика, вакцинация, подготовка к оздоровительным лагерям – и так далее, и так далее.

Вообще-то у врачей всегда существовал так называемый должностной функционал, который декларировал оптимальные нормы выработки, позволяющие сохранить качество лечения. Согласно этим нормам участковый врач должен принимать около 430 пациентов в месяц, то есть 20 человек в день, иначе внимание рассеивается и качество осмотра падает. Трудовой кодекс ограничивал рабочий день врача семью с половиной часами: работа вредная. Но 10 000 «путинских» – аргумент серьезный. Оголодавшие врачи поначалу и сами готовы были забыть про нормы, лишь бы хоть что-то заработать.

Кошмар начинался каждый год осенью, когда в среднюю полосу приходил вирус. Клятвы Гиппократа он не давал и косил всех подряд. Объяснить вирусу, что медицинских кадров не хватает, не получалось. В результате осенью, зимой и в начале весны над каждым педиатром нависала угроза получить второй участок – заболевшего коллеги. Рабочий день врача по умолчанию мог составлять и 10, и 12 часов, а количество приемов возрастало до 100 пациентов в сутки. На зарплате эти космические перегрузки почти не отражались: за второй участок врачам платили надбавку из базового оклада, то есть копейки. Зато разница между 30 и 100 приемами ощущалась конкретно.

Разумеется, жертвами такого положения дел становились не только врачи, но и больные дети. Согласно приказу того же Минздрава от 2001 года осмотр заболевшего ребенка должен занимать 20 минут. На осмотр ребенка на дому и вовсе уходит до 40 минут. Но сейчас на деле одному ребенку достаются 3-4 минуты врачебного внимания. Понятное дело, родители жалуются. «Бастующие» врачи их прекрасно понимают и тоже говорят: «Мы хотим лечить детей хорошо, а не много». Однако власти вешают на врачей все новые и новые нагрузки, да еще норовят сэкономить на врачебных зарплатах и надбавках.

Осенью Ижевск накрыла волна выступлений участковых педиатров. 22 декабря на пикет у резиденции президента Удмуртии вышли около 60 врачей и медсестер из шести поликлиник города. Женщины-врачи, сбиваясь и подсматривая в бумажки, твердили, что так работать нельзя, что такие нагрузки делают систему бесплатной медицины бессмысленной и некачественной, что лечить детей надо хорошо. В тот же день создали профсоюз медицинских работников «Действие».

Власти на выступления врачей реагировали вяло. В конце января с ними встретились чиновники Минздрава, но итог встречи получился такой, что педиатры отказались подписывать ни к чему не обязывающий протокол.

Однако пока в Ижевске кипели страсти, история неожиданно приняла новый оборот. 28 декабря прошлого года была опубликована так называемая дорожная карта мер по повышению качества и эффективности российской медицины. Предполагалось в том числе и повышение зарплаты, однако в качестве главного стимулятора Минздрав определил не рост зарплат, а жесткие критерии оценки работы медперсонала: число принятых пациентов, качество оформления документации, процент вакцинированных детей, профилактическую работу и многое другое. На основании оценки устанавливался соответствующий коэффициент, исходя из которого и начислялись выплаты.

Когда медики разобрались в системе коэффициентов, они в прямом смысле схватились за головы. Отныне их зарплата зависела от выполнения того, что объективно было невыполнимо.

«Вот, например, у нас есть дневной стационар. Туда детей родители утром приводят, а вечером забирают, – объясняет один из педиатров. – Мы обязаны детей туда направлять. Для тех, кто близко живет, это удобно. Но есть участки, которые от стационара очень далеко, и родители просто не могут себе это позволить. Получается, что на этих участках у педиатров всегда будет низкий коэффициент. Но они же не могут за это отвечать!»

Похоже, «ижевский синдром» – первая ласточка большого кризиса всей отечественной медицины, отмечает издание. Административные жрецы, давно привыкшие существовать в иллюзорном мире отчетностей и бумажных показателей, своей властью установили правила игры, не имеющие отношения к реальности. «Удмуртско-итальянская забастовка» демонстрирует ни много ни мало разрыв логических связей между реальным трудом врачей и системой его финансирования и регуляции.

«Они меня мурыжили часа три с этой отчетностью, – рассказывает педиатр Ольга Репина. – И тут все хорошо, и тут у меня перевыполнение... В конце говорят: ну, за что штрафовать будем? Давайте за неприклеенный анализ. Я им говорю: как я его приклею, если клей разбавленный дают, он не клеит? А нас, говорят, это не касается».

А Репина в праздничном январе вместо положенных 400 детей приняла 532. За это ей начислили надбавку, но неприклеенная бумажка эту надбавку подрезала. «Получается, что нам фактически предлагают сдельную работу: чем больше детей примешь, тем лучше. То есть мы тут не больных лечим, а картошку копаем. Разве можно закладывать в систему оплаты заинтересованность в количестве больных?» – возмущается Ольга.

Администрация региона, однако, без тени сомнения настаивает на своей версии происходящего. «Жалоба поступила из поликлиники № 8 от врачей и ряда медсестер, – рассказывает министр здравоохранения Удмуртской Республики Владимир Музлов. – Почему? Потому что взвешенная оценка у этих людей ниже единицы: 0,92, 0,96. Это – моральный фактор: «Вот все работали, все получили. У меня одной здесь 0,95. Давай-ка я пожалуюсь». Из 360 работающих педиатров только 11 было недоначислено – они и написали. Именно эти люди. У кого коэффициент – единица, те не написали... Мы имеем дело с плохими врачами. Они плохо сделали свою работу. Они привыкли получать деньги просто так, ни за что. А теперь они просто не хотят работать».

Между тем реальная зарплата участкового педиатра в Ижевске по новым схемам составляет в среднем от 17 000 до 20 000 рублей. Нагрузка же превышает норму втрое.

Скоро лечить будет некому

Тем временем все идет к тому, что совсем скоро лечить нас уже будет некому. Причем сколько сейчас в стране не хватает медицинских работников, зависит тоже от того, как считать. Год назад тогдашний министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова определяла дефицит в 152 000. Нынешний министр здравоохранения Вероника Скворцова говорит, что не хватает примерно 40 000 врачей и 270 000 медсестер. В любом случае, проблема налицо.

Но, признав дефицит медицинских кадров, российские власти намерены исправлять ситуацию «совершенствованием» системы оплаты труда. Если они будут делать это так, как в Удмуртии, врачей в стране станет еще меньше.

Авторитетнейший врач и общественный деятель Леонид Рошаль, выступая на днях в рабочей группе «Здравоохранение» экспертного совета при правительстве РФ, призывал посмотреть правде в глаза: ситуация с медицинскими кадрами катастрофическая, сообщает «Независимая газета». Быстро решить проблему не удастся, но хотя бы наметить движение. По мнению Леонида Рошаля, необходимо в два раза увеличить бюджет здравоохранения, реально повысить заработную плату медиков, хотя, конечно, только этого мало. Но – хотя бы для начала. Рошаль выступает против сокращения федеральных лечебных организаций и передачи их в систему обязательного медицинского страхования. Придется, считает он, пойти на непопулярные меры: выпускники медицинских вузов, получившие образование на бюджетные средства, должны отработать определенный срок там, где необходимо.

Руководство же страны все грезит новыми реформами. Так, премьер Дмитрий Медведев на днях посетовал на то, что сейчас на одного врача у нас приходится два медработника среднего звена, а необходимо, мол, довести это число хотя бы до трех. Откуда наш премьер знает об этом? Конечно же, из зарубежного опыта. «В большинстве стран с современной системой здравоохранения это соотношение один к пяти», – пояснил Медведев.

Кроме того, премьер возлагает большие надежды на составляемый сейчас федеральный регистр, который будет содержать данные об уровне квалификации, возрастном и гендерном составе всех работников российского здравоохранения. «Система должна позволить проводить мониторинг и прогнозировать потребность в специалистах в различных регионах и соответственно планировать их подготовку и меры, направленные на устранение кадрового дисбаланса между поликлиниками и стационарами, между городом и сельской местностью», – считает глава правительства. А губернатор Белгородской области Евгений Савченко, выслушав Медведева, тут же предложил добавить в составляемый федеральный резерв некий «черный список», куда включить всех нерадивых и неквалифицированных медработников.

Понятно, что «черный список» будут составлять чиновники от здравоохранения. И если брать Ижевск, то первые 11 имен в нем уже наверняка зарезервированы за участниками «удмуртско-итальянской забастовки».

Между тем, как заявил «Газете.ру» президент Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе, член Национальной медицинской палаты Алексей Старченко, такие забастовки будут возникать все чаще и не прекратятся до тех пор, пока государство не перестанет «умалять» труд врача. «Если Россия – страна с рыночной экономикой, то должны быть рыночные условия и для работников здравоохранения: пролечил 100 больных – получи за 100, пролечил 200 – за 200, – говорит эксперт. – А от того, будет у нас очередной реестр или нет, ничего не изменится. Он только отвлечет на себя силы и средства. Люди не идут работать в ЦРБ потому, что нет зарплаты, а не реестра».

Читать полностью:http://www.km.ru/v-rossii/2013/04/16/zdravookhranenie-i-meditsina-v-rossii/708920-vlasti-udmurtii-vrachi-rabotayushch

.km.ru

Вы здесь: Главная Информация 2013 год Власти Удмуртии: врачи, работающие по закону, действуют… незаконно