За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая Партия Большевиков

Северо-Кавказское Бюро ЦК ВКПБ

24 июля 2020 г. в г. Ленинграде ушла из жизни Нина Александровна Андреева - Генеральный секретарь ЦК ВКПБ.

 

2020 год – 150-летие со дня рождения Владимира Ильича Ленина

75-летие Победы советского народа над фашистской Германией

 

О Всесоюзном референдуме 17 марта 1991 года

 

Приведённая выше дата является глубоко памятной, глубоко значимой, для всех, кому Советский Союз – Родина, для всех, кто мучительно переживал и переживает факт разрушения нашего общего Отечества в ходе преступной контрреволюции 1985 – 1993 годов, организованной и проведённой государственными преступниками, объединившимися под кличкой «демократы». Честные советские люди твёрдо убеждены в реализации нашей великой мечты – возрождении единой, свободной и прекрасной Советской Родины.

С момента активной фазы контрреволюции 1985 – 1993 годов прошло уже более четверти века. Какие-то важные детали событий тех лет стёрлись из памяти. Мы ещё не осмыслили достаточно глубоко методы и суть всей последовательности действий «демократов» по разрушению Советского Союза, нам понятно далеко не всё. А мы должны обстоятельно изучить историю трагических событий контрреволюции в административном, политическом, юридическом плане, объективно, без эмоций, понять – где были «слабинки», дефекты в этой, казалось, безукоризненно отлаженной, мощной конструкции. Надо объективно выявить всё хорошее, что было в опыте Советского Союза, взять это «на заметку». Одновременно, изучив на опыте разрушения СССР тактику его врагов, наглухо «зашпаклевать» те «щели» и «норы», в которых росла и набиралась сил контрреволюция.

На политической арене страны в дни проведения референдума просто «штормило»! Это и «накат» националистической борьбы руководства союзных республик с центром, и «цирковая борьба» союзного Горбачёва с российским Ельциным, и полное непонимание широкой массой, что Горбачёв–Ельцин – это же как в поговорке: «два сапога – пара». 12 июня 1990 года Верховный Совет РСФСР принял так называемую Декларацию о государственном суверенитете РСФСР, положившую начало «параду суверенитетов».

Какими методами «демократам» удалось раскрутить «националистическую круговерть»? Ведь в основе большевистской национальной политики всегда лежали принципы равноправия всех наций, дружбы народов, пролетарского интернационализма. Именно по этим принципам, всячески их искажая, и «били» «демократы», разрушая главные скрепы, соединявшие советские республики – дружбу народов. Кличи демократов типа: «Каждый хочет взять всё от России»; «Россия перестанет быть дойной коровой»; «Из нас перестали сосать соки», «Все республики были, как груз, – без них России легче» и т.п., увы, и сейчас продолжают быть популярными в российских массах. А украинским, или казахским, или узбекским жителям в свою очередь «демократы» говорили: избавились, наконец, от этих русских колонизаторов, которые качали у нас хлопок (сало, алмазы, подставьте что хотите).

В таком вот «полуразрушенном» состоянии Советский Союз пришёл к Всесоюзному референдуму. Добавьте сюда кризисное состояние экономики, полыхавшие во многих регионах страны межнациональные конфликты, полное уничтожение оборонной системы, связанной с Варшавским договором. 24 декабря 1990 года IV Съездом народных депутатов СССР по предложению М.С. Горбачёва было принято постановление, в котором говорилось: «В связи с многочисленными обращениями трудящихся, высказывающих беспокойство о судьбах Союза ССР, и учитывая, что сохранение единого союзного государства является важнейшим вопросом государственной жизни, затрагивает интересы каждого человека, всего населения Советского Союза, Съезд народных депутатов СССР постановляет: провести референдум СССР для решения вопроса о сохранении обновлённого Союза как федерации равноправных суверенных Советских Социалистических Республик с учётом результатов голосования по каждой республике в отдельности».

Окончательно вопрос референдума, назначенного на 17 марта 1991 года, был сформулирован и опубликован в следующем виде: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантированы права и свободы человека любой национальности». Варианты ответа: «да» или «нет». Видно: несмотря на упоминание полного названия горячо любимой советскими людьми Родины, в формулировке вопроса была оставлена как-будто незначительная деталь – «обновлённая федерация суверенных республик». Сам вопрос референдума как бы намекал на завуалированные планы использовать референдум СССР для буржуазного реформирования страны.

В РСФСР, Белорусской ССР, Украинской ССР, Узбекской ССР, Казахской ССР, Азербайджанской ССР, Киргизской ССР, Таджикской ССР, Туркменской ССР были созданы центральные республиканские комиссии референдума, образованы округа, сформированы окружные и участковые комиссии, осуществлялись другие меры, гарантирующие гражданам возможность участия во всесоюзном всенародном голосовании. Таким образом, в большинстве республик референдум состоялся. В целом по стране в списки для голосования было внесено 185 миллионов граждан, участие в референдуме приняли 80 процентов имевших право голоса. Центральная комиссия референдума СССР определила: 77,85 процента граждан СССР сказали: «да» союзному государству.

Подводя итоги Всесоюзного референдума, Верховный Совет СССР в постановлении от 21 марта 1991 г. подчеркнул, что реше­ние народа, принятое на референдуме, является окончательным, имеет обязательную силу и должно быть в полной мере отражено в проекте нового Союзного договора.

Результаты референдума были ярким и однозначным показателем желания большинства советских людей жить вместе, сохранить Союз. Однако руководители ряда респуб­лик открыто призывали не считаться с его результатами. Ещё в январе 1991 г. представители «Демократической России», собрав­шись на Демократический конгресс в Харькове, приняли реше­ние об упразднении Союза и замене Федерации на Содружество государств. В феврале, незадолго до референдума, пришло сообщение о том, что руководители России, Украины, Белоруссии и Казахстана направили своих представителей в Минск, чтобы без участия союзного руководства рассмотреть предложения о созда­нии Содружества, означавшего, по сути, превращение единого союзного государства в аморфное конфедеративное Сообщество Независимых Государств.

Большой отрезок времени от референдума до событий, обычно именуемых ГКЧП (август 1991 года), был заполнен яростной, во многом «подковёрной» борьбой таких вроде разных группировок, как связанные с Горбачёвым и с Ельциным, но, как теперь мы понимаем, имевших одни глобальные цели – разрушить социализм, разрушить СССР. Конъюнктурная борьба застила глаза простым людям. Главным объектом разногласий того времени было – какой Союзный договор заключать? После 17 марта Президент СССР вёл двойную игру. Встретившись 23 апреля в Ново-Огарёве с лидерами девяти республик, он подписал вместе с ними так называемое «Заявление 9+1». Образовался и начал действовать новый не предусмотренный Конституцией и фактически противостоя­щий Верховному Совету СССР орган — Ново-Огаревское совещание руководителей республик. Несмотря на громкие заявления, на деле с самого начала переговоров в Ново-Огарёве речь шла о содружестве, а не о федерации. Президент СССР пытался играть на совещании роль третейского судьи, а по существу сдавал одну позицию за дру­гой, отступая от требования федерации, зафиксированного на референдуме. Вот почему 12 июля 1991 г. Верховный Совет СССР принял ещё одно Постановление, в котором указал, что подписывать Договор можно только после серьёзной доработки и согласования между республиками с участием образованной на сес­сии Верховного Совета полномочной союзной делегации. Этой делегации вновь, уже в третий раз, было поручено исходить, прежде всего, из учёта результатов Всесоюзного референдума. Давая поручение союзной делегации, Верховный Совет СССР однозначно определил порядок подписания Союзного догово­ра, указав, что имеется в виду «подписать его на Съезде на­родных депутатов СССР».

На секретном совещании 29 и 30 июля в Ново-Огарёве, которое Горбачёв провёл с Ельциным и Назарбаевым, был, во-первых, существенно изменён текст Союзного договора в сторону дефедерализации - из проекта исчезло понятие союзной собственности, были изъяты приложения о меха­низме реализации Договора. Но самое главное: после подписания Договора должна была прекратить своё действие Конституция СССР и в значительной части — Конституция РСФСР. Во-вто­рых, подписание Союзного договора было перенесено на 20 августа 1991 г. В-третьих, подписание планировалось провести в несколько этапов представителями отдельных республик, а не на Съезде народных депутатов СССР, который рассматривался как помеха выполнению намеченного замысла.

Все это вместе — глобальное предательство, обман населе­ния и депутатов, чудовищное (тогда ещё не ставшее обыкнове­нием) попрание законности и воли народа, выраженной на референдуме 17 марта — и стало причиной создания ГКЧП. И, наконец, после августовского контрреволюционного переворота за две недели до Беловежского сговора, 27 ноября 1991 года, Горбачёв обнародовал свой последний документ – проект «Договора о Союзе Суверенных Государств». В нем уже нет упоминания о референдуме 17 марта, а о государственном устройстве союза говорится следующее: «Союз Суверенных Государств (ССГ) – конфедеративное демократическое государство... Государства, образующие Союз, сохраняют за собой право на самостоятельное решение всех вопросов своего развития...». Как видим, народам Советского Союза предложили вместо федерации, за которую они голосовали, пусть даже до конца не осознавая её смысл, аморфное конфедеративное образование.

Сейчас мы понимаем, что негативный ход событий, приведший к распаду Союза, стал результатом действия тех сил, которые, утратив всякое чувство меры, стремились захватить власть любым способом. Именно жаждой власти объясняются крайняя нетерпимость и агрессивность национальных элит в союзных республиках, которые принесли в жертву собственным амбициям интересы своих народов, кровно заинтересованных в сохранении союзного государства. На деле Референдум 17 марта 1991 года стал референдумом о «переформатировании» страны.

Особое место в авантюре «компашки» «демократов» по разрушению СССР сыграло преступное игнорирование ими принятого ещё 3 апреля 1990 года Верховным Советом СССР закона «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» (№ 1409-1). В Законе сказано: Решение о выходе союзной республики из СССР принимается свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума (народного голосования). Решение считается принятым, если за него проголосовало не менее двух третей граждан СССР, постоянно проживающих на территории республики к моменту постановки вопроса о выходе. Если будет установлено, что референдум проведен в соответствии с законом, Верховный Совет СССР выносит вопрос на рассмотрение Съезда народных депутатов СССР. Съезд народных депутатов СССР устанавливает переходный период, не превышающий пяти лет, в течение которого должны быть решены вопросы, возникающие в связи с выходом республики из СССР. В переходный период на территории выходящей республики сохраняют свое действие Конституция СССР и законы СССР.

В течение переходного периода должна быть определена судьба находящихся на территории республики объектов общесоюзной собственности (предприятий и комплексов базовых отраслей промышленности, космических исследований, энергетики, связи, морского, железнодорожного и воздушного транспорта, линий связи, магистральных трубопроводов, имущества Вооруженных Сил СССР, оборонных и других объектов), а также собственность общесоюзных общественных организаций; урегулированы финансово-кредитные расчеты выходящей республики с Союзом ССР, взаимоотношения банков; урегулированы имущественные и финансово-кредитные отношения данной республики с другими союзными республиками, автономными образованиями; согласован статус территорий, не принадлежавших выходящей республике на момент ее вступления в состав СССР (вспомни Крым!); обеспечены гарантии содержания исторических и культурных памятников и мест захоронений на территории выходящей республики; выходящая республика компенсирует все издержки, связанные с переселением граждан из пределов республики.

Абсолютно антиконституционным является признание независимости Эстонии, Латвии и Литвы со стороны президента СССР Михаила Горбачева, которое последовало 6 сентября 1991 года и было оформлено постановлением некоего Государственного Совета СССР. Дальше – больше. Здесь и пресловутый Указ Б.Н. Ельцина № 1400 от 1993 года и многое, многое другое.

С приходом к власти «демократов» мы живём в мире абсурдной «виртуальной» конституционности, порождённой либеральным прозападным доктринёрством, к которому советский народ не имел никогда никакого отношения.

Борясь за воссоздание нашей Родины – СССР, мы, большевики, обязаны уделять первостепенное внимание разоблачению той лжи, которую усердно сеют «демократы» в СМИ, Интернете, речах и выступлениях. Правда победит!

С.В. Христенко

Вы здесь: Главная Информация 2020 О Всесоюзном референдуме 17 марта 1991 года