За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

Всесоюзная Коммунистическая Партия Большевиков

Северо-Кавказское Бюро ЦК ВКПБ

18 декабря 1925 г. - Открылся XIV съезд ВКП(б) – съезд индустриализации.».»».

2018 год - 200 - летия СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ КАРЛА МАРКСА

30 - летия ВОЗРОЖДЕНИЯ БОЛЬШЕВИЗМА

Сладкие мечты о самовозрастании капитала на Питерском экономическом форуме 2018 г. и горькая реальность в надеждах их воплощения

 

Владимир Рябов

Перед тем как в Питере открылся Петербургский международный экономический форум 2018 (ПМЭФ´18) в Москве, за месяц до этих событий, прошел опробование V Инфраструктурный конгресс «Российская неделя ГЧП» под эгидой профильных министерств и Сбербанка. Говоря проще, за месяц до ПМЭФ в Москве состоялась предварительная разминка экономического блока российского правительства с целью задать правильный тон на форуме в Петербурге.

Нам удалось поговорить с одним из научных лидеров левого фланга России, принявшего участие в московском конгрессе. Здесь не будем оглашать его фамилию, поскольку ответ его был довольно жестким, понимая, что он на таких конгрессах должен получать допуск на участие в работе. Дословно его ответ прозвучал так: «на конгрессе иностранные гости больше склонялись в сторону революционного решения экономических вопросов, в то время, как российские устроители конгресса не испытывали никакого желания что-то решать революционно».

Питерский форум, как и год назад, традиционно своим блеском попытался затмить проблемы нахлынувшего мирового экономического кризиса, но обойти их так и не смог. Проблемы оказались сильнее внешнего блеска. Поэтому идеологическое оформление форума проходило под девизом «Создавая экономику доверия». Во вступительном слове директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард, оказавшаяся в окружении экономического блока правительственных лиц РФ, сразу обозначила мотив своего выступления: «Протекционизм – угроза мировой экономики». Из её выступления следовало, что протекционизм удерживается на высокой долговой нагрузке и инфляции, что привело мирового процентщика к неутешительному выводу: «Политические дивиденды ставятся выше экономической выгоды». Единственное утешение в экономической перспективе эта дама увидела в цифровизации экономики.

Голосовали по значению монетаристской политики в экономике. Наибольшая часть собравшихся в зале выразила желание вкладывать финансовые ресурсы в человеческий фактор, т.е. в науку.

Довольно путаным оказалось выступление главы Центробанка РФ Эльвиры Набиуллиной. Сначала она выразила уверенный оптимизм в готовности банковской системы России финансировать экономику страны, но очень скоро перешла к «имеющимся вопросам», которые заключаются в необходимости значительного оздоровления банковской системы. Закономерный вопрос, а где же искать ресурсы для экономического роста, разошелся на два далеких друг от друга ответа. Во-первых, в таких случаях всегда традиционен и ответ: «Необходимо наращивание выпуска конкурентноспособной продукции». А во-вторых, глава Центробанка выразила уверенность на приход в Россию азиатских рынков (Китай, Япония, Корея и т.п.). Идиллическая перспектива Набиуллиной свелась к тому, что на российский рынок должны прийти азиатские инвесторы и вложить в него от 8 до 13 триллионов рублей.

Тут невольно вспоминаются события столетней давности в России, когда промышленность была полностью разрушена, а денежная система выражалась омертвевшей бумагой из керенок. Но тогда правительство Ленина сразу нашло выход и приступило к развитию электрификации всей страны. Под грохот пушечных орудий в Гражданской войне разрабатывался план ГОЭЛРО, а когда пушки смолкли, приступили к финансированию его выполнения за счет налогов от концессий, которые в качестве нефти и леса сдавались западному капиталу на период выполнения плана ГОЭЛРО. Причем, планы ГОЭЛРО имели как местное значение, в какой-нибудь деревне Кашино, так и всесоюзный вес, например, Днепрогэс. В создание энергетической инфраструктуры были вовлечены самые широкие массы Советского Союза, которые сначала строили энергетические предприятия, а потом их использовали для наращивания всего экономического потенциала страны. Электрификация, как экономическая база страны Советов, полностью перевела промышленную инфраструктуру на язык энергозатрат. А под имеющийся плановый ресурс энергозатрат в стране формировалась и денежная составляющая банковской системы, которая выполняла роль обратной связи в экономическом механизме Советского Союза, контролируя баланс затрат энергоресурсов и соответствие этому ресурсу – поступление товарной массы для жителей страны.

Конечно, в такой социалистической экономике никакой инвестор (спекулянт) не мог подобраться к денежной системе страны и не мог получить прибыль. Исключая период НЭПа, когда разрешалось действие частных банков. Прибыль в стране Советов была переориентирована на интересы рабочего класса и его союзников, т.е. на самые широкие массы. Экономия энергозатрат в выполнении плановых заданий позволяла определить цифру в денежном выражении, которую можно было направить на жилищное строительство, на улучшение медицинского обслуживания населения или на повышение образовательного уровня советского народа. Поэтому советский народ в смертельной схватке с гитлеровским фашизмом, подмявшим под себя всю Европу, отстоял столь жизненно необходимый экономический механизм СССР и нанес поражение коварному врагу, ибо ему было чем дорожить и что защищать. Тем самым, спасая экономический строй в СССР Красная Армия спасла от порабощения и всю Европу.

Но советский опыт развития экономики не впечатляет экономический блок деятелей в правительстве современной России и эти деятели с упорством жертвы обнищавшего рынка просят подаяния у иностранных инвесторов, которые потом сдерут три шкуры за свои временные финансовые вливания. И хотя над головами экономического блока правительства РФ висит дамоклов меч майских указов президента В.Путина (уже во второй раз, первый раз майские указы были озвучены в 2012 году), требующие самого энергичного повышения производительности труда, это членов правительства на решительные меры не вдохновляет. Они скорее готовы просить Госдуму продлить время правления В. Путина ещё на один срок и ещё раз выслушать майские наказы президента. Поэтому у правительственных экономистов нет революционных планов развития России и они готовы только на приток иностранных инвестиций, за счет которых могли бы обновлять промышленный потенциал, внедряя новую технику и, тем самым, давать какой-то толчок развитию промышленности. Но иностранных банкиров не интересуют вложения в обновление устаревшей советской техники. Их интересуют российские энергоресурсы, вложения в которые дают огромную прибыль, а реализация энергоресурсов приносит огромные политические дивиденды, превращая владельцев нефтяных и газовых ресурсов в хозяев жизни, современных королей. Поэтому, когда Лагард говорила о протекционизме, она знала к чему это ведет, ненароком кивая иногда на своих хозяев за океаном. И похоже Трамп достал распорядителя МВФ по полной программе.

Перед битком набитым залом из международных финансистов ведущим дискуссию со сцены форума было свойственно требовать вторую мировую валюту из евро, чтобы умерить пыл ведущей валете из доллара, а Европа могла бы проводить свою собственную политику. Зазвучали предложения придать свободную форму биткойну и позволить юаню занять свободную позицию на мировом рынке. Дискутирующие стороны даже не пытались определить в этом вопросе роль нефти на мировом рынке и отношение к ней производительных сил. Уж если биткойн и прочие криптовалюты участники ПМЭФ ´18 оказались готовы двигать в качестве мировой валюты, не взирая на тот факт, что эти виртуальные валюты используются в качестве оплаты за те товары, которые в обычных условиях сразу приводят продавца на тюремные нары, а лица продавцов и покупателей на криптовалюту, чтобы не попасть на нары, спрятаны от внешнего внимания так же тщательно, как спрятано лицо боевика Исламского государства, - то дела современных финансистов имеют весьма плачевные перспективы. Откуда следует, что ответы на поставленные вопросы должны давать производительные силы, беря под контроль энергоресурсы и планируя под них выпуск продукции с оформлением необходимой денежной массы, подконтрольной только власти этих производительных сил.

В этом смысле очень провокационно повел себя ведущий одной из секций форума. В ПМЭФ ´18, обозначенных, как «Валдай» ведущий Питер Диамандис (Peter H. Diamandis) задался вопросом: «Как получить из влажности воздуха два литра воды по цене в два цента?». Мир меняется и комбинации разнообразных технологий способны дать нам дешевые товары, которые будут напичканы искусственным интеллектом. Поэтому у Диамандиса дело пошло к очень низким ценам, близким к нулю, что тянуло за собой уменьшение энергозатрат, как это было свойственно сталинским наркомам промышленности. Но это вызвало оторопь у Г.Грефа, который быстро оценил выгоды тех, кто скупает за бесценок дешевые и качественные товары, получая бешенную прибыль. То, что выгодно низам, оказалось чистым паразитизмом для верхов и в условиях современного рынка существовать не может. В конечном счете спорящим финансистам пришлось заключить перемирие и увидеть смысл спасения во вложениях в НИОКР (Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы). Но поскольку диспут перешел в прямой разговор, то вспомнили и про «черный интернет», носящий имя древнего скандинавского бога войны Тора, под чем подразумевались криптовалюты, на которые можно купить наркотики, оружие, да и можно оплатить любое преступление. Пришлось покритиковать современный мир в монополизации всего и вся, что невольно свелось к вопросу: есть ли смысл опасаться вседозволенности?

Предложение Диамандиса получить из воздуха очень дешевую воду тянуло за собой перспективу радикального повышения производительности труда, экономя при этом огромные массы энергоресурсов. Но это только напугало российских экономистов, привыкших к высоким ценам и снисходительно смотревших на огромный вывоз капитала из России. Работать на понижение цен для широких масс эти люди даже не помышляли. Взявшая слово Набиуллина выразила уверенность в развитии блокчейна (blockchain – block chain, что дословно означает «цепочка блоков»), поскольку ведущие банки России серьезно пытаются приспособить систему блокчейна.  В своей про­стей­шей форме блок­чейн — это циф­ро­вой де­цен­тра­ли­зо­ван­ный ре­естр, под­дер­жи­ва­ю­щий крип­то­ва­лю­ты и от­ве­ча­ю­щий за фик­са­цию всех тран­зак­ций без по­сред­ни­ка. Поэтому Набиуллина поспешила предупредить собравшихся в зале – с опасением относиться к криптовалютам как к системам отмывания финансовых средств, «банки должны понимать, что за операции они финансируют».

Говоря о вреде криптовалют Набиуллина в чем-то напоминала чеховского героя из рассказа «О вреде табака», которому на лекции с таким названием срочно требовалось выдать замуж двух выросших дочерей. Главе Центробанка срочно требовалось найти восемь триллионов рублей чтобы выдать «замуж» за реализацию реформ всю российскую промышленность, согласно майских указов президента В.Путина, но в то же время она, как оказалось, боится «перегрева экономики». Разогнать экономику, по мнению экономического блока российского правительства на ПМЭФ´18, способны только инвестиции. Тут, что называется, в самую пору примерять необходимость оглашения ещё одних майских указов президента В. Путина.

Конечно, рассчитывать на реализацию резкого подъема производительности труда в стране с такой действующий ныне командой экономистов – дело пустое. Остается только вспомнить опыт наших отцов и дедов, восстановивших в конце 40-х и в 50-х годах разрушенную войной экономику. Тогда, следуя ленинской электрификации как второй программе партии, каждая мастерская, каждый район были превращены в очаги дискуссий по экономии энергоресурсов, где распространялся стахановский метод повышения производительности труда, ибо экономия энергозатрат позволяла направлять сбережения в финансовом выражении не только на строительство жилья, медицину и образование, но и на понижение цен в магазинах на потребительские товары. За счет этого повышался жизненный уровень всего советского населения. То есть, прибыль откровенно заработала на рабочий класс и его союзников, составлявших весь народ во всех республиках СССР. А каждая мастерская и каждый район вносили свои предложения по экономии ресурсов, что незамедлительно анализировалось на областном уровне и передавалось затем в Госплан. Госплан сверял с Госбанком, выполнявшим тогда роль Центробанка, показатели с мест, устанавливалась денежная масса под располагаемую ресурсную базу и корректировались плановые задания на определенный срок, являвшиеся составной частью выполняемого в данное время Пятилетнего плана. Спрос и предложение полностью находили себя в этой ресурсной экономике, поскольку никто не предлагал лишнюю работу, порождающую затратный механизм.

Это была дорога к коммунизму, состоявшая из двух программ партии «советская власть плюс электрификация всей страны». Первая программа партии – советская власть, развивалась в сторону коммунизма за счет второй программы, электрификации всей страны, которая сводилась к затратам энергоресурсов и на их экономии банковская система снижала цены на величину сэкономленных ресурсов, включая и металлы, чтобы достичь значения нуля и зафиксировать отмирание денежной системы, с которыми отмирают классы и классовая борьба.

Но в понимании российских реформаторов, и их предшественников из стана антисталинистов, коммунизм мог выражаться чем-то вроде «райского сада», где все цветет и благоухает вместе с посетителями сада. Такая иллюзия им очень нравилась, поскольку сбивала с толку самые широкие массы, ориентируя их на «справедливые» законы западного рынка. А по сути дела, призывала потребителя паразитировать на чужом труде.

Выполнение сталинских пятилетних планов как раз и тянуло за собой настоящую производительность труда. Её потом, начиная с 60-х годов, у нас «содрали» японцы, устроив в своих мастерских и районных участках «кружки качества», которые во всем копировали сталинские методы повышения производительности труда, включая даже лозунги. И за двадцать лет такой производительности труда Япония вышла на второе место в капиталистическом мире после США. После чего Китай применил этот метод, используя как сталинский опыт СССР, так и капиталистический опыт Японии. И теперь Китай вторая держава мира.

Но Китай не собирается оставаться вторым, а делает всё, чтобы стать мировым экономическим лидером. Генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин (по мотивам прошедшего после ПМЭФ´18 фильма о нем) имеет опыт внедрения электрификации, когда находился в политической ссылке. В 1974 году Си Цзиньпин был премирован новым мотоциклом за производительный труд, но попросил заменить его на механическую мельницу, позволяющую всем жителям деревни, в которой он находился в ссылке, перемалывать зерно в муку. Такое новаторство дало толчок к развитию всей деревни. Этот пример говорит о том, что лидер КПК разбирается в характере сталинской экономики.

Второй день работы ПМЭФ´18 начался с завтрака, организованного Сбербанком и проходившего под комментарии Г.Грефа. На этом завтраке экономический блок российского правительства, что называется, варился в собственном соку. Обсуждались проблемы финансирования на дополнительную инфраструктуру и то, как поднять производительность труда. В обсуждении предлагались всевозможные нефте-газовые маневры, за которыми просматривалась политика усиления налогов, что не проявляло никаких перспектив вопросам В. Путина, поставленным майскими указами. «Дополнительные шаги» перекликались с налоговыми реформами, из чего следовало, что вопрос с налогами в экономике остается основным.

Проблемы усугубляло обсуждение разобщенности региональных программ социального страхования, которые своей массой тянут вниз всю социалку и срочно требуют централизации и объединения усилий на этом направлении.

Обстановку необычно взвинтил председатель комитета Госдумы по бюджету А. Макаров, заговоривший о действии второго закона термодинамики, в котором, как известно, энтропия замкнутой системы достигает критической массы, чтобы в конечном счете разрушить эту замкнутую систему. Было трудно понять на что был направлен этот намек Макарова: то ли он пытался подыграть Э.Набиуллиной, заявившей накануне о возможном перегреве экономической системы при её «быстром» росте, то ли действительно увидел в современном хаотическом движении перспективы революционных преобразований…

Завтрак под руководством Грефа стал чем-то напоминать собой дискуссии съездов СССР, выпускавших пар накопленных проблем, чтобы позволить Советскому Союзу тихо развалиться. Мэр Москвы Собянин жаловался на то, что созданы барьеры на уровне государственного регулирования, что очень мешает работе столичных органов. А вот рост экономики и повышение производительности труда, по его мнению, полностью соответствуют уровню урбанизации в мире (Китай, США и др.)

Высокопоставленный гость из Швейцарии призвал к расширению открытого рынка, что вызвало полное понимание на лицах завтракующей либеральной публики. В то время, как слова академика С.Глазьева, призвавшего к установлению   стратегического планирования, заставили гостей сильно приуныть.

Но, как показало последовавшее голосование по дискуссионным вопросам, до 60% собравшихся считают главным направлением реформу государственного управления. После чего создалось впечатление, что и у либералов значительная часть косит в сторону стратегического планирования. Положение стал спасать А.Силуанов, переведя стрелки государственного интереса на цифровую экономику, которая, по его мнению, должна доминировать.

Обнадежил всех глава проекта «Восточный блокчейн» Александр Иванов, рассчитывая в 2020 году капитализировать около 6 триллионов рублей. В ответ ему прозвучала фраза: «Технологии являются драйвером роста, что напоминает историю отечественного автомобилестроения, ибо технологии может дать только Запад, с которым надо сторговаться».

Продолжение второго дня пленарного заседания перешло сначала в бизнес-диалог Россия-Франция, сменившийся затем аналогичным диалогом Россия-Япония. Если в этом диспуте французский президент Макрон стремился показать себя компетентным во всех отношениях, то японский премьер С.Абэ был конкретен по существу. Японские гости больше напирали на мирный договор, который они хотят заключить ценой передачи Россией четырех курильских островов. При этом общая картина будущих планов Японии больше напоминала второй «шелковый путь». Путь, для которого вполне могло быть выбрано направление по островам с территории Японии на российский Сахалин, где на шельфе уже закрепились две нефтяные японские компании. Учитывая возможность России строить мосты, типа Крымского, которыми можно покрывать большие транспортные расстояния, японская сторона выражала готовность участвовать в транспортировке своих товаров как по Сибири, так и по Северному морскому пути. При этом Абэ делал упор на цифровую экономику, в которой Япония готова возглавить повышение производительности труда в совместных проектах. Хотя в перспективе второго «шелкового пути» Япония явно намерена побороться с Китаем за контроль на европейских рынках сбыта, явно желая оттеснить российского союзника от доминирования на транспортных артериях Сибири.

На форуме встал и вопрос наставничества, который вытекал из элементарного стремления выполнять наказы президента России и повышать производительность труда. Внимание присутствующих удалось перевести на школу одаренных детей «Сириус» в Сочи, которую возглавляет Елена Шмелева, а Попечительский совет – сам В. Путин. Никто не стал оспаривать высокий спортивный уровень подготовки воспитанников «Сириуса», но в производительности труда на лицах присутствующих так и не появилось какой-либо надежды на повышение этого столь необходимого показателя.

Под занавес работы второго дня ПМЭФ´18 встал вопрос строительства ипотечного жилья, которое способно разогнать индустрию строительства. Но, как оказалось, проблема в том, что в этом строительстве много заезжих специалистов из Средней Азии, уровень квалификации которых не позволяет поддерживать их производительность труда на высоком уровне, а запросы – на низком. Вопрос повис в открытом положении, так и не найдя перспективного ответа.

            Когда по истечении второго дня работы ПМЭФ´18 миновал середину своего пути, стало как-то очевидно, что света в конце тоннеля так и не появляется. Оглашение проблем и способы их решения напоминали союз «лебедя, рака и щуки», уверенно тянущих каждый в свою сторону. Капитал как система самовозрастания никак не мог оторваться от 3% уровня роста, что является проявлением сильной кризисной болезни. Только Китай подавал надежды с 6% ростом. Все сферы российской энергетики замыкались на ресурсы России. Борьба между транснациональным капиталом и капиталом национальным на Западе, куда активно подтягивается и Россия, безнадежно застряла в межнациональных конфликтах и войнах. И в современной России вряд ли кто-то не замечает того, с каким упорством западный капитал рвется к отечественным ресурсам, и как много в России либеральных носителей капитала, готовых делиться, по системе 90-х годов, со «своими партнерами» национальными богатствами. Собственно, вывоз капитала из России ведущим олигархатом страны достал даже вполне зажиточные круги, отягощенные невозможностью получения кредита на развитие из-за расточительности владельцев ведущих корпораций, и они были готовы проявлять себя в стремлении к централизации экономической деятельности.

            В ситуациях, когда капитал оказывается в условиях системного кризиса, то ему бывает свойственно обращаться к Марксу, поскольку это свидетельствует о замедлении или остановке производительной силы труда и бизнес ищет ответы на то, как повысить производительную силу труда. Потому, что капитал способен оправдывать свое назначение, т.е., самовозрастание, только на повышении производительности труда. Девиз ПМЭФ´18, «Создавая экономику доверия», никто не подкреплял достойными к применению аргументами. Экономистов, вроде Сергея Глазьева, которые всегда были готовы указать на сталинскую модель экономики и определить её место в разгоне современной экономики, к главной трибуне не допускали. На трибуне доминировала чья-то исключительность и интеллектуальное превосходство, хотя достойных аплодисментов никто так и не снискал. Национальная исключительность тем самым делегировалась американскому президенту Д.Трампу, который оставался ещё «островком стабильности» в море экономического грабежа всего остального мира, подтягивая под себя всех остальных любителей вывоза капитала из своих стран в страну Трампа. Стоит ли удивляться, что «Капитал» Маркса и предреволюционная ситуация, вытекающая из системного кризиса капитализма, становились единственным светом в конце тоннеля, возникающим даже против воли учредителей этого питерского форума. Указы президента В. Путина о повышении производительности труда висели  над публикой призрачным туманом и всякий раз быстро рассеивались, когда завершалась работа основных групп на форуме. В результате форум ни к чему не призывал и никуда не вел. А это значит, что проблемы кризиса должны разрешиться по Марксу и Ленину, получая только этот, единственный выход из тяжелого экономического положения, нашедший пример воплощения на примере Советского Союза.

            Сегодня каждому понятно, что сталинская индустриализация дает ключи к развитию экономики. Но этому препятствует «истоки появления антисталинизма как неспособности высшего руководства КПСС продолжить путь, начатый Великим Октябрем. Иными словами – неспособности продолжить революцию перехода на новый экономический уклад жизни всего человечества, основанного на энергоресурсах как передовом способе товарообмена» (Предисловие Н.А. Андреевой к монографии В.И. Рябова «Труд и капитал: Денежные страсти в борьбе за права человека», сайт ВКПБ, раздел – Вызовы ХХI века, 2015г.). Ибо сталинская индустриализация, основываясь на экономической базе ленинской электрификации, преследовала цель понижения цен на товары массового спроса за счет экономии энергозатрат, выражавшихся в энергоресурсах, а понижение цен вело денежную систему к нулю, тем самым создавая базу для отмирания денежной системы, а вместе с ней и отмирание классов.

            Чем же ответил Запад на этот стремительный рывок сталинской индустриализации, позволившей Советскому Союзу победить гитлеровский фашизм? Запад ответил своей электрификацией, основанной на приоритете денег. Коррективы вносила Бреттон – Вудская мировая валютная система – форма организацииденежных отношений, расчетов, установленная Бреттон-Вудской конференцией в 1944г., согласно которой роль мировых денег наряду с золотом выполняет американский доллар. Но американский доллар не мог стать хозяином положения на мировом рынке благодаря росчерку пера декларации Бреттон-Вудской конференции, однако он всё же стал хозяином положения на капиталистическом рынке по той причине, что все нефтяные запасы послевоенного мира были сосредоточены в руках ведущих английских и американских монополий, по большей части, находившихся в колониях. И именно на базе этого «черного золота» доллар смог выполнять функции мирового жандарма, вынуждая всех приобретать доллары, чтобы закупать нефтепродукты и развивать собственную экономику, которая без закупки энергоресурсов на доллары для развивающихся экономик не позволяла функционировать вообще. Надо сказать, что к торговле энергоресурсами американские империалистические круги подтянули и торговлю металлами, поскольку металлы сильно зависели от использования «черного золота», поэтому попали на финансовых биржах в категорию «голубых фишек», торговля которыми также была притянута к использованию долларов.

            В сталинской индустриализации производство металлов также исчислялось затратами энергоресурсов. Впрочем, для сталинской экономики, это мало о чем говорит. В ней даже сельское хозяйство было переведено на экономическую базу ленинской электрификации, поскольку затраты на работу сельскохозяйственной техники (в ту пору – тракторов) исчислялись затратами топлива, сожженного в баках двигателей. Поэтому затраты городской техники подсчитывались затратами «черного золота», сожженного в топках энергетических котлов (ТЭС) или машин, за счет пара которых генерировалась электрическая мощность населению, а энергозатраты на селе подсчитывались на МТС за счет сожженного в двигателях машин бензина или солярки. Потом все эти энергозатраты включались в себестоимость выпускаемой продукции, а плановая политика уже требовала снижения этих энергозатрат и в городе, и на селе. Население охотно откликалось на эту политику, поскольку она оборачивалась улучшением их жизненного уровня.

            Вот и на ПМЭФ´18 не упускали случая заявить об энергетической политике правительства России, которое выражалось в увеличении количества прокладываемых газопроводов и строящихся по всему миру атомных электростанций. Но если к экономической политике «трубы» мы уже привыкли, поскольку дивиденды за её эксплуатацию получают ограниченное количество людей, чаще всего за границей, то эксплуатация атомных электростанций ни в чем не уступает политике «трубы»: те же дивиденды, а иногда – тем же людям.

            Не секрет, что «черное золото» в советской банковской системе выполняло роль обычного золота, революционно сгорая в выработке энергии для обеспечения жизненной энергии масс. И массы боролись за уменьшение её затрат, хорошо понимая обратно пропорциональную зависимость этих процессов, ориентирующую прибыль на интересы всего советского народа.

«Черное золото» в финансовом мире империализма стало выполнять ту же роль обычного золота в банке, с той лишь разницей, что это «черное золото» не принадлежало американцам. Американцы назначили себя хозяевами мирового рынка, на котором вся торговля зависела от их способности гнать эмиссию доллара через печатный станок ФРС, в лучшем случае ориентируя её размеры на объемы товарного оборота на мировом рынке.  В результате местные валюты вытеснялись из оборота и обесценивались, и на их место приходил доллар и американский политтехнолог, а финансовый капитал получал на рынке возможности скупать за бесценок целые государства вместе с их феодальными правителями.

Разумеется, скромная система ленинской электрификации в Советском Союзе могла противостоять давлению американского доллара только при условии, что советская система будет лидировать в деле повышения производительности труда и оставит далеко за собой темпы развития капиталистической системы. Итоги Второй мировой войны и послевоенный период, вплоть до ХХ съезда КПСС, как раз и показывали такие темпы развития социализма, что и превратилось в гонку соревнования двух систем. Гонку, в которой у Советского Союза были все шансы победить.

Проигрыш СССР в этой гонке не диктовался объективной необходимостью уступить доллару, проигрыш диктовался субъективной необходимостью поставить денежную систему СССР во главу экономики, поскольку деньги являли собой притягательную силу для партноменклатуры, которая хотела управлять экономикой только посредством денег, а не ресурсной базы. Но и сдача позиций рубля в пользу доллара совсем не осчастливила капиталистическую систему, это обстоятельство только развязало руки империализму к тотальному грабежу во всем мире, а доллар всё равно попал в подвешенное состояние кризиса из-за 20-ти триллионного внутреннего долга, созданного гонкой эмиссии и не смог развиваться. Как не способен развиваться раскормленный в сотни килограммов обычный американец.

И теперь уже понадобилось действие современных криптовалют, обладающих идеологией радикальных исламистов из ИГИЛ, чтобы путем мошеннических приемов мировые ростовщики, опекающие криптовалюты, смогли подобраться к российским сырьевым ресурсам, да и мировым в том числе, уводя свои продажи от всякого контроля даже банковской системы, не говоря уже об устранении какого-либо общественного контроля. Лицо торговца биткойнов также спрятано под маску электронной недоступности как лицо активиста цветной революции на киевском Майдане или лицо боевика Исламского государства. И тех и других пугает открытость изложения своих экономических взглядов на состояние торговли и её исходные товары. В этом и состоит весь фокус в потребности электронных денег, поскольку хозяева виртуальных денег хорошо спрятаны за их непроницаемостью.

Третий день ПМЭФ´18 был посвящен цифровой технике, которая невольно стала лучом света в системе правил, когда все правила нарушаются. Большой капитал в этой ситуации подзадумался о том, как резко можно поднять эффективность малого бизнеса. Но как представить матрицу подъема малого бизнеса? На этот раз прозвучало предложение – отвести для сторонних организаций малого бизнеса свою зону ответственности. То есть, крупному капиталу рекомендовано запустить мелкий бизнес в качестве своих малых дочек и использовать их в своей работе.

Ситуация проявится только через несколько дней, когда в СМИ заговорили о специалистах Сколково и запущенного в их ряды «играющим тренером» бывшего вице-премьера А.Дворковича. Последовавшие заявления Дворковича об «инновационном бизнесе» и «технологическом прорыве» стали свидетельствовать о том, что ставка на малый бизнес будет проходить через структуры Сколково, которые к качестве малого бизнеса трансформируют в реальную промышленность, где возложат на них цифровую экономику.

Китай был представлен на ПМЭФ´18 заместителем председателя КНР Ван Цишанем, который не участвовал в дебатах. Ван Цишанем было сделано только одно заявление, что Китай оставляет экономику США своим основным эшелоном политики. Об экономических войнах, в которые по воле США втянут и Китай, глава китайской делегации предпочел не распространяться.

Отголоски мирового кризиса отражались на форуме выражением: «Все ждут, когда политическое безумие завершится». На фоне этих рассуждений Кристин Лагард не упустила случая покритиковать США за их сепаратистскую позицию на рынке.

За рамками проходящего в Питере форума, стоило только переключить телеканалы, как вплывают обычные сюжеты антисталинизма, хотя всем этим оракулам возврата в 90-е хорошо известно, что настроения в России ставят Сталина на первое место по авторитету в истории страны. На этот раз удивил давно повторяющийся сценарий с оплакиванием эмиграции в США авиаконструктора Игоря Сикорского. Как будто бы уехал авиаконструктор Сикорский и в России не смогли создать вертолеты и самолеты. Так нет же, создали новые самолеты и вертолеты, и пошли дальше, строя ракеты и спутники. И на ПМЭФ´18 вспомнили о запуске первого искусственного спутника Земли в 1957 году. Вот только вспомнить того, кто объединял конструкторов и руководил запуском космической программы в Советском Союзе, никто не смог. А ведь история этого человека куда более трагична, чем надоевшее оплакивание Сикорского, превратившееся в фарс. Поскольку история повышения производительности труда в ведущей отрасли авиастроения целиком и полностью связана с именем Г.М.Маленкова.

Георгий Максимилианович Маленков по времени оказался в точке кипения экономических интересов мирового империализма и нарастающей системы социализма, получавшей тогда сильную поддержку в развивающемся мире. Причем численное соотношение этих систем в мировом противоборстве приближалось к примерному равновесию. Маленков был единственным преемником Сталина и таковым числился уже с 1942 года, когда возглавил всё советское самолетостроение. Именно он превратит обычный двигатель самолета в энергетическую установку и заставит служить ей все конструкторские мысли. Авиаконструкторы были обречены экономить на всем, прежде всего, понижать вес, улучшать аэродинамику, обеспечивать надежность систем жизнеобеспечения самолетов. В итоге же, все конструкторские решения авиастроения замыкались на экономию топлива в работе каждого двигателя, а боевая машина превращалась в гоночный самолет. В 1943 году советские самолеты добьются перевеса в воздухе, а Маленков получит золотую звезду Героя Социалистического труда.

            На XIX съезде ВКП(б) – КПСС в 1952 году Маленков выступит с отчетным докладом, вместо Сталина. Это был символический знак, указывающий всему советскому народу будущего главу Советского Союза. Поэтому, когда не станет Сталина 5 марта 1953 года, высшее руководство страны безо всякой волокиты выберет Маленкова Г.М. новым главой Советского Союза, назначив его Председателем Совета министров СССР и 1-м секретарем ЦК КПСС.

Однако, чтобы стать страной с ракетно-ядерным щитом, в начале было Постановление Совета Министров СССР от 13 мая 1946 года (которое рассекретили только в начале 90-х годов). Там говорилось о создании «Спецкомитета №1» в атомном проекте под председательством Л.П. Берия, и «Спецкомитета №2» по реактивной технике, под председательством Г.М.Маленкова, ставшее ещё и комитетом по созданию ракетной техники. То есть, создание ракетно-ядерного щита в Советском Союзе целиком и полностью замыкалось на Маленкова и Берия. И они эту ношу на себе вынесли и такой щит создали!

Современные же исследователи той поры, открыв вдруг старые архивы Маленкова, с удивлением констатируют: «В действительности, похоже, этот "забытый вождь страны Советов" играл в послевоенной авиации/ракетостроении самую фундаментальную роль». При этом они даже представить себе не могут, что Маленков играл и самую фундаментальную роль во всей экономической базе страны, называемой ленинской электрификацией, и во всем революционном движении мира. В экономике с его именем оказалась связана самая высокая производительность труда.

Уход Маленкова в 1957 году с последнего поста заместителя председателя Совета министров ознаменовался запуском первого искусственного спутника Земли, созданного под его руководством. Собственно, сдача Маленковым должности 1-го секретаря ЦК КПСС Хрущеву ещё до убийства Берия, обернется тем, что и его с тех пор держали на прицеле его же соратники по ЦК КПСС. Поэтому всякий неудачный политический шаг Маленкова мог стать для него последним. И здесь можно иронизировать над слабостью Маленкова, не разглядевшего в Хрущеве махновца. Но беда Маленкова заключалась в том, что он не мог в одиночку тянуть весь воз за ЦК КПСС, в котором партократы предпочитали беззаботно жить на лаврах победы в Великой войне. А что касается «слабого» Маленкова, то запустить сильный маховик ракетостроения кроме него никто не мог.

После ухода Маленкова произошел и разлад с Китаем, поскольку работать с КПК по системе развития экономической базы ленинской электрификации, кроме Сталина и Маленкова, никто не мог. А по сути дела в Москве той поры начался маленький «Майдан» в ЦК КПСС, скрытый от широких масс, и только иногда напоминавший о себе в виде нахлынувшей инфляции или расстрела протеста рабочих против повышения цен в Новочеркасске. Партократия стала жить только для себя, исключив всякую критику снизу. В результате возникшего застоя начала рушиться Ленинско-Сталинская экономическая база электрификации, охватившая половину мирового населения. Темпы экономического роста быстро сокращались до размеров одной России. Причина застоя: страна больше не могла наращивать темпы высокой производительности труда и таким образом лишалась возможности революционно вести за собой всю мировую армию Труда.

Говоря о Маленкове, следует повернутся к исполнительным рычагам его власти, чтобы понять насколько они прогрессивны и какой политический груз ему предстояло нести. Прежде всего, возникает вопрос: почему же в качестве лидера государства Маленков оказался так слаб, что не смог продолжить высокий темп производительности труда, начатый Лениным и Сталиным?

Всё дело в том, что Маленков окажется, после убийства Берия, единственным представителем в руководящих структурах СССР, способным разбираться во всех аспектах мировой революции пролетариата и тянуть за собой ту самую половину мирового населения, поддерживавших тогда СССР. Ибо эта мировая революция основывалась на экономической базе ленинской электрификации, отбросившей перманентную революцию Парвуса-Троцкого. Но в отличие от военного решения вопроса Парвуса-Троцкого, мирная экономическая база электрификации Ленина была значительно сложнее. Объявив в 1920 году движение к коммунизму через действие экономической базы электрификации, Ленин был вынужден вступить в жесткую борьбу с «левым» и правым уклоном в партии, что подкосило его здоровье и к маю 1922 года он слег на больничную койку. Сталин хорошо понял угрозу этих уклонов в партии и повел с ними суровую борьбу, в которой смог победить. Сменивший его Маленков не имел такого опыта и не смог держать себя в сталинских рамках поведения, поэтому его просто растоптали его же напарники по ЦК КПСС. Партократия просто ненавидела экономическую базу ленинской электрификации и не хотела тянуть постоянную ношу повышения производительности труда, что сильно затрудняло их сытую и во всем обеспеченную жизнь.

Маленков был доведен до такого состояния, что не имел возможности как-то проявить свои научные познания. Если Молотова восстановили в КПСС и он смог себя идейно реализовывать, то у Маленкова такой возможности не было. Единственным учреждением, где его могли выслушать в конце 80-х годов окажется русская церковь, где он мог вырваться из тисков одиночества и хоть с кем-то изъясняться.

Поэтому поднимать сегодня вопросы повышения производительности труда и не знать истоков её уничтожения в Советском Союзе, значит повторять ту же историю для России, только уже с навязанным нам власовским «Майданом» и необъятной исключительностью олигархата.

Итоги ПМЭФ´18 для капитала России больше всего напоминают знакомый образ витязя на распутье, для которого нет жизненного возможного пути движения. Движение прямо для капитала оборачивается атаками своих и чужих. Свои обескровливают финансовую систему, вывозя капитал в банки своих западных партнеров и надежно там укрывают от отечественных налогов. Чужие бьют по капиталу прямо в России, организуя против его носителей санкции. Мотивов для самовозрастания капитала не остается.

Поворот направо оборачивается возвратом в криминальные 90-е, с возрождением прозападной организации НТС, работающей под крылом ЦРУ и оправдывающей на каждом шагу деятеля гитлеровского СС – Власова, а попутно осуществляют фашизацию уголовщины. В таких условиях местные либералы разворуют любые капиталовложения прежде, чем они способны будут проявить себя к какому-либо самовозрастанию.

Поворот налево дает два известных уклона – троцкистский и бухаринский, которыми наполнено нынешнее коммунистическое движение и которые с успехом вписались в действующую власть. Для того, чтобы добиться самовозрастания капиталовложений на этом направлении, необходимо применение экономической базы ленинской электрификации и повести за собой рабочий класс России и наших союзников в других странах, которые поддержат такую политику класса и его политического авангарда. А идти надо на возрождении СССР.

Для этого недостаточно только одного признания значимости Сталина. На таком повороте необходимо знать историю создания ракетно-ядерного щита под руководством Л.П. Берия и Г.М. Маленкова и взять на вооружение экономическую политику повышения производительности труда, осуществлявшуюся под их руководством. То есть, без возведения на пьедестал Л. Берия и Г. Маленкова никакое самовозрастание невозможно. . Пьедестал для создателей ракетно-ядерного щита нам нужен не как украшение прошлого. Он нужен как идейный старт для выхода и закрепления во Вселенной в будущем, где нас ждут огромные энергии, которыми мы должны овладеть.

Вот какие мысли приходят в голову простого наблюдателя, когда он смотрит на уверенные рассуждения участников форума об реализации майских указов президента В.Путина на ПМЭФ´18.

                                                                                 

1 июня 2018г., г. Ленинград.

http://www.vkpb.ru

Вы здесь: Главная Информация 2018 год Сладкие мечты о самовозрастании капитала на Питерском экономическом форуме 2018 г. и горькая реальность в надеждах их воплощения