За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
ВСЕСОЮЗНОЙ
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ БОЛЬШЕВИКОВ

    

18 июня 1917 г. – Знаменитая июньская демонстрация Петроградского пролетариата под лозунгом: « Вся власть Советам!».

МАРКСИЗМ И ПРОБЛЕМА ВНЕЗЕМНЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Вопрос о том, одиноки ли мы во Вселенной, или же где-то живут наши «братья по разуму», волнует человечество давно. К сожалению, в последнее время этот важный в мировоззренческом отношении вопрос почти целиком отдан на откуп псевдонауке. Т.н. уфология, возможно, и накопила обширный и интересный фактический материал о непознанных пока ещё загадочных явлениях, однако этот материал тесно переплетается с фальсификациями и всякого рода антинаучными предположениями. Так что крайне затруднительно выделить в работах уфологов «рациональное зерно» и очертить тот круг явлений, выдаваемых за деятельность инопланетян, который вправду требует научного изучения. Подлинная наука не располагает достоверными доказательствами существования внеземного разума. Попытки обнаружить инопланетные радиосигналы и отправлять послания жителям других миров в надежде получить от них ответ успехом пока не увенчались.

Вселенная загадочно молчит…

 

Работы в этом направлении велись и ведутся. Начало программе SETI (Search for Extraterrestrial Intelligence) было положено в 1959 году, когда авторитетный журнал «Nature» опубликовал статью учёных Коккони и Морисона «Поиски межзвёздных сообщений». Эти исследователи предлагали, в частности, вести поиск радиосигналов на волне 21 см – это универсальная величина, линия излучения межзвёздного водорода – которой могли бы, по логике, воспользоваться (как и мы) люди из других миров, желая установить контакт с себе подобными.

8 апреля 1960 года астроном Корнельского университета Фрэнк Дрейк начал «прослушивание» Космоса, используя в этой работе 26-метровый радиотелескоп Национальной радиоастрономической обсерватории США в Грин Бэнк, Западная Вирджиния (проект «Ozma»). Одним из первых объектов изучения стала та самая звезда Тау Кита, что известна нам по шутливой песенке Владимира Высоцкого. Тау Кита, наряду со звездой Эпсилон Эридана, в то время рассматривалась в числе наиболее вероятных кандидатов на присутствие там разума. С тех пор, однако, выделить радиосигналы достоверно искусственного происхождения так и не удалось; отчего в 2004 году, после «отработки» 800 звёзд, один из руководителей исследовательских работ Питер Бэкус констатировал: «Мы вынуждены заключить, что живём среди очень тихих соседей». Правда, проверено менее 0,1% близко расположенных к нам звёзд, ожидающих исследования. Одна из причин медленного продвижения работы – недостаточное финансирование программы SET.

Большие надежды американские учёные ныне связывают с применением для анализа радиосигналов более мощных ЭВМ, приобретённых NASA. «Сетевой» же анализ радиосигналов (когда используются свободные ресурсы на домашних компьютерах добровольцев, подключённых к Интернету) осуществляется в рамках проекта «Википедии» SETI@home [http://ru.wikipedia.org/wiki/SETI@home]. В марте 2003-го участниками проекта был выделен сигнал SHGb02+14a, который покамест считается самым вероятным «претендентом» на звание сигнала «гуманоидного» происхождения. Хотя некоторые его особенности ставят такое предположение под большущее сомнение – по мнению ряда учёных, на самом деле он был то ли космическим шумом, то ли проявлением некоего неизвестного астрофизического явления, то ли вообще результатом сбоя в работе радиотелескопа.

В Советском Союзе и затем в России работы по поиску внеземных сигналов велись на Специальной астрофизической обсерватории РАН, расположенной на Северном Кавказе, с использованием знаменитого, самого большого в мире 600-метрового радиотелескопа РАТАН-600. Проверялись близко расположенные от нас звёзды солнечного типа, причём параллельно для поиска оптических сигналов астрономы пытались применять 6-метровый супертелескоп-рефлектор БТА.

С другой стороны, не раз предпринимались попытки отправлять в космос свои сообщения в виде, доступном (как нам кажется!) пониманию обитателей других миров. Первым из них, кстати, стало послание «Мир. Ленин. СССР», отправленное в 1962 году из Евпаторийского центра дальней космической связи (ЕЦДКС).

Широко известно радиопослание «Аресибо», составленное американцами Ф. Дрейком и Карлом Саганом и посланное в 1974 году с открывшегося тогда нового радиотелескопа в обсерватории Аресибо (Пуэрто-Рико). Оно примечательно тем, что его авторы попытались в сжатом виде сообщить самую важную информацию о Солнечной Системе и нашей цивилизации, закодировав сообщение так, чтобы получатели сразу распознали искусственный характер сигналов и смогли послание прочитать. То есть, сделан шаг к разработке проблемы коммуникации с разумными существами, которые, ясное дело, не могут понимать наши земные языки. По сути, учёные пытаются создавать некий «межпланетный язык» – хотя данная задача представляется неимоверно сложной, ибо тем, кто живёт в иных звёздных мирах и прошёл совершенно другую историю культуры, очевидно, было бы трудно понять то, что нам кажется само собой разумеющимся. Более того, обычно эти послания не в состоянии прочесть – так, для проверки концепции – и наши, земные учёные, не занятые в соответствующих проектах! Работы в указанном направлении вызывают оттого немалую критику, но они, как мне кажется, весьма важны на тот случай, если контакт с внеземными цивилизациями будет вдруг когда-нибудь установлен.

Попытки связаться с другими мирами тем временем продолжаются. Так, в 1999 году из Евпатории были осуществлены четыре сеанса передачи информации к четырём звёздам солнечного типа в рамках международного проекта «Cosmic Call».

Помимо этого, американские космические аппараты «Пионер» и «Вояджер» «вынесли» из нашей Солнечной системы сведения о нас в виде изображений на покрытых золотом пластинках, а также фотографий и аудиозаписей, в надежде, опять же, на то, что эти материалы попадут когда-нибудь в руки инопланетян. Кстати, «картинку» для «Пионера» разрабатывал всё тот же астроном Карл Саган (1934–96), который считается наиболее авторитетным из учёных, занимавшихся когда-либо проблемой внеземных цивилизаций. На пластинке «Вояджера» были записаны, кроме всего прочего, разнообразные земные звуки, музыка (от Бетховена и Баха до Луи Армстронга и народной музыки Папуа – Новой Гвинеи) и обращение к «гуманоидам» тогдашнего президента США Дж. Картера.

Одно, правда, плохо: если принять во внимание чудовищные расстояния в Галактике (не говоря уж про Вселенную), ждать ответы на посланные «месседжи» придётся чертовски долго, и это обстоятельство даёт основания для скептицизма…

 

Философское осмысление вопроса

 

Итак, в настоящее время наука не располагает доказательствами того, что где-то за пределами нашей планеты существует разумная жизнь, как, впрочем, и жизнь вообще. Тем не менее, теоретическое рассмотрение затронутого нами вопроса и его философское, материалистическое осмысление вполне допустимо и желательно – хотя бы уже для того, чтобы противостоять псевдонаучным, квазирелигиозным представлениям о «маленьких зелёных человечках» и «космических богах», которые летают по Вселенной на «тарелочках», наведываясь в наш «наилучший из миров».

Ведь именно так: уфология часто смыкается с особого рода модернистской квазирелигией, идущей в наш век НТР и космонавтики на смену традиционным религиям с их «бабьими сказками» и пережитками наивно-первобытных верований. «Пришельцы» обычно предстают в виде вездесущих, всемогущих, всевидящих и всезнающих существ, которые творят чудеса, нарушая законы природы, наблюдают за нами, оставаясь при этом невидимыми и неуловимыми, ставят над землянами медицинские опыты и могут, если того пожелают, в один отнюдь не прекрасный день с лёгкостью покончить с нашей цивилизацией, организовав «конец света». Ну чем они не боги? Нетрудно увидеть, что эти представления о «космических богах» имеют те же социальные и психологические корни, что и всякая религия вообще…

В решении вопроса о внеземных цивилизациях мы должны исходить из философского положения, идущего ещё от Джордано Бруно: поскольку Вселенная бесконечна – бесконечна в количественном и качественном отношениях, – то в бесконечной Вселенной должно быть бесчисленное множество миров, подобных нашему, миров, населённых живыми, в т.ч. и мыслящими существами. Развитие астрономии, начиная от Коперника, Бруно и Галилея, похоронило тесно связанные с религией антропоцентристские взгляды на мир и наше место в нём – что якобы мы «избранны» или «богоизбранны». Установлено, что наше Солнце – рядовая звезда спектрального класса G2, расположенная на периферии Млечного Пути – рядовой, ничем не примечательной, заурядной, по сути дела, галактики спирального типа (S). Мы не находимся в «центре» Вселенной или в какой-то выделенной её точке – как это утверждала религия, до последнего времени, кстати сказать, категорически отвергавшая существование внеземных цивилизаций (лишь теперь она вынуждена «подстраиваться» под модные уфологические воззрения, распространившиеся в среде верующих). Научное положение о «невыделенности» Солнечной системы, не оспариваемое сегодня, кажется, уже никем из учёных, в разных формулировках получило название принцип Коперника или принцип заурядности.

Тут, однако, сразу возникает другое возражение: да, Солнце и наша Галактика, без сомнений, «не выделены», заурядны, но при этом явно незаурядна и, вероятно, даже единственна в своём роде наша земная цивилизация – раз уж нет никаких свидетельств обратного. Этому возражению, т.н. гипотезе уникальной Земли (англ. Rare Earth hypothesis), являющей собою рецидив антропоцентризма в сегодняшней науке, следует противопоставить принцип материального единства мира, который подтверждается всем развитием естествознания, всей совокупностью данных науки. Наша «заурядность» и «невыделенность» имеет гораздо более глубокие физические основания, чем просто «периферийное расположение» нашего мира.

Как свидетельствуют астрономические и физические наблюдения, всё видимое пространство Вселенной однородно: во всех его точках действуют одни и те же, единые для всего Мира законы физики, законы природы; везде присутствуют одни и те же элементарные частицы и химические элементы, соединяющиеся в молекулы. Учёным даже удалось, используя спектральные методы наблюдений, обнаружить в космосе десятки достаточно сложных органических соединений! А значит, во всех уголках Вселенной должны происходить (и происходят) одни и те же физические и химические процессы, закономерно ведущие к возникновению звёзд и планетных систем, к зарождению и эволюции на них жизни, к появлению – в итоге сложного и долгого развития – высокоорганизованной мыслящей материи.

Если принять бесконечность Космоса, то и вероятность возникновения жизни и разума вне нашей Земли следует считать отличной от нуля. Если же, далее, принять – для чего у нас наличествуют все философские и естественнонаучные основания, – что развитие форм движения материи от самых простых, элементарных (в частности – химической) до биологической и социальной форм движения есть процесс закономерный и необходимый, то следует дать утвердительный ответ: да, внеземные цивилизации ДОЛЖНЫ существовать. Противоположный ответ, противоположную точку зрения («уникальная Земля» и т.д.) нужно расценивать как идеалистическую – поскольку она, в конечном итоге, отрицает носящую всеобщий и необходимый характер естественную закономерность развития материи, поскольку она трактует возникновение жизни и человека как «уникальную случайность», философски подразумевающую творческий акт божества.

Именно так: «случайность» обязательно подводит к признанию этого самого «творческого акта». Исследование сложных закономерностей развития природы подменяется оперированием понятиями математической теории вероятностей. И на основании хитроумных выкладок объявляется, что образование планеты с подходящими для жизни условиями, возникновение на этой планете молекул белка и ДНК, живой клетки и, далее, многоклеточных существ суть случайные события, математическая вероятность свершения коих исчезающе мала. А поскольку жизнь на «уникальной» Земле, вопреки близкой к нулю вероятности (а лучше прямо сказать – вопреки невероятности) её возникновения, всё-таки существует, то тут явно не обошлось без вмешательства надприродных сил…

Против этого «горою стоит» диалектика необходимости и случайности, рассматривающая их как две формы проявления закономерности, взаимосвязанные и часто тождественные друг другу. «Случайность необходима», и, более того, кажущаяся случайность многих явлений обусловлена всего лишь тем, что человеку пока ещё неведомы их причины, – об этом всегда должны помнить учёные, занятые проблемами космологии, космогонии и биологии, имеющие дело со сложно взаимодействующими, «хитро переплетёнными» природными процессами. И рассматривать вопрос о существовании инопланетной жизни нужно, на мой взгляд, единственно с позиции необходимой закономерности процессов развития, но никак не под углом облечённой в мудрёные формулы математической вероятности.

С другой стороны, однако, критерием истины, согласно марксизму, служит практика, а на практике существование внеземных цивилизаций, как мы знаем, пока не подтверждается. Можно объяснять отсутствие неопровержимо подтверждённых «контактов» огромностью расстояний во Вселенной. В любом случае, отсутствие чётких свидетельств существования внеземного разума не даёт, в свете приведённых выше рассуждений, оснований утверждать, что его, разума, нигде нет, – но и не позволяет нам заниматься спекуляциями насчёт «иных миров». Да, мы имеем дело не более чем с гипотезой о существовании внеземных цивилизаций, но с гипотезой подлинно научной, прочно основанной на совокупности наших знаний о мире.

В вопросе о внеземных цивилизациях точка зрения марксизма противостоит как идеалистическим, неразрывно связанным с религией теориям «единственности» и «(бого)избранности» нашей земной цивилизации, так и столь же смыкающимся с мистикой и основанным зачастую на сомнительных показаниях и откровенных фальсификациях лженаучным построениям уфологов.

Вопрос о существовании инопланетян уж точно не может быть вопросом веры, его нельзя решать в духе: «я хочу верить, что они есть» (или же, напротив, «не могу поверить в это»). Мы говорим: да, если исходить из общих философских и естественнонаучных положений, внеземные цивилизации должны существовать, но мы не можем голословно утверждать (и не утверждаем), что они существуют.

Надо сохранять хладнокровие и всегда придерживаться т.н. презумпции естественности, требующей при объяснении непознанных пока феноменов первым делом искать природные, в смысле – не связанные с деятельностью разумных существ, причины. Доказательства того, что мы «не одни», воистину требуются «железные», неопровержимые – такие, чтоб сомнений не оставалось…

Ответ на волнующий нас вопрос даст время. Человеческое познание – процесс беспредельный, покуда существует само человечество. Мир принципиально познаваем, хотя при достигнутом уровне нашего развития определённые явления и вопросы, в частности – вопрос, разбираемый в настоящей статье, остаются непознанными, невыясненными, «тёмными». Развитие науки и практики наверняка даст в будущем инструменты для более основательного поиска в космосе следов деятельности наших «братьев по разуму» и установления контакта с ними, ежели они и вправду существуют. И прогресс в этом деле наметился – учёные, по крайней мере, вплотную подошли к поиску планет, на которых возможна жизнь.

 

Поиск кандидатов в «Земли»


В видимой части Вселенной (Метагалактике) насчитывается от 100 млрд. до 1 трлн. галактик, в каждой из которых содержится в среднем 100 млрд. звёзд. Как считал, к примеру, известный советский астрофизик Иосиф Шкловский (1916–1985), благоприятные для возникновения жизни условия могут существовать на планетах, обращающихся только лишь вокруг одиночных (не двойных и многокомпонентных) звёзд спектральных классов G (как наше Солнце), а также K и M – то есть звёзд «холодных» и «долгоживущих». Число удовлетворяющих этим требованиям звёзд только в нашей Галактике (Млечном Пути) может составить порядка 1 млрд.

(Правда, существуют и многие другие требования, сужающие круг светил интересующего нас рода, – скажем, достаточное содержание тяжёлых химических элементов в веществе, из коего формируются звезда и её планеты; их расположение в зоне, не подверженной мощному ионизирующему излучению «соседей», и т.д. и т.п. Научные споры вызывает вопрос: могут ли в принципе быть обитаемы системы красных карликов – небольших, меньше Солнца, слабоизлучающих холодных звёзд; а их-то в Галактике как раз большинство, есть данные – от 70 до 90%.)

Долгое время задача обнаружения т.н. экзопланет, или внесолнечных планет, оставалась технически нерешённой, и, соответственно, оставался открытым вопрос о том, существуют ли таковые вообще и не является ли наша планетная система и впрямь уникальной, единственной в своём роде. Проблема тут очевидна: планеты малы и тусклы по сравнению со звёздами, а звёзды от нас далеки – ближайшая находится на расстоянии около 4 световых лет от Солнца. Как образно выразился автор статьи в «Википедии», задача стоит примерно так: с расстояния в 1000 км разглядеть свечу – стоящую рядом с маяком!

Случались и досадные ошибки. В начале 1960-х годов было объявлено об открытии спутника у т.н. летящей звезды Барнарда – одной из наиболее близких к нам звёзд с массой в 7 раз меньше массы Солнца, быстро перемещающейся относительно других светил. Однако в 1973 году выяснилось, что звезда Барнарда на самом деле движется без колебаний и, значит, планет не имеет.

И только к 80-м годам учёные, наконец, получили в своё распоряжение технические средства и методы (сейчас лучшие из них – орбитальные телескопы), позволяющие достоверно открывать планеты, обращающиеся вокруг иных солнц. Считается, что первыми это сделали в 1988-м канадцы Б. Кэмпбелл, Г. Уолкер и С. Янг, которые обнаружили экзопланету у звезды-субгиганта Гамма Цефея А, – хотя существование этой планеты окончательно подтвердилось много позже, в 2002 году.

Как правило, существование экзопланеты устанавливается по тем или иным косвенным признакам – по особенностям движения и светимости звезды и т.д. Наиболее результативным пока является доплеровский метод – планета как бы «раскачивает» звезду, и это можно выявить спектрометрическим наблюдением. Транзитный метод связан с прохождением планеты на фоне светила, в момент чего видимая светимость звезды падает. Данный метод позволяет даже судить о наличии у планеты атмосферы. Используются и другие косвенные методы.

Но начиная с 2004 года, благодаря совершенствованию телескопов, астрономы стали получать уже и фотоснимки планетных систем – сначала в инфракрасном, а затем и видимом диапазоне. Так, 13 ноября 2008 года удалось получить снимок сразу трёх планет, обращающихся вокруг звезды HR 8799 в созвездии Пегаса. Тогда же путём прямого наблюдения была обнаружена планета у звезды Фомальгаут.

Попутно отметим, что астрономами получены также уникальные фотографии формирующихся из газопылевого облака протопланет – и это блестящим образом подтверждает материалистические представления о происхождении Земли и других объектов Солнечной Системы. Согласно последним оценкам учёных, ежегодно в нашей Галактике образуется 7 молодых («новорождённых») звёзд.

По состоянию на март 2011 года, выявлено 538 экзопланет в 448 планетных системах, причём в 54 системах подтверждено существование двух и более планет. Планеты уже обнаружены у 10% обследованных звёзд (!), и, что крайне важно, данный показатель, и так достаточно большой, по мере совершенствования техники наблюдений растёт. Правда, открытые пока экзопланеты – это по преимуществу газовые гиганты вроде Юпитера или Сатурна; обусловлено это, разумеется, тем, что столь крупные и массивные тела обнаруживаются легче.

Установленные факты говорят, по меньшей мере, о том, что наша Солнечная Система, опять же, вовсе не является уникальной и единственной в своём роде, что процессы формирования планет закономерны и необходимы, одним словом – всеобщи. Несомненно, что помимо экзопланет-гигантов, заведомо не пригодных для существования на них жизни, должно наличествовать немало небольших планет, похожих на Землю, находящихся в т.н. «обитаемой зоне» (или «зоне Златовласки»), т.е. получающих необходимое количество тепла, обладающих гидросферой и атмосферой – и оттого пригодных для зарождения и развития там жизни.

Потрясающий прогресс цифровых технологий, повышение разрешающей способности используемых астрономами приборов, вне всяких сомнений, позволит открывать такие планеты – открывать их всё чаще и чаще! – и делать на этой основе достоверные выводы о распространённости такого сорта планет, соответственно, о вероятности существования жизни (и разумной жизни) во Вселенной. Думается, данная научная проблема будет решена уже в ближайшие десятилетия, и это станет гигантским шагом вперёд в познании Космоса и в утверждении диалектико-материалистического взгляда на Мир. Сама способность открывать планеты на огромнейших расстояниях от нас служит, по-моему, наилучшим подтверждением ничем не ограниченного могущества познающего Человека.

Более того, как сообщается, после 2020 года NASA планирует вывести на орбиту космический телескоп ATLAST, способный обнаружить косвенные признаки наличия жизни на экзопланетах. Об этом можно будет судить по обнаружению т.н. «биомаркеров» – следов жизнедеятельности живых организмов, вроде наличия в атмосфере землеподобной экзопланеты молекулярного кислорода, озона и метана.

Наверное, аналогичным образом можно было бы зафиксировать и признаки хозяйственной деятельности, функционирования техносферы, влияние на оболочки экзопланеты имеющейся там развитой цивилизации, осуществляющей, по Марксу, «обмен веществ между человеком и природой» и ставшей, по известному выражению В. И. Вернадского, «геологической силой».

До самого последнего времени наиболее похожей на Землю по своим физическим условиям считалась планета Глизе 581 с, температура на поверхности которой находится в диапазоне от 0 до +40 градусов Цельсия, – так что на ней теоретически возможно наличие жидкой воды, совершенно необходимой, как принято считать, для существования жизни. Ускорение свободного падения на Глизе 581 с определено в 1,6 g (масса планеты – порядка 5 земных масс).

Звезда – красный карлик – Глизе 581 находится на расстоянии 20,4 св. года и входит в список ста ближайших к нам звёзд. Планетная система у неё была открыта в 2005 году и насчитывает не менее 6 планет. 29 сентября 2010 года список планет этой звезды пополнился объектом Глизе 581 g, который, по расчётам, ещё легче, чем Глизе 581 с, и тоже может располагаться в «обитаемой зоне».

Ну и, наконец, совсем недавно американские астрономы, использующие орбитальный телескоп «Кеплер» (выведен на орбиту в 2009 году и на его «счету» уже к февралю 2011-го было 15 обнаруженных экзопланет), объявили об открытии экзопланеты Кеплер 22b, расположенной, кстати, тоже довольно близко от нас (600 св. лет). Температура на её поверхности оценена в комфортные для жизни +22 градуса. По словам учёного Джефа Марси, Кеплер 22b представляет собой «самую малую планету из когда-либо найденных планет в тёплых зонах неподалёку от звезды, что позволяет говорить о вероятности зарождения там жизни». «Речь идёт о феноменальном открытии в истории человечества», – с гордостью заявляет учёный. Правда, судя по расчётам, планета сия всё-таки малость великовата, по размерам скорее напоминает наш Нептун [Константин Василькевич. Открыта потенциально обитаемая планета. // Газета «2000», 2011, №50 (586)].

Именно такие открытия дают нам основания для оптимизма, подтверждая принципиальную возможность научного решения вопроса об обитаемости «других миров». Пока же учёным остаётся лишь делать предварительные оценки, к которым, конечно же, надо относиться критически, как и ко всяким оценкам, делаемым на основе скудных и не слишком надёжных данных. Вот, например, в прошлом году по ТВ прошла новость о том, что, по оценкам, число планет, на которых возможна жизнь, в одной лишь нашей Галактике может достигать 500 миллионов!

Больше таких планет или меньше – но они наверняка есть. Вопрос: есть ли на них жизнь и как эта жизнь выглядит? Похожа она на нашу жизнь или нет?

 

Жизнь во всём её многообразии

 

Рассуждения о возможных формах жизни во Вселенной занимательны, но они, по существу, чисто спекулятивны и неминуемо ведут в область безудержной фантазии, далёкой от подлинной науки. Марксизм обязан предостерегать от такого рода скатывания в фантазию. Наука астробиология возникнет только тогда, когда в руки учёных попадёт биологический материал внеземного происхождения. А покамест такой науки нет и быть не может, даже если кому-то очень хочется с важностью именовать себя «астробиологом», претендуя на пионерские работы в этой области. Нет науки без наличного предмета науки! (Если только не считать вроде бы обнаруженных зондом «Кассини» косвенных признаков существования примитивной жизни на спутнике Сатурна Титане – но тут ничего ещё не доказано.)

Можно, самое большее, ограничиться общефилософским утверждением о предполагаемом бесконечном многообразии форм жизни во Вселенной; о том, что в других мирах, при наличии других, отличных от наших, физических и химических условий (сила тяжести, напряжённость магнитного поля и уровень радиации, температура, состав и плотность атмосферы и т.д.), живые организмы могут принимать формы, для нас крайне необычные и причудливые. Вплоть до пресловутого зелёного цвета человечков, прилетевших на «летающих тарелках».

Вообще же, в этом вопросе следует придерживаться диалектики всеобщего и особенного. Общность законов развития материи, живой в том числе, должна обусловливать схожесть форм жизни где бы то ни было во Вселенной. Скорее всего, везде должны действовать те же самые законы биологической эволюции, открытию которых положил начало Ч. Дарвин. Можно предположить и всеобщий характер двух видов симметрии живого – радиальной (лучевой) симметрии, характерной для неподвижных и малоподвижных организмов, и билатеральной (двусторонней) симметрии, присущей активно движущимся животным.

Однако различие условий существования на разных планетах, как было сказано выше, неизбежно должно вести к эволюционному своеобразию форм жизни, к их разительному отличию от «наших», земных форм.

То есть, гипотетические живые организмы из других миров должны быть принципиально похожи на наши – и в то же время сильно отличаться от них.

В «Диалектике природы» Фридрих Энгельс определил жизнь как «способ существования белковых тел». Развитие биологии внесло в эту дефиницию существенные коррективы: оказалось, что для жизни не меньшее, чем белки, значение имеют нуклеиновые кислоты – ДНК и РНК. Говоря обобщённо, в основе жизни (дать исчерпывающее определение «жизни» биологи до сих пор не смогли) лежат биополимеры – длинные, обладающие сложной пространственной структурой макромолекулы с определёнными, особенными свойствами. Свойства эти таковы, что, обладая устойчивостью, некоторой необходимой «прочностью», биополимеры, содержащие различные функциональные группы, могут вступать в многообразные химические процессы. Так, белки-ферменты способы работать как эффективнейшие, при этом – строго избирательные, катализаторы, в миллионы и миллиарды раз ускоряющие те или иные реакции. Благодаря всему этому обеспечивается обмен веществом и энергией между организмом и окружающей его средой, утилизируется энергия солнца, идущая на постройку организмов; «побеждается» имманентная неживой природе тенденция к возрастанию энтропии (неупорядоченности), осуществляется рост, размножение, распространение живых организмов.

Кроме того, особые биополимеры – ДНК и РНК – способны «записывать» в своей структуре (знаменитая «двойная спираль» из комплиментарных пар нуклеотидов) и далее «транслировать» на структуру белков наследственную информацию, которая и определяет проявление у потомков признаков, выработанных в ходе эволюции, обусловливает наследственность и изменчивость организмов. Обусловливает, в конечном итоге, специфическую упорядоченность и целесообразность «живого», отличающих его от «неживого».

Таким образом, химической основой жизни, так или иначе, могут быть лишь полимеры, обладающие большой химической «гибкостью» (инертностью и высокой реакционной способностью одновременно) и способностью фиксировать, хранить и передавать наследственную информацию. В «нашем» мире это белки, ДНК и РНК. Со своими функциями эти «вещества жизни» справляются, похоже, идеально.

В природе, в принципе, существуют лишь два химических элемента, могущих образовывать длинные прочные «цепочки» полимеров, – углерод и кремний. С точки зрения химика, кремнийорганика (к коей относится и всем известный силикон) является альтернативой органике «углеродной». Отсюда возникает соблазн порассуждать о кремнийорганической жизни, альтернативной нашей привычной белково-нуклеотидной жизни и возможной «где-то там в космосе».

Сторонники «альтернативной биохимии» называют ту точку зрения, что у привычной для нас углеродной («белково-нуклеотидной») биохимии альтернативы нет и быть не может, «углеродным шовинизмом». Сие хлёсткое выражение придумал уже упомянутый выше Карл Саган, говоривший и о ряде других «шовинизмов», проявляемых учёными-землянами в вопросе о формах жизни во Вселенной. Как писал Саган, мы не можем принять возможность «иной» биохимии только лишь потому, что сами состоим из углерода и воды.

И всё же логично предположить, что живые организмы везде и всюду состоят из тех же самых или схожих по составу и структуре белков и ДНК–РНК, что и мы. «Углеродного шовинизма» придерживается большинство учёных. И их позиция выглядит куда более обоснованной. Ибо кремнийорганика, как известно, отличается высокой химической инертностью; она не обладает той «химической гибкостью», о которой речь шла выше, и, по всей видимости, она не способна фиксировать и передавать информацию. Более того, в природе кремний проявляет очевидную склонность превращаться в наиболее устойчивое и малоподвижное соединение SiO2, из которого явно «жизни не слепишь». Кремнийорганические соединения, известные нам, все являются продуктами науки и промышленности.

Так что за неимением альтернативного биологического материала следует, на мой взгляд, продолжать придерживаться «консервативного» научного положения о жизни как о способе существования нуклеопротеидных («углеродных») тел. Что отнюдь не отрицает бесконечного многообразия возможных форм жизни во Вселенной, ибо из немногих «кирпичиков жизни» – протеиногенных аминокислот и нуклеотидов – может быть «составлено» бесчисленное множество самых разнообразных биологических объектов различного уровня сложности.

Что же касается внешнего вида «пришельцев», как их изображают уфологи и фантасты, – этих бесполых существ серо-зелёного цвета, с тщедушными телами и непропорционально крупными головами, и т.д. и т.п. – то такие представления, на мой взгляд, со всей очевидностью демонстрируют бесперспективность капитализма. «Пришельцы» – представители более высокой по сравнению с нашей цивилизации, более высокой в чисто технологическом плане. Поэтому нами на них так или иначе фантастически проецируются предполагаемые черты наших отдалённых потомков. «Уродцы» с атрофированными мышцами, «стёртыми» половыми признаками и утратившей здоровый цвет кожей, могучие мыслью, но жалкие телом, – это явно продукт дальнейшей деградации буржуазной цивилизации, с её уродующим разделением труда, подчинённостью пролетария труду ради создания прибыли капиталистов, издевательством над окружающей природной средой и становящимися всё более извращенными «гендерными» отношениями.

Не способен капитализм использовать растущие производительные силы для всестороннего развития личности и разумного преобразования природы; и все эти пугающие процессы деградации человеческого материала, покончить с которыми вряд ли возможно без изменения существующего общественного строя, только усугубляются в «информационную эру», когда грубо физический труд заменяется интеллектуальной работой с компьютером.

Вообще, надо отметить, что западная кинофантастика – это едва ли не самая лучшая антикапиталистическая пропаганда, и её фильмы, мрачно изображающие будущее нашей капиталистической цивилизации, служат подлинным приговором капитализму, хотя их авторы вряд ли это осознают и хотели бы этого добиться!

Зато в одном аспекте проблемы внеземных цивилизаций можно утверждать однозначно: самые красивые девушки во Вселенной точно живут на нашей планете!

 

Марксизм против домыслов и сказок

 

Недостаток наблюдательных данных и горячее желание части людей верить, что «мы не одни», неизбежно ведёт к спекуляциям и фантазиям. И в рассматриваемой нами проблеме даже самые серьёзные учёные могут легко отрываться от реалий, особенно если они пытаются выразить свои гипотезы в математическом виде.

Широко известно т.н. уравнение Дрейка, определяющее число цивилизаций в Галактике, с которыми у нас есть шанс вступить в контакт. Сия формула, конечно, весьма занятна, но вот беда: почти все входящие в неё множители неизвестны, и, более того, даже приблизительно оценить их значения представляется практически невозможным. Особенное недоумение вызывает параметр «среднее время жизни цивилизации, способной к контакту». Сам Ф. Дрейк оценил эту величину в 10000 лет, некоторые современные исследователи дают гораздо более пессимистические значения в сотни лет. Но как можно вообще судить о времени жизни цивилизации до тех пор, пока мы не познали иных цивилизаций и продолжаем, тьфу-тьфу-тьфу, существовать сами, – совершенно не понятно...

По крайней мере, от таких математических упражнений вреда нет никакого. Вред несут попытки ненаучно домысливать, как выглядят (внешне) инопланетяне и как устроена их общественная жизнь, каких норм поведения они придерживаются и т.д. Мы этого делать, конечно, не будем. Однако, опираясь, опять же, на принцип материального единства мира, который доказывается всей совокупностью данных естественных и общественных наук, смело можно выдвинуть два важных, принципиально марксистских, строго научных предположения.

Предположение первое – закономерности антропогенеза одинаковы во всей Вселенной. Труд создал человека. А это означает, что как бы внешне ни отличались от нас гуманоиды с других планет, у них непременно должен быть развитый мозг – орган мышления; и у них должны быть (в той или иной форме) рукиорганы труда, поскольку развитие мозга и становление речи у формировавшихся людей шло в тесной связи с развитием (в процессе труда) рук и усложнением трудовых навыков. Представления о «мыслящих сгустках плазмы» и проч. – нелепы и годятся разве лишь для ненаучной фантастики.

И предположение второе: опять же, законы общественного развития везде одни и те же. Земляне, начав осваивать Космос, могут столкнуться с внеземными обществами, стоящими на различных ступенях развития – от первобытнообщинного строя до коммунизма, могут увидеть как своё далёкое прошлое, так и своё будущее. Однако все должны пройти – по крайней мере, в общем и целом, от «первобытного коммунизма» через эксплуатацию человека человеком к коммунистическому строю – последовательность смены общественно-экономических формаций, открытую марксизмом. Потому что производственные отношения – вообще, общественные отношения – закономерно развиваются в связи с развитием производительных сил, последовательно проходящих ступени ручного, машинного и информационно-машинного производства, использования человеком различных, всё более мощных источников энергии, познания и применения в трудовой деятельности законов природы, совершенствования способов коммуникации.

Представители иных цивилизаций, быть может, действительно прилетающие к нам уже сейчас, должны находиться на самой высокой, коммунистической стадии общественного развития, предполагающей обладание «супертехнологиями» и разумное господство над силами природы. Поэтому глупо переносить на них черты людей нашего, буржуазного общества (как то: стремление к наживе и уничтожению «чужаков», военному захвату других планет) и уж тем более изображать их, скажем, рабовладельцами (похищают людей и вывозят их в рабство на другие планеты). В этих представлениях проявляется ограниченность буржуазной натуры, равно как и иррациональный страх перед вооружённой агрессией из космоса с целью полного уничтожения нас – в котором находит отражение реальная угроза Мировой войны.

Выход некоей цивилизации за узкие рамки планеты – её «колыбели», на просторы Вселенной, возможен только при коммунизме, поскольку для этого требуется полное обобществление производства, полное объединение всех производительных сил, всех материальных и интеллектуальных ресурсов в масштабах данной цивилизации для решения стоящих перед ней целей и задач. Иначе говоря, необходимо, чтобы «человечество» из ограниченной планетарной силы превратилось в силу космическую, вселенскую, чтобы были сметены все те преграды, что разделяют и разобщают людей. При капитализме это невозможно, такое под силу только коммунизму. И лучшее доказательство космических перспектив коммунизма – первый полёт в космос гражданина СССР и коммуниста Юрия Гагарина!

 

Критический момент в истории цивилизации

 

Вполне возможно, что мы «не доросли», «не дозрели» ещё до контактов с высокоразвитыми цивилизациями именно в силу того, что не вышли пока из своей «предыстории» и не поднялись на ту наивысшую общественную ступень, которая необходима для превращения человечества из ограниченной земной силы в силу космическую. Хуже того, мы можем на неё и не подняться – слишком велика вероятность нашего самоуничтожения в итоге буржуазного загнивания.

Рост порождённых капитализмом и делающихся всё более могущественными производительных сил в условиях действия основного экономического закона капитализма, в условиях безудержной погони за прибылью не может не вести к разрушению природы, к разрушению нашего земного «дома». Созидание, вообще, всё более оборачивается разрушением производительных сил – это относится в том числе и к «человеческому материалу». Углубление и обострение противоречий империализма в эпоху его общего кризиса делает очень вероятной Большую Войну с возможностью применения самых изощрённых видов оружия и перспективой уничтожения человечества. Взять даже такой вопрос: возможность гибели нашей цивилизации в результате действия естественной причины (падение астероида и т.п.) – очевидно, что коммунистически объединённое человечество справилось бы с возникшей угрозой с куда большей вероятностью.

В этом смысле параметр «среднее время жизни цивилизации, способной к контакту» из уравнения Дрейка звучит прямо-таки зловеще. И пессимистические оценки этой величины всего лишь несколькими сотнями лет представляются весьма даже реалистическими. Можно предположить, что многие из возникающих во Вселенной цивилизаций и гибнут в той самой критической точке, когда становится жизненно необходимым переход от «предыстории» к действительной истории, от агонизирующего буржуазного общества к обществу коммунистическому.

Так не связана ли проблема установления контактов между цивилизациями с вопросом о победе в них коммунистических революций?

К. ДЫМОВ

http://vkpb.net.ua/2012_html/dimov.html
Вопрос о том, одиноки ли мы во Вселенной, или же где-то живут наши «братья по разуму», волнует человечество давно. К сожалению, в последнее время этот важный в мировоззренческом отношении вопрос почти целиком отдан на откуп псевдонауке. Т.н. уфология, возможно, и накопила обширный и интересный фактический материал о непознанных пока ещё загадочных явлениях, однако этот материал тесно переплетается с фальсификациями и всякого рода антинаучными предположениями. Так что крайне затруднительно выделить в работах уфологов «рациональное зерно» и очертить тот круг явлений, выдаваемых за деятельность инопланетян, который вправду требует научного изучения. Подлинная наука не располагает достоверными доказательствами существования внеземного разума. Попытки обнаружить инопланетные радиосигналы и отправлять послания жителям других миров в надежде получить от них ответ успехом пока не увенчались.

Вселенная загадочно молчит…
Работы в этом направлении велись и ведутся. Начало программе SETI (Search for Extraterrestrial Intelligence) было положено в 1959 году, когда авторитетный журнал «Nature» опубликовал статью учёных Коккони и Морисона «Поиски межзвёздных сообщений». Эти исследователи предлагали, в частности, вести поиск радиосигналов на волне 21 см – это универсальная величина, линия излучения межзвёздного водорода – которой могли бы, по логике, воспользоваться (как и мы) люди из других миров, желая установить контакт с себе подобными.
8 апреля 1960 года астроном Корнельского университета Фрэнк Дрейк начал «прослушивание» Космоса, используя в этой работе 26-метровый радиотелескоп Национальной радиоастрономической обсерватории США в Грин Бэнк, Западная Вирджиния (проект «Ozma»). Одним из первых объектов изучения стала та самая звезда Тау Кита, что известна нам по шутливой песенке Владимира Высоцкого. Тау Кита, наряду со звездой Эпсилон Эридана, в то время рассматривалась в числе наиболее вероятных кандидатов на присутствие там разума. С тех пор, однако, выделить радиосигналы достоверно искусственного происхождения так и не удалось; отчего в 2004 году, после «отработки» 800 звёзд, один из руководителей исследовательских работ Питер Бэкус констатировал: «Мы вынуждены заключить, что живём среди очень тихих соседей». Правда, проверено менее 0,1% близко расположенных к нам звёзд, ожидающих исследования. Одна из причин медленного продвижения работы – недостаточное финансирование программы SET.
Большие надежды американские учёные ныне связывают с применением для анализа радиосигналов более мощных ЭВМ, приобретённых NASA. «Сетевой» же анализ радиосигналов (когда используются свободные ресурсы на домашних компьютерах добровольцев, подключённых к Интернету) осуществляется в рамках проекта «Википедии» SETI@home [http://ru.wikipedia.org/wiki/SETI@home]. В марте 2003-го участниками проекта был выделен сигнал SHGb02+14a, который покамест считается самым вероятным «претендентом» на звание сигнала «гуманоидного» происхождения. Хотя некоторые его особенности ставят такое предположение под большущее сомнение – по мнению ряда учёных, на самом деле он был то ли космическим шумом, то ли проявлением некоего неизвестного астрофизического явления, то ли вообще результатом сбоя в работе радиотелескопа.
В Советском Союзе и затем в России работы по поиску внеземных сигналов велись на Специальной астрофизической обсерватории РАН, расположенной на Северном Кавказе, с использованием знаменитого, самого большого в мире 600-метрового радиотелескопа РАТАН-600. Проверялись близко расположенные от нас звёзды солнечного типа, причём параллельно для поиска оптических сигналов астрономы пытались применять 6-метровый супертелескоп-рефлектор БТА.
С другой стороны, не раз предпринимались попытки отправлять в космос свои сообщения в виде, доступном (как нам кажется!) пониманию обитателей других миров. Первым из них, кстати, стало послание «Мир. Ленин. СССР», отправленное в 1962 году из Евпаторийского центра дальней космической связи (ЕЦДКС).
Широко известно радиопослание «Аресибо», составленное американцами Ф. Дрейком и Карлом Саганом и посланное в 1974 году с открывшегося тогда нового радиотелескопа в обсерватории Аресибо (Пуэрто-Рико). Оно примечательно тем, что его авторы попытались в сжатом виде сообщить самую важную информацию о Солнечной Системе и нашей цивилизации, закодировав сообщение так, чтобы получатели сразу распознали искусственный характер сигналов и смогли послание прочитать. То есть, сделан шаг к разработке проблемы коммуникации с разумными существами, которые, ясное дело, не могут понимать наши земные языки. По сути, учёные пытаются создавать некий «межпланетный язык» – хотя данная задача представляется неимоверно сложной, ибо тем, кто живёт в иных звёздных мирах и прошёл совершенно другую историю культуры, очевидно, было бы трудно понять то, что нам кажется само собой разумеющимся. Более того, обычно эти послания не в состоянии прочесть – так, для проверки концепции – и наши, земные учёные, не занятые в соответствующих проектах! Работы в указанном направлении вызывают оттого немалую критику, но они, как мне кажется, весьма важны на тот случай, если контакт с внеземными цивилизациями будет вдруг когда-нибудь установлен.
Попытки связаться с другими мирами тем временем продолжаются. Так, в 1999 году из Евпатории были осуществлены четыре сеанса передачи информации к четырём звёздам солнечного типа в рамках международного проекта «Cosmic Call».
Помимо этого, американские космические аппараты «Пионер» и «Вояджер» «вынесли» из нашей Солнечной системы сведения о нас в виде изображений на покрытых золотом пластинках, а также фотографий и аудиозаписей, в надежде, опять же, на то, что эти материалы попадут когда-нибудь в руки инопланетян. Кстати, «картинку» для «Пионера» разрабатывал всё тот же астроном Карл Саган (1934–96), который считается наиболее авторитетным из учёных, занимавшихся когда-либо проблемой внеземных цивилизаций. На пластинке «Вояджера» были записаны, кроме всего прочего, разнообразные земные звуки, музыка (от Бетховена и Баха до Луи Армстронга и народной музыки Папуа – Новой Гвинеи) и обращение к «гуманоидам» тогдашнего президента США Дж. Картера.
Одно, правда, плохо: если принять во внимание чудовищные расстояния в Галактике (не говоря уж про Вселенную), ждать ответы на посланные «месседжи» придётся чертовски долго, и это обстоятельство даёт основания для скептицизма…
Философское осмысление вопроса
Итак, в настоящее время наука не располагает доказательствами того, что где-то за пределами нашей планеты существует разумная жизнь, как, впрочем, и жизнь вообще. Тем не менее, теоретическое рассмотрение затронутого нами вопроса и его философское, материалистическое осмысление вполне допустимо и желательно – хотя бы уже для того, чтобы противостоять псевдонаучным, квазирелигиозным представлениям о «маленьких зелёных человечках» и «космических богах», которые летают по Вселенной на «тарелочках», наведываясь в наш «наилучший из миров».
Ведь именно так: уфология часто смыкается с особого рода модернистской квазирелигией, идущей в наш век НТР и космонавтики на смену традиционным религиям с их «бабьими сказками» и пережитками наивно-первобытных верований. «Пришельцы» обычно предстают в виде вездесущих, всемогущих, всевидящих и всезнающих существ, которые творят чудеса, нарушая законы природы, наблюдают за нами, оставаясь при этом невидимыми и неуловимыми, ставят над землянами медицинские опыты и могут, если того пожелают, в один отнюдь не прекрасный день с лёгкостью покончить с нашей цивилизацией, организовав «конец света». Ну чем они не боги? Нетрудно увидеть, что эти представления о «космических богах» имеют те же социальные и психологические корни, что и всякая религия вообще…
В решении вопроса о внеземных цивилизациях мы должны исходить из философского положения, идущего ещё от Джордано Бруно: поскольку Вселенная бесконечна – бесконечна в количественном и качественном отношениях, – то в бесконечной Вселенной должно быть бесчисленное множество миров, подобных нашему, миров, населённых живыми, в т.ч. и мыслящими существами. Развитие астрономии, начиная от Коперника, Бруно и Галилея, похоронило тесно связанные с религией антропоцентристские взгляды на мир и наше место в нём – что якобы мы «избранны» или «богоизбранны». Установлено, что наше Солнце – рядовая звезда спектрального класса G2, расположенная на периферии Млечного Пути – рядовой, ничем не примечательной, заурядной, по сути дела, галактики спирального типа (S). Мы не находимся в «центре» Вселенной или в какой-то выделенной её точке – как это утверждала религия, до последнего времени, кстати сказать, категорически отвергавшая существование внеземных цивилизаций (лишь теперь она вынуждена «подстраиваться» под модные уфологические воззрения, распространившиеся в среде верующих). Научное положение о «невыделенности» Солнечной системы, не оспариваемое сегодня, кажется, уже никем из учёных, в разных формулировках получило название принцип Коперника или принцип заурядности.
Тут, однако, сразу возникает другое возражение: да, Солнце и наша Галактика, без сомнений, «не выделены», заурядны, но при этом явно незаурядна и, вероятно, даже единственна в своём роде наша земная цивилизация – раз уж нет никаких свидетельств обратного. Этому возражению, т.н. гипотезе уникальной Земли (англ. Rare Earth hypothesis), являющей собою рецидив антропоцентризма в сегодняшней науке, следует противопоставить принцип материального единства мира, который подтверждается всем развитием естествознания, всей совокупностью данных науки. Наша «заурядность» и «невыделенность» имеет гораздо более глубокие физические основания, чем просто «периферийное расположение» нашего мира.
Как свидетельствуют астрономические и физические наблюдения, всё видимое пространство Вселенной однородно: во всех его точках действуют одни и те же, единые для всего Мира законы физики, законы природы; везде присутствуют одни и те же элементарные частицы и химические элементы, соединяющиеся в молекулы. Учёным даже удалось, используя спектральные методы наблюдений, обнаружить в космосе десятки достаточно сложных органических соединений! А значит, во всех уголках Вселенной должны происходить (и происходят) одни и те же физические и химические процессы, закономерно ведущие к возникновению звёзд и планетных систем, к зарождению и эволюции на них жизни, к появлению – в итоге сложного и долгого развития – высокоорганизованной мыслящей материи.
Если принять бесконечность Космоса, то и вероятность возникновения жизни и разума вне нашей Земли следует считать отличной от нуля. Если же, далее, принять – для чего у нас наличествуют все философские и естественнонаучные основания, – что развитие форм движения материи от самых простых, элементарных (в частности – химической) до биологической и социальной форм движения есть процесс закономерный и необходимый, то следует дать утвердительный ответ: да, внеземные цивилизации ДОЛЖНЫ существовать. Противоположный ответ, противоположную точку зрения («уникальная Земля» и т.д.) нужно расценивать как идеалистическую – поскольку она, в конечном итоге, отрицает носящую всеобщий и необходимый характер естественную закономерность развития материи, поскольку она трактует возникновение жизни и человека как «уникальную случайность», философски подразумевающую творческий акт божества.
Именно так: «случайность» обязательно подводит к признанию этого самого «творческого акта». Исследование сложных закономерностей развития природы подменяется оперированием понятиями математической теории вероятностей. И на основании хитроумных выкладок объявляется, что образование планеты с подходящими для жизни условиями, возникновение на этой планете молекул белка и ДНК, живой клетки и, далее, многоклеточных существ суть случайные события, математическая вероятность свершения коих исчезающе мала. А поскольку жизнь на «уникальной» Земле, вопреки близкой к нулю вероятности (а лучше прямо сказать – вопреки невероятности) её возникновения, всё-таки существует, то тут явно не обошлось без вмешательства надприродных сил…
Против этого «горою стоит» диалектика необходимости и случайности, рассматривающая их как две формы проявления закономерности, взаимосвязанные и часто тождественные друг другу. «Случайность необходима», и, более того, кажущаяся случайность многих явлений обусловлена всего лишь тем, что человеку пока ещё неведомы их причины, – об этом всегда должны помнить учёные, занятые проблемами космологии, космогонии и биологии, имеющие дело со сложно взаимодействующими, «хитро переплетёнными» природными процессами. И рассматривать вопрос о существовании инопланетной жизни нужно, на мой взгляд, единственно с позиции необходимой закономерности процессов развития, но никак не под углом облечённой в мудрёные формулы математической вероятности.
С другой стороны, однако, критерием истины, согласно марксизму, служит практика, а на практике существование внеземных цивилизаций, как мы знаем, пока не подтверждается. Можно объяснять отсутствие неопровержимо подтверждённых «контактов» огромностью расстояний во Вселенной. В любом случае, отсутствие чётких свидетельств существования внеземного разума не даёт, в свете приведённых выше рассуждений, оснований утверждать, что его, разума, нигде нет, – но и не позволяет нам заниматься спекуляциями насчёт «иных миров». Да, мы имеем дело не более чем с гипотезой о существовании внеземных цивилизаций, но с гипотезой подлинно научной, прочно основанной на совокупности наших знаний о мире.
В вопросе о внеземных цивилизациях точка зрения марксизма противостоит как идеалистическим, неразрывно связанным с религией теориям «единственности» и «(бого)избранности» нашей земной цивилизации, так и столь же смыкающимся с мистикой и основанным зачастую на сомнительных показаниях и откровенных фальсификациях лженаучным построениям уфологов.
Вопрос о существовании инопланетян уж точно не может быть вопросом веры, его нельзя решать в духе: «я хочу верить, что они есть» (или же, напротив, «не могу поверить в это»). Мы говорим: да, если исходить из общих философских и естественнонаучных положений, внеземные цивилизации должны существовать, но мы не можем голословно утверждать (и не утверждаем), что они существуют.
Надо сохранять хладнокровие и всегда придерживаться т.н. презумпции естественности, требующей при объяснении непознанных пока феноменов первым делом искать природные, в смысле – не связанные с деятельностью разумных существ, причины. Доказательства того, что мы «не одни», воистину требуются «железные», неопровержимые – такие, чтоб сомнений не оставалось…
Ответ на волнующий нас вопрос даст время. Человеческое познание – процесс беспредельный, покуда существует само человечество. Мир принципиально познаваем, хотя при достигнутом уровне нашего развития определённые явления и вопросы, в частности – вопрос, разбираемый в настоящей статье, остаются непознанными, невыясненными, «тёмными». Развитие науки и практики наверняка даст в будущем инструменты для более основательного поиска в космосе следов деятельности наших «братьев по разуму» и установления контакта с ними, ежели они и вправду существуют. И прогресс в этом деле наметился – учёные, по крайней мере, вплотную подошли к поиску планет, на которых возможна жизнь.
Поиск кандидатов в «Земли»

В видимой части Вселенной (Метагалактике) насчитывается от 100 млрд. до 1 трлн. галактик, в каждой из которых содержится в среднем 100 млрд. звёзд. Как считал, к примеру, известный советский астрофизик Иосиф Шкловский (1916–1985), благоприятные для возникновения жизни условия могут существовать на планетах, обращающихся только лишь вокруг одиночных (не двойных и многокомпонентных) звёзд спектральных классов G (как наше Солнце), а также K и M – то есть звёзд «холодных» и «долгоживущих». Число удовлетворяющих этим требованиям звёзд только в нашей Галактике (Млечном Пути) может составить порядка 1 млрд.
(Правда, существуют и многие другие требования, сужающие круг светил интересующего нас рода, – скажем, достаточное содержание тяжёлых химических элементов в веществе, из коего формируются звезда и её планеты; их расположение в зоне, не подверженной мощному ионизирующему излучению «соседей», и т.д. и т.п. Научные споры вызывает вопрос: могут ли в принципе быть обитаемы системы красных карликов – небольших, меньше Солнца, слабоизлучающих холодных звёзд; а их-то в Галактике как раз большинство, есть данные – от 70 до 90%.)
Долгое время задача обнаружения т.н. экзопланет, или внесолнечных планет, оставалась технически нерешённой, и, соответственно, оставался открытым вопрос о том, существуют ли таковые вообще и не является ли наша планетная система и впрямь уникальной, единственной в своём роде. Проблема тут очевидна: планеты малы и тусклы по сравнению со звёздами, а звёзды от нас далеки – ближайшая находится на расстоянии около 4 световых лет от Солнца. Как образно выразился автор статьи в «Википедии», задача стоит примерно так: с расстояния в 1000 км разглядеть свечу – стоящую рядом с маяком!
Случались и досадные ошибки. В начале 1960-х годов было объявлено об открытии спутника у т.н. летящей звезды Барнарда – одной из наиболее близких к нам звёзд с массой в 7 раз меньше массы Солнца, быстро перемещающейся относительно других светил. Однако в 1973 году выяснилось, что звезда Барнарда на самом деле движется без колебаний и, значит, планет не имеет.
И только к 80-м годам учёные, наконец, получили в своё распоряжение технические средства и методы (сейчас лучшие из них – орбитальные телескопы), позволяющие достоверно открывать планеты, обращающиеся вокруг иных солнц. Считается, что первыми это сделали в 1988-м канадцы Б. Кэмпбелл, Г. Уолкер и С. Янг, которые обнаружили экзопланету у звезды-субгиганта Гамма Цефея А, – хотя существование этой планеты окончательно подтвердилось много позже, в 2002 году.
Как правило, существование экзопланеты устанавливается по тем или иным косвенным признакам – по особенностям движения и светимости звезды и т.д. Наиболее результативным пока является доплеровский метод – планета как бы «раскачивает» звезду, и это можно выявить спектрометрическим наблюдением. Транзитный метод связан с прохождением планеты на фоне светила, в момент чего видимая светимость звезды падает. Данный метод позволяет даже судить о наличии у планеты атмосферы. Используются и другие косвенные методы.
Но начиная с 2004 года, благодаря совершенствованию телескопов, астрономы стали получать уже и фотоснимки планетных систем – сначала в инфракрасном, а затем и видимом диапазоне. Так, 13 ноября 2008 года удалось получить снимок сразу трёх планет, обращающихся вокруг звезды HR 8799 в созвездии Пегаса. Тогда же путём прямого наблюдения была обнаружена планета у звезды Фомальгаут.
Попутно отметим, что астрономами получены также уникальные фотографии формирующихся из газопылевого облака протопланет – и это блестящим образом подтверждает материалистические представления о происхождении Земли и других объектов Солнечной Системы. Согласно последним оценкам учёных, ежегодно в нашей Галактике образуется 7 молодых («новорождённых») звёзд.
По состоянию на март 2011 года, выявлено 538 экзопланет в 448 планетных системах, причём в 54 системах подтверждено существование двух и более планет. Планеты уже обнаружены у 10% обследованных звёзд (!), и, что крайне важно, данный показатель, и так достаточно большой, по мере совершенствования техники наблюдений растёт. Правда, открытые пока экзопланеты – это по преимуществу газовые гиганты вроде Юпитера или Сатурна; обусловлено это, разумеется, тем, что столь крупные и массивные тела обнаруживаются легче.
Установленные факты говорят, по меньшей мере, о том, что наша Солнечная Система, опять же, вовсе не является уникальной и единственной в своём роде, что процессы формирования планет закономерны и необходимы, одним словом – всеобщи. Несомненно, что помимо экзопланет-гигантов, заведомо не пригодных для существования на них жизни, должно наличествовать немало небольших планет, похожих на Землю, находящихся в т.н. «обитаемой зоне» (или «зоне Златовласки»), т.е. получающих необходимое количество тепла, обладающих гидросферой и атмосферой – и оттого пригодных для зарождения и развития там жизни.
Потрясающий прогресс цифровых технологий, повышение разрешающей способности используемых астрономами приборов, вне всяких сомнений, позволит открывать такие планеты – открывать их всё чаще и чаще! – и делать на этой основе достоверные выводы о распространённости такого сорта планет, соответственно, о вероятности существования жизни (и разумной жизни) во Вселенной. Думается, данная научная проблема будет решена уже в ближайшие десятилетия, и это станет гигантским шагом вперёд в познании Космоса и в утверждении диалектико-материалистического взгляда на Мир. Сама способность открывать планеты на огромнейших расстояниях от нас служит, по-моему, наилучшим подтверждением ничем не ограниченного могущества познающего Человека.
Более того, как сообщается, после 2020 года NASA планирует вывести на орбиту космический телескоп ATLAST, способный обнаружить косвенные признаки наличия жизни на экзопланетах. Об этом можно будет судить по обнаружению т.н. «биомаркеров» – следов жизнедеятельности живых организмов, вроде наличия в атмосфере землеподобной экзопланеты молекулярного кислорода, озона и метана.
Наверное, аналогичным образом можно было бы зафиксировать и признаки хозяйственной деятельности, функционирования техносферы, влияние на оболочки экзопланеты имеющейся там развитой цивилизации, осуществляющей, по Марксу, «обмен веществ между человеком и природой» и ставшей, по известному выражению В. И. Вернадского, «геологической силой».
До самого последнего времени наиболее похожей на Землю по своим физическим условиям считалась планета Глизе 581 с, температура на поверхности которой находится в диапазоне от 0 до +40 градусов Цельсия, – так что на ней теоретически возможно наличие жидкой воды, совершенно необходимой, как принято считать, для существования жизни. Ускорение свободного падения на Глизе 581 с определено в 1,6 g (масса планеты – порядка 5 земных масс).
Звезда – красный карлик – Глизе 581 находится на расстоянии 20,4 св. года и входит в список ста ближайших к нам звёзд. Планетная система у неё была открыта в 2005 году и насчитывает не менее 6 планет. 29 сентября 2010 года список планет этой звезды пополнился объектом Глизе 581 g, который, по расчётам, ещё легче, чем Глизе 581 с, и тоже может располагаться в «обитаемой зоне».
Ну и, наконец, совсем недавно американские астрономы, использующие орбитальный телескоп «Кеплер» (выведен на орбиту в 2009 году и на его «счету» уже к февралю 2011-го было 15 обнаруженных экзопланет), объявили об открытии экзопланеты Кеплер 22b, расположенной, кстати, тоже довольно близко от нас (600 св. лет). Температура на её поверхности оценена в комфортные для жизни +22 градуса. По словам учёного Джефа Марси, Кеплер 22b представляет собой «самую малую планету из когда-либо найденных планет в тёплых зонах неподалёку от звезды, что позволяет говорить о вероятности зарождения там жизни». «Речь идёт о феноменальном открытии в истории человечества», – с гордостью заявляет учёный. Правда, судя по расчётам, планета сия всё-таки малость великовата, по размерам скорее напоминает наш Нептун [Константин Василькевич. Открыта потенциально обитаемая планета. // Газета «2000», 2011, №50 (586)].
Именно такие открытия дают нам основания для оптимизма, подтверждая принципиальную возможность научного решения вопроса об обитаемости «других миров». Пока же учёным остаётся лишь делать предварительные оценки, к которым, конечно же, надо относиться критически, как и ко всяким оценкам, делаемым на основе скудных и не слишком надёжных данных. Вот, например, в прошлом году по ТВ прошла новость о том, что, по оценкам, число планет, на которых возможна жизнь, в одной лишь нашей Галактике может достигать 500 миллионов!
Больше таких планет или меньше – но они наверняка есть. Вопрос: есть ли на них жизнь и как эта жизнь выглядит? Похожа она на нашу жизнь или нет?
Жизнь во всём её многообразии
Рассуждения о возможных формах жизни во Вселенной занимательны, но они, по существу, чисто спекулятивны и неминуемо ведут в область безудержной фантазии, далёкой от подлинной науки. Марксизм обязан предостерегать от такого рода скатывания в фантазию. Наука астробиология возникнет только тогда, когда в руки учёных попадёт биологический материал внеземного происхождения. А покамест такой науки нет и быть не может, даже если кому-то очень хочется с важностью именовать себя «астробиологом», претендуя на пионерские работы в этой области. Нет науки без наличного предмета науки! (Если только не считать вроде бы обнаруженных зондом «Кассини» косвенных признаков существования примитивной жизни на спутнике Сатурна Титане – но тут ничего ещё не доказано.)
Можно, самое большее, ограничиться общефилософским утверждением о предполагаемом бесконечном многообразии форм жизни во Вселенной; о том, что в других мирах, при наличии других, отличных от наших, физических и химических условий (сила тяжести, напряжённость магнитного поля и уровень радиации, температура, состав и плотность атмосферы и т.д.), живые организмы могут принимать формы, для нас крайне необычные и причудливые. Вплоть до пресловутого зелёного цвета человечков, прилетевших на «летающих тарелках».
Вообще же, в этом вопросе следует придерживаться диалектики всеобщего и особенного. Общность законов развития материи, живой в том числе, должна обусловливать схожесть форм жизни где бы то ни было во Вселенной. Скорее всего, везде должны действовать те же самые законы биологической эволюции, открытию которых положил начало Ч. Дарвин. Можно предположить и всеобщий характер двух видов симметрии живого – радиальной (лучевой) симметрии, характерной для неподвижных и малоподвижных организмов, и билатеральной (двусторонней) симметрии, присущей активно движущимся животным.
Однако различие условий существования на разных планетах, как было сказано выше, неизбежно должно вести к эволюционному своеобразию форм жизни, к их разительному отличию от «наших», земных форм.
То есть, гипотетические живые организмы из других миров должны быть принципиально похожи на наши – и в то же время сильно отличаться от них.
В «Диалектике природы» Фридрих Энгельс определил жизнь как «способ существования белковых тел». Развитие биологии внесло в эту дефиницию существенные коррективы: оказалось, что для жизни не меньшее, чем белки, значение имеют нуклеиновые кислоты – ДНК и РНК. Говоря обобщённо, в основе жизни (дать исчерпывающее определение «жизни» биологи до сих пор не смогли) лежат биополимеры – длинные, обладающие сложной пространственной структурой макромолекулы с определёнными, особенными свойствами. Свойства эти таковы, что, обладая устойчивостью, некоторой необходимой «прочностью», биополимеры, содержащие различные функциональные группы, могут вступать в многообразные химические процессы. Так, белки-ферменты способы работать как эффективнейшие, при этом – строго избирательные, катализаторы, в миллионы и миллиарды раз ускоряющие те или иные реакции. Благодаря всему этому обеспечивается обмен веществом и энергией между организмом и окружающей его средой, утилизируется энергия солнца, идущая на постройку организмов; «побеждается» имманентная неживой природе тенденция к возрастанию энтропии (неупорядоченности), осуществляется рост, размножение, распространение живых организмов.
Кроме того, особые биополимеры – ДНК и РНК – способны «записывать» в своей структуре (знаменитая «двойная спираль» из комплиментарных пар нуклеотидов) и далее «транслировать» на структуру белков наследственную информацию, которая и определяет проявление у потомков признаков, выработанных в ходе эволюции, обусловливает наследственность и изменчивость организмов. Обусловливает, в конечном итоге, специфическую упорядоченность и целесообразность «живого», отличающих его от «неживого».
Таким образом, химической основой жизни, так или иначе, могут быть лишь полимеры, обладающие большой химической «гибкостью» (инертностью и высокой реакционной способностью одновременно) и способностью фиксировать, хранить и передавать наследственную информацию. В «нашем» мире это белки, ДНК и РНК. Со своими функциями эти «вещества жизни» справляются, похоже, идеально.
В природе, в принципе, существуют лишь два химических элемента, могущих образовывать длинные прочные «цепочки» полимеров, – углерод и кремний. С точки зрения химика, кремнийорганика (к коей относится и всем известный силикон) является альтернативой органике «углеродной». Отсюда возникает соблазн порассуждать о кремнийорганической жизни, альтернативной нашей привычной белково-нуклеотидной жизни и возможной «где-то там в космосе».
Сторонники «альтернативной биохимии» называют ту точку зрения, что у привычной для нас углеродной («белково-нуклеотидной») биохимии альтернативы нет и быть не может, «углеродным шовинизмом». Сие хлёсткое выражение придумал уже упомянутый выше Карл Саган, говоривший и о ряде других «шовинизмов», проявляемых учёными-землянами в вопросе о формах жизни во Вселенной. Как писал Саган, мы не можем принять возможность «иной» биохимии только лишь потому, что сами состоим из углерода и воды.
И всё же логично предположить, что живые организмы везде и всюду состоят из тех же самых или схожих по составу и структуре белков и ДНК–РНК, что и мы. «Углеродного шовинизма» придерживается большинство учёных. И их позиция выглядит куда более обоснованной. Ибо кремнийорганика, как известно, отличается высокой химической инертностью; она не обладает той «химической гибкостью», о которой речь шла выше, и, по всей видимости, она не способна фиксировать и передавать информацию. Более того, в природе кремний проявляет очевидную склонность превращаться в наиболее устойчивое и малоподвижное соединение SiO2, из которого явно «жизни не слепишь». Кремнийорганические соединения, известные нам, все являются продуктами науки и промышленности.
Так что за неимением альтернативного биологического материала следует, на мой взгляд, продолжать придерживаться «консервативного» научного положения о жизни как о способе существования нуклеопротеидных («углеродных») тел. Что отнюдь не отрицает бесконечного многообразия возможных форм жизни во Вселенной, ибо из немногих «кирпичиков жизни» – протеиногенных аминокислот и нуклеотидов – может быть «составлено» бесчисленное множество самых разнообразных биологических объектов различного уровня сложности.
Что же касается внешнего вида «пришельцев», как их изображают уфологи и фантасты, – этих бесполых существ серо-зелёного цвета, с тщедушными телами и непропорционально крупными головами, и т.д. и т.п. – то такие представления, на мой взгляд, со всей очевидностью демонстрируют бесперспективность капитализма. «Пришельцы» – представители более высокой по сравнению с нашей цивилизации, более высокой в чисто технологическом плане. Поэтому нами на них так или иначе фантастически проецируются предполагаемые черты наших отдалённых потомков. «Уродцы» с атрофированными мышцами, «стёртыми» половыми признаками и утратившей здоровый цвет кожей, могучие мыслью, но жалкие телом, – это явно продукт дальнейшей деградации буржуазной цивилизации, с её уродующим разделением труда, подчинённостью пролетария труду ради создания прибыли капиталистов, издевательством над окружающей природной средой и становящимися всё более извращенными «гендерными» отношениями.
Не способен капитализм использовать растущие производительные силы для всестороннего развития личности и разумного преобразования природы; и все эти пугающие процессы деградации человеческого материала, покончить с которыми вряд ли возможно без изменения существующего общественного строя, только усугубляются в «информационную эру», когда грубо физический труд заменяется интеллектуальной работой с компьютером.
Вообще, надо отметить, что западная кинофантастика – это едва ли не самая лучшая антикапиталистическая пропаганда, и её фильмы, мрачно изображающие будущее нашей капиталистической цивилизации, служат подлинным приговором капитализму, хотя их авторы вряд ли это осознают и хотели бы этого добиться!
Зато в одном аспекте проблемы внеземных цивилизаций можно утверждать однозначно: самые красивые девушки во Вселенной точно живут на нашей планете!
Марксизм против домыслов и сказок
Недостаток наблюдательных данных и горячее желание части людей верить, что «мы не одни», неизбежно ведёт к спекуляциям и фантазиям. И в рассматриваемой нами проблеме даже самые серьёзные учёные могут легко отрываться от реалий, особенно если они пытаются выразить свои гипотезы в математическом виде.
Широко известно т.н. уравнение Дрейка, определяющее число цивилизаций в Галактике, с которыми у нас есть шанс вступить в контакт. Сия формула, конечно, весьма занятна, но вот беда: почти все входящие в неё множители неизвестны, и, более того, даже приблизительно оценить их значения представляется практически невозможным. Особенное недоумение вызывает параметр «среднее время жизни цивилизации, способной к контакту». Сам Ф. Дрейк оценил эту величину в 10000 лет, некоторые современные исследователи дают гораздо более пессимистические значения в сотни лет. Но как можно вообще судить о времени жизни цивилизации до тех пор, пока мы не познали иных цивилизаций и продолжаем, тьфу-тьфу-тьфу, существовать сами, – совершенно не понятно...
По крайней мере, от таких математических упражнений вреда нет никакого. Вред несут попытки ненаучно домысливать, как выглядят (внешне) инопланетяне и как устроена их общественная жизнь, каких норм поведения они придерживаются и т.д. Мы этого делать, конечно, не будем. Однако, опираясь, опять же, на принцип материального единства мира, который доказывается всей совокупностью данных естественных и общественных наук, смело можно выдвинуть два важных, принципиально марксистских, строго научных предположения.
Предположение первое – закономерности антропогенеза одинаковы во всей Вселенной. Труд создал человека. А это означает, что как бы внешне ни отличались от нас гуманоиды с других планет, у них непременно должен быть развитый мозг – орган мышления; и у них должны быть (в той или иной форме) рукиорганы труда, поскольку развитие мозга и становление речи у формировавшихся людей шло в тесной связи с развитием (в процессе труда) рук и усложнением трудовых навыков. Представления о «мыслящих сгустках плазмы» и проч. – нелепы и годятся разве лишь для ненаучной фантастики.
И предположение второе: опять же, законы общественного развития везде одни и те же. Земляне, начав осваивать Космос, могут столкнуться с внеземными обществами, стоящими на различных ступенях развития – от первобытнообщинного строя до коммунизма, могут увидеть как своё далёкое прошлое, так и своё будущее. Однако все должны пройти – по крайней мере, в общем и целом, от «первобытного коммунизма» через эксплуатацию человека человеком к коммунистическому строю – последовательность смены общественно-экономических формаций, открытую марксизмом. Потому что производственные отношения – вообще, общественные отношения – закономерно развиваются в связи с развитием производительных сил, последовательно проходящих ступени ручного, машинного и информационно-машинного производства, использования человеком различных, всё более мощных источников энергии, познания и применения в трудовой деятельности законов природы, совершенствования способов коммуникации.
Представители иных цивилизаций, быть может, действительно прилетающие к нам уже сейчас, должны находиться на самой высокой, коммунистической стадии общественного развития, предполагающей обладание «супертехнологиями» и разумное господство над силами природы. Поэтому глупо переносить на них черты людей нашего, буржуазного общества (как то: стремление к наживе и уничтожению «чужаков», военному захвату других планет) и уж тем более изображать их, скажем, рабовладельцами (похищают людей и вывозят их в рабство на другие планеты). В этих представлениях проявляется ограниченность буржуазной натуры, равно как и иррациональный страх перед вооружённой агрессией из космоса с целью полного уничтожения нас – в котором находит отражение реальная угроза Мировой войны.
Выход некоей цивилизации за узкие рамки планеты – её «колыбели», на просторы Вселенной, возможен только при коммунизме, поскольку для этого требуется полное обобществление производства, полное объединение всех производительных сил, всех материальных и интеллектуальных ресурсов в масштабах данной цивилизации для решения стоящих перед ней целей и задач. Иначе говоря, необходимо, чтобы «человечество» из ограниченной планетарной силы превратилось в силу космическую, вселенскую, чтобы были сметены все те преграды, что разделяют и разобщают людей. При капитализме это невозможно, такое под силу только коммунизму. И лучшее доказательство космических перспектив коммунизма – первый полёт в космос гражданина СССР и коммуниста Юрия Гагарина!
Критический момент в истории цивилизации
Вполне возможно, что мы «не доросли», «не дозрели» ещё до контактов с высокоразвитыми цивилизациями именно в силу того, что не вышли пока из своей «предыстории» и не поднялись на ту наивысшую общественную ступень, которая необходима для превращения человечества из ограниченной земной силы в силу космическую. Хуже того, мы можем на неё и не подняться – слишком велика вероятность нашего самоуничтожения в итоге буржуазного загнивания.
Рост порождённых капитализмом и делающихся всё более могущественными производительных сил в условиях действия основного экономического закона капитализма, в условиях безудержной погони за прибылью не может не вести к разрушению природы, к разрушению нашего земного «дома». Созидание, вообще, всё более оборачивается разрушением производительных сил – это относится в том числе и к «человеческому материалу». Углубление и обострение противоречий империализма в эпоху его общего кризиса делает очень вероятной Большую Войну с возможностью применения самых изощрённых видов оружия и перспективой уничтожения человечества. Взять даже такой вопрос: возможность гибели нашей цивилизации в результате действия естественной причины (падение астероида и т.п.) – очевидно, что коммунистически объединённое человечество справилось бы с возникшей угрозой с куда большей вероятностью.
В этом смысле параметр «среднее время жизни цивилизации, способной к контакту» из уравнения Дрейка звучит прямо-таки зловеще. И пессимистические оценки этой величины всего лишь несколькими сотнями лет представляются весьма даже реалистическими. Можно предположить, что многие из возникающих во Вселенной цивилизаций и гибнут в той самой критической точке, когда становится жизненно необходимым переход от «предыстории» к действительной истории, от агонизирующего буржуазного общества к обществу коммунистическому.
Так не связана ли проблема установления контактов между цивилизациями с вопросом о победе в них коммунистических революций?
К. ДЫМОВ
Вопрос о том, одиноки ли мы во Вселенной, или же где-то живут наши «братья по разуму», волнует человечество давно. К сожалению, в последнее время этот важный в мировоззренческом отношении вопрос почти целиком отдан на откуп псевдонауке. Т.н. уфология, возможно, и накопила обширный и интересный фактический материал о непознанных пока ещё загадочных явлениях, однако этот материал тесно переплетается с фальсификациями и всякого рода антинаучными предположениями. Так что крайне затруднительно выделить в работах уфологов «рациональное зерно» и очертить тот круг явлений, выдаваемых за деятельность инопланетян, который вправду требует научного изучения. Подлинная наука не располагает достоверными доказательствами существования внеземного разума. Попытки обнаружить инопланетные радиосигналы и отправлять послания жителям других миров в надежде получить от них ответ успехом пока не увенчались.
Вселенная загадочно молчит…
Работы в этом направлении велись и ведутся. Начало программе SETI (Search for Extraterrestrial Intelligence) было положено в 1959 году, когда авторитетный журнал «Nature» опубликовал статью учёных Коккони и Морисона «Поиски межзвёздных сообщений». Эти исследователи предлагали, в частности, вести поиск радиосигналов на волне 21 см – это универсальная величина, линия излучения межзвёздного водорода – которой могли бы, по логике, воспользоваться (как и мы) люди из других миров, желая установить контакт с себе подобными. 8 апреля 1960 года астроном Корнельского университета Фрэнк Дрейк начал «прослушивание» Космоса, используя в этой работе 26-метровый радиотелескоп Национальной радиоастрономической обсерватории США в Грин Бэнк, Западная Вирджиния (проект «Ozma»). Одним из первых объектов изучения стала та самая звезда Тау Кита, что известна нам по шутливой песенке Владимира Высоцкого. Тау Кита, наряду со звездой Эпсилон Эридана, в то время рассматривалась в числе наиболее вероятных кандидатов на присутствие там разума. С тех пор, однако, выделить радиосигналы достоверно искусственного происхождения так и не удалось; отчего в 2004 году, после «отработки» 800 звёзд, один из руководителей исследовательских работ Питер Бэкус констатировал: «Мы вынуждены заключить, что живём среди очень тихих соседей». Правда, проверено менее 0,1% близко расположенных к нам звёзд, ожидающих исследования. Одна из причин медленного продвижения работы – недостаточное финансирование программы SET. Большие надежды американские учёные ныне связывают с применением для анализа радиосигналов более мощных ЭВМ, приобретённых NASA. «Сетевой» же анализ радиосигналов (когда используются свободные ресурсы на домашних компьютерах добровольцев, подключённых к Интернету) осуществляется в рамках проекта «Википедии» SETI@home [http://ru.wikipedia.org/wiki/SETI@home]. В марте 2003-го участниками проекта был выделен сигнал SHGb02+14a, который покамест считается самым вероятным «претендентом» на звание сигнала «гуманоидного» происхождения. Хотя некоторые его особенности ставят такое предположение под большущее сомнение – по мнению ряда учёных, на самом деле он был то ли космическим шумом, то ли проявлением некоего неизвестного астрофизического явления, то ли вообще результатом сбоя в работе радиотелескопа. В Советском Союзе и затем в России работы по поиску внеземных сигналов велись на Специальной астрофизической обсерватории РАН, расположенной на Северном Кавказе, с использованием знаменитого, самого большого в мире 600-метрового радиотелескопа РАТАН-600. Проверялись близко расположенные от нас звёзды солнечного типа, причём параллельно для поиска оптических сигналов астрономы пытались применять 6-метровый супертелескоп-рефлектор БТА. С другой стороны, не раз предпринимались попытки отправлять в космос свои сообщения в виде, доступном (как нам кажется!) пониманию обитателей других миров. Первым из них, кстати, стало послание «Мир. Ленин. СССР», отправленное в 1962 году из Евпаторийского центра дальней космической связи (ЕЦДКС). Широко известно радиопослание «Аресибо», составленное американцами Ф. Дрейком и Карлом Саганом и посланное в 1974 году с открывшегося тогда нового радиотелескопа в обсерватории Аресибо (Пуэрто-Рико). Оно примечательно тем, что его авторы попытались в сжатом виде сообщить самую важную информацию о Солнечной Системе и нашей цивилизации, закодировав сообщение так, чтобы получатели сразу распознали искусственный характер сигналов и смогли послание прочитать. То есть, сделан шаг к разработке проблемы коммуникации с разумными существами, которые, ясное дело, не могут понимать наши земные языки. По сути, учёные пытаются создавать некий «межпланетный язык» – хотя данная задача представляется неимоверно сложной, ибо тем, кто живёт в иных звёздных мирах и прошёл совершенно другую историю культуры, очевидно, было бы трудно понять то, что нам кажется само собой разумеющимся. Более того, обычно эти послания не в состоянии прочесть – так, для проверки концепции – и наши, земные учёные, не занятые в соответствующих проектах! Работы в указанном направлении вызывают оттого немалую критику, но они, как мне кажется, весьма важны на тот случай, если контакт с внеземными цивилизациями будет вдруг когда-нибудь установлен. Попытки связаться с другими мирами тем временем продолжаются. Так, в 1999 году из Евпатории были осуществлены четыре сеанса передачи информации к четырём звёздам солнечного типа в рамках международного проекта «Cosmic Call». Помимо этого, американские космические аппараты «Пионер» и «Вояджер» «вынесли» из нашей Солнечной системы сведения о нас в виде изображений на покрытых золотом пластинках, а также фотографий и аудиозаписей, в надежде, опять же, на то, что эти материалы попадут когда-нибудь в руки инопланетян. Кстати, «картинку» для «Пионера» разрабатывал всё тот же астроном Карл Саган (1934–96), который считается наиболее авторитетным из учёных, занимавшихся когда-либо проблемой внеземных цивилизаций. На пластинке «Вояджера» были записаны, кроме всего прочего, разнообразные земные звуки, музыка (от Бетховена и Баха до Луи Армстронга и народной музыки Папуа – Новой Гвинеи) и обращение к «гуманоидам» тогдашнего президента США Дж. Картера. Одно, правда, плохо: если принять во внимание чудовищные расстояния в Галактике (не говоря уж про Вселенную), ждать ответы на посланные «месседжи» придётся чертовски долго, и это обстоятельство даёт основания для скептицизма…
Философское осмысление вопроса
Итак, в настоящее время наука не располагает доказательствами того, что где-то за пределами нашей планеты существует разумная жизнь, как, впрочем, и жизнь вообще. Тем не менее, теоретическое рассмотрение затронутого нами вопроса и его философское, материалистическое осмысление вполне допустимо и желательно – хотя бы уже для того, чтобы противостоять псевдонаучным, квазирелигиозным представлениям о «маленьких зелёных человечках» и «космических богах», которые летают по Вселенной на «тарелочках», наведываясь в наш «наилучший из миров». Ведь именно так: уфология часто смыкается с особого рода модернистской квазирелигией, идущей в наш век НТР и космонавтики на смену традиционным религиям с их «бабьими сказками» и пережитками наивно-первобытных верований. «Пришельцы» обычно предстают в виде вездесущих, всемогущих, всевидящих и всезнающих существ, которые творят чудеса, нарушая законы природы, наблюдают за нами, оставаясь при этом невидимыми и неуловимыми, ставят над землянами медицинские опыты и могут, если того пожелают, в один отнюдь не прекрасный день с лёгкостью покончить с нашей цивилизацией, организовав «конец света». Ну чем они не боги? Нетрудно увидеть, что эти представления о «космических богах» имеют те же социальные и психологические корни, что и всякая религия вообще… В решении вопроса о внеземных цивилизациях мы должны исходить из философского положения, идущего ещё от Джордано Бруно: поскольку Вселенная бесконечна – бесконечна в количественном и качественном отношениях, – то в бесконечной Вселенной должно быть бесчисленное множество миров, подобных нашему, миров, населённых живыми, в т.ч. и мыслящими существами. Развитие астрономии, начиная от Коперника, Бруно и Галилея, похоронило тесно связанные с религией антропоцентристские взгляды на мир и наше место в нём – что якобы мы «избранны» или «богоизбранны». Установлено, что наше Солнце – рядовая звезда спектрального класса G2, расположенная на периферии Млечного Пути – рядовой, ничем не примечательной, заурядной, по сути дела, галактики спирального типа (S). Мы не находимся в «центре» Вселенной или в какой-то выделенной её точке – как это утверждала религия, до последнего времени, кстати сказать, категорически отвергавшая существование внеземных цивилизаций (лишь теперь она вынуждена «подстраиваться» под модные уфологические воззрения, распространившиеся в среде верующих). Научное положение о «невыделенности» Солнечной системы, не оспариваемое сегодня, кажется, уже никем из учёных, в разных формулировках получило название принцип Коперника или принцип заурядности. Тут, однако, сразу возникает другое возражение: да, Солнце и наша Галактика, без сомнений, «не выделены», заурядны, но при этом явно незаурядна и, вероятно, даже единственна в своём роде наша земная цивилизация – раз уж нет никаких свидетельств обратного. Этому возражению, т.н. гипотезе уникальной Земли (англ. Rare Earth hypothesis), являющей собою рецидив антропоцентризма в сегодняшней науке, следует противопоставить принцип материального единства мира, который подтверждается всем развитием естествознания, всей совокупностью данных науки. Наша «заурядность» и «невыделенность» имеет гораздо более глубокие физические основания, чем просто «периферийное расположение» нашего мира. Как свидетельствуют астрономические и физические наблюдения, всё видимое пространство Вселенной однородно: во всех его точках действуют одни и те же, единые для всего Мира законы физики, законы природы; везде присутствуют одни и те же элементарные частицы и химические элементы, соединяющиеся в молекулы. Учёным даже удалось, используя спектральные методы наблюдений, обнаружить в космосе десятки достаточно сложных органических соединений! А значит, во всех уголках Вселенной должны происходить (и происходят) одни и те же физические и химические процессы, закономерно ведущие к возникновению звёзд и планетных систем, к зарождению и эволюции на них жизни, к появлению – в итоге сложного и долгого развития – высокоорганизованной мыслящей материи. Если принять бесконечность Космоса, то и вероятность возникновения жизни и разума вне нашей Земли следует считать отличной от нуля. Если же, далее, принять – для чего у нас наличествуют все философские и естественнонаучные основания, – что развитие форм движения материи от самых простых, элементарных (в частности – химической) до биологической и социальной форм движения есть процесс закономерный и необходимый, то следует дать утвердительный ответ: да, внеземные цивилизации ДОЛЖНЫ существовать. Противоположный ответ, противоположную точку зрения («уникальная Земля» и т.д.) нужно расценивать как идеалистическую – поскольку она, в конечном итоге, отрицает носящую всеобщий и необходимый характер естественную закономерность развития материи, поскольку она трактует возникновение жизни и человека как «уникальную случайность», философски подразумевающую творческий акт божества. Именно так: «случайность» обязательно подводит к признанию этого самого «творческого акта». Исследование сложных закономерностей развития природы подменяется оперированием понятиями математической теории вероятностей. И на основании хитроумных выкладок объявляется, что образование планеты с подходящими для жизни условиями, возникновение на этой планете молекул белка и ДНК, живой клетки и, далее, многоклеточных существ суть случайные события, математическая вероятность свершения коих исчезающе мала. А поскольку жизнь на «уникальной» Земле, вопреки близкой к нулю вероятности (а лучше прямо сказать – вопреки невероятности) её возникновения, всё-таки существует, то тут явно не обошлось без вмешательства надприродных сил… Против этого «горою стоит» диалектика необходимости и случайности, рассматривающая их как две формы проявления закономерности, взаимосвязанные и часто тождественные друг другу. «Случайность необходима», и, более того, кажущаяся случайность многих явлений обусловлена всего лишь тем, что человеку пока ещё неведомы их причины, – об этом всегда должны помнить учёные, занятые проблемами космологии, космогонии и биологии, имеющие дело со сложно взаимодействующими, «хитро переплетёнными» природными процессами. И рассматривать вопрос о существовании инопланетной жизни нужно, на мой взгляд, единственно с позиции необходимой закономерности процессов развития, но никак не под углом облечённой в мудрёные формулы математической вероятности. С другой стороны, однако, критерием истины, согласно марксизму, служит практика, а на практике существование внеземных цивилизаций, как мы знаем, пока не подтверждается. Можно объяснять отсутствие неопровержимо подтверждённых «контактов» огромностью расстояний во Вселенной. В любом случае, отсутствие чётких свидетельств существования внеземного разума не даёт, в свете приведённых выше рассуждений, оснований утверждать, что его, разума, нигде нет, – но и не позволяет нам заниматься спекуляциями насчёт «иных миров». Да, мы имеем дело не более чем с гипотезой о существовании внеземных цивилизаций, но с гипотезой подлинно научной, прочно основанной на совокупности наших знаний о мире. В вопросе о внеземных цивилизациях точка зрения марксизма противостоит как идеалистическим, неразрывно связанным с религией теориям «единственности» и «(бого)избранности» нашей земной цивилизации, так и столь же смыкающимся с мистикой и основанным зачастую на сомнительных показаниях и откровенных фальсификациях лженаучным построениям уфологов. Вопрос о существовании инопланетян уж точно не может быть вопросом веры, его нельзя решать в духе: «я хочу верить, что они есть» (или же, напротив, «не могу поверить в это»). Мы говорим: да, если исходить из общих философских и естественнонаучных положений, внеземные цивилизации должны существовать, но мы не можем голословно утверждать (и не утверждаем), что они существуют. Надо сохранять хладнокровие и всегда придерживаться т.н. презумпции естественности, требующей при объяснении непознанных пока феноменов первым делом искать природные, в смысле – не связанные с деятельностью разумных существ, причины. Доказательства того, что мы «не одни», воистину требуются «железные», неопровержимые – такие, чтоб сомнений не оставалось… Ответ на волнующий нас вопрос даст время. Человеческое познание – процесс беспредельный, покуда существует само человечество. Мир принципиально познаваем, хотя при достигнутом уровне нашего развития определённые явления и вопросы, в частности – вопрос, разбираемый в настоящей статье, остаются непознанными, невыясненными, «тёмными». Развитие науки и практики наверняка даст в будущем инструменты для более основательного поиска в космосе следов деятельности наших «братьев по разуму» и установления контакта с ними, ежели они и вправду существуют. И прогресс в этом деле наметился – учёные, по крайней мере, вплотную подошли к поиску планет, на которых возможна жизнь.
Поиск кандидатов в «Земли»
В видимой части Вселенной (Метагалактике) насчитывается от 100 млрд. до 1 трлн. галактик, в каждой из которых содержится в среднем 100 млрд. звёзд. Как считал, к примеру, известный советский астрофизик Иосиф Шкловский (1916–1985), благоприятные для возникновения жизни условия могут существовать на планетах, обращающихся только лишь вокруг одиночных (не двойных и многокомпонентных) звёзд спектральных классов G (как наше Солнце), а также K и M – то есть звёзд «холодных» и «долгоживущих». Число удовлетворяющих этим требованиям звёзд только в нашей Галактике (Млечном Пути) может составить порядка 1 млрд. (Правда, существуют и многие другие требования, сужающие круг светил интересующего нас рода, – скажем, достаточное содержание тяжёлых химических элементов в веществе, из коего формируются звезда и её планеты; их расположение в зоне, не подверженной мощному ионизирующему излучению «соседей», и т.д. и т.п. Научные споры вызывает вопрос: могут ли в принципе быть обитаемы системы красных карликов – небольших, меньше Солнца, слабоизлучающих холодных звёзд; а их-то в Галактике как раз большинство, есть данные – от 70 до 90%.) Долгое время задача обнаружения т.н. экзопланет, или внесолнечных планет, оставалась технически нерешённой, и, соответственно, оставался открытым вопрос о том, существуют ли таковые вообще и не является ли наша планетная система и впрямь уникальной, единственной в своём роде. Проблема тут очевидна: планеты малы и тусклы по сравнению со звёздами, а звёзды от нас далеки – ближайшая находится на расстоянии около 4 световых лет от Солнца. Как образно выразился автор статьи в «Википедии», задача стоит примерно так: с расстояния в 1000 км разглядеть свечу – стоящую рядом с маяком! Случались и досадные ошибки. В начале 1960-х годов было объявлено об открытии спутника у т.н. летящей звезды Барнарда – одной из наиболее близких к нам звёзд с массой в 7 раз меньше массы Солнца, быстро перемещающейся относительно других светил. Однако в 1973 году выяснилось, что звезда Барнарда на самом деле движется без колебаний и, значит, планет не имеет. И только к 80-м годам учёные, наконец, получили в своё распоряжение технические средства и методы (сейчас лучшие из них – орбитальные телескопы), позволяющие достоверно открывать планеты, обращающиеся вокруг иных солнц. Считается, что первыми это сделали в 1988-м канадцы Б. Кэмпбелл, Г. Уолкер и С. Янг, которые обнаружили экзопланету у звезды-субгиганта Гамма Цефея А, – хотя существование этой планеты окончательно подтвердилось много позже, в 2002 году. Как правило, существование экзопланеты устанавливается по тем или иным косвенным признакам – по особенностям движения и светимости звезды и т.д. Наиболее результативным пока является доплеровский метод – планета как бы «раскачивает» звезду, и это можно выявить спектрометрическим наблюдением. Транзитный метод связан с прохождением планеты на фоне светила, в момент чего видимая светимость звезды падает. Данный метод позволяет даже судить о наличии у планеты атмосферы. Используются и другие косвенные методы. Но начиная с 2004 года, благодаря совершенствованию телескопов, астрономы стали получать уже и фотоснимки планетных систем – сначала в инфракрасном, а затем и видимом диапазоне. Так, 13 ноября 2008 года удалось получить снимок сразу трёх планет, обращающихся вокруг звезды HR 8799 в созвездии Пегаса. Тогда же путём прямого наблюдения была обнаружена планета у звезды Фомальгаут. Попутно отметим, что астрономами получены также уникальные фотографии формирующихся из газопылевого облака протопланет – и это блестящим образом подтверждает материалистические представления о происхождении Земли и других объектов Солнечной Системы. Согласно последним оценкам учёных, ежегодно в нашей Галактике образуется 7 молодых («новорождённых») звёзд. По состоянию на март 2011 года, выявлено 538 экзопланет в 448 планетных системах, причём в 54 системах подтверждено существование двух и более планет. Планеты уже обнаружены у 10% обследованных звёзд (!), и, что крайне важно, данный показатель, и так достаточно большой, по мере совершенствования техники наблюдений растёт. Правда, открытые пока экзопланеты – это по преимуществу газовые гиганты вроде Юпитера или Сатурна; обусловлено это, разумеется, тем, что столь крупные и массивные тела обнаруживаются легче. Установленные факты говорят, по меньшей мере, о том, что наша Солнечная Система, опять же, вовсе не является уникальной и единственной в своём роде, что процессы формирования планет закономерны и необходимы, одним словом – всеобщи. Несомненно, что помимо экзопланет-гигантов, заведомо не пригодных для существования на них жизни, должно наличествовать немало небольших планет, похожих на Землю, находящихся в т.н. «обитаемой зоне» (или «зоне Златовласки»), т.е. получающих необходимое количество тепла, обладающих гидросферой и атмосферой – и оттого пригодных для зарождения и развития там жизни. Потрясающий прогресс цифровых технологий, повышение разрешающей способности используемых астрономами приборов, вне всяких сомнений, позволит открывать такие планеты – открывать их всё чаще и чаще! – и делать на этой основе достоверные выводы о распространённости такого сорта планет, соответственно, о вероятности существования жизни (и разумной жизни) во Вселенной. Думается, данная научная проблема будет решена уже в ближайшие десятилетия, и это станет гигантским шагом вперёд в познании Космоса и в утверждении диалектико-материалистического взгляда на Мир. Сама способность открывать планеты на огромнейших расстояниях от нас служит, по-моему, наилучшим подтверждением ничем не ограниченного могущества познающего Человека. Более того, как сообщается, после 2020 года NASA планирует вывести на орбиту космический телескоп ATLAST, способный обнаружить косвенные признаки наличия жизни на экзопланетах. Об этом можно будет судить по обнаружению т.н. «биомаркеров» – следов жизнедеятельности живых организмов, вроде наличия в атмосфере землеподобной экзопланеты молекулярного кислорода, озона и метана. Наверное, аналогичным образом можно было бы зафиксировать и признаки хозяйственной деятельности, функционирования техносферы, влияние на оболочки экзопланеты имеющейся там развитой цивилизации, осуществляющей, по Марксу, «обмен веществ между человеком и природой» и ставшей, по известному выражению В. И. Вернадского, «геологической силой». До самого последнего времени наиболее похожей на Землю по своим физическим условиям считалась планета Глизе 581 с, температура на поверхности которой находится в диапазоне от 0 до +40 градусов Цельсия, – так что на ней теоретически возможно наличие жидкой воды, совершенно необходимой, как принято считать, для существования жизни. Ускорение свободного падения на Глизе 581 с определено в 1,6 g (масса планеты – порядка 5 земных масс). Звезда – красный карлик – Глизе 581 находится на расстоянии 20,4 св. года и входит в список ста ближайших к нам звёзд. Планетная система у неё была открыта в 2005 году и насчитывает не менее 6 планет. 29 сентября 2010 года список планет этой звезды пополнился объектом Глизе 581 g, который, по расчётам, ещё легче, чем Глизе 581 с, и тоже может располагаться в «обитаемой зоне». Ну и, наконец, совсем недавно американские астрономы, использующие орбитальный телескоп «Кеплер» (выведен на орбиту в 2009 году и на его «счету» уже к февралю 2011-го было 15 обнаруженных экзопланет), объявили об открытии экзопланеты Кеплер 22b, расположенной, кстати, тоже довольно близко от нас (600 св. лет). Температура на её поверхности оценена в комфортные для жизни +22 градуса. По словам учёного Джефа Марси, Кеплер 22b представляет собой «самую малую планету из когда-либо найденных планет в тёплых зонах неподалёку от звезды, что позволяет говорить о вероятности зарождения там жизни». «Речь идёт о феноменальном открытии в истории человечества», – с гордостью заявляет учёный. Правда, судя по расчётам, планета сия всё-таки малость великовата, по размерам скорее напоминает наш Нептун [Константин Василькевич. Открыта потенциально обитаемая планета. // Газета «2000», 2011, №50 (586)]. Именно такие открытия дают нам основания для оптимизма, подтверждая принципиальную возможность научного решения вопроса об обитаемости «других миров». Пока же учёным остаётся лишь делать предварительные оценки, к которым, конечно же, надо относиться критически, как и ко всяким оценкам, делаемым на основе скудных и не слишком надёжных данных. Вот, например, в прошлом году по ТВ прошла новость о том, что, по оценкам, число планет, на которых возможна жизнь, в одной лишь нашей Галактике может достигать 500 миллионов! Больше таких планет или меньше – но они наверняка есть. Вопрос: есть ли на них жизнь и как эта жизнь выглядит? Похожа она на нашу жизнь или нет?
Жизнь во всём её многообразии
Рассуждения о возможных формах жизни во Вселенной занимательны, но они, по существу, чисто спекулятивны и неминуемо ведут в область безудержной фантазии, далёкой от подлинной науки. Марксизм обязан предостерегать от такого рода скатывания в фантазию. Наука астробиология возникнет только тогда, когда в руки учёных попадёт биологический материал внеземного происхождения. А покамест такой науки нет и быть не может, даже если кому-то очень хочется с важностью именовать себя «астробиологом», претендуя на пионерские работы в этой области. Нет науки без наличного предмета науки! (Если только не считать вроде бы обнаруженных зондом «Кассини» косвенных признаков существования примитивной жизни на спутнике Сатурна Титане – но тут ничего ещё не доказано.) Можно, самое большее, ограничиться общефилософским утверждением о предполагаемом бесконечном многообразии форм жизни во Вселенной; о том, что в других мирах, при наличии других, отличных от наших, физических и химических условий (сила тяжести, напряжённость магнитного поля и уровень радиации, температура, состав и плотность атмосферы и т.д.), живые организмы могут принимать формы, для нас крайне необычные и причудливые. Вплоть до пресловутого зелёного цвета человечков, прилетевших на «летающих тарелках». Вообще же, в этом вопросе следует придерживаться диалектики всеобщего и особенного. Общность законов развития материи, живой в том числе, должна обусловливать схожесть форм жизни где бы то ни было во Вселенной. Скорее всего, везде должны действовать те же самые законы биологической эволюции, открытию которых положил начало Ч. Дарвин. Можно предположить и всеобщий характер двух видов симметрии живого – радиальной (лучевой) симметрии, характерной для неподвижных и малоподвижных организмов, и билатеральной (двусторонней) симметрии, присущей активно движущимся животным. Однако различие условий существования на разных планетах, как было сказано выше, неизбежно должно вести к эволюционному своеобразию форм жизни, к их разительному отличию от «наших», земных форм. То есть, гипотетические живые организмы из других миров должны быть принципиально похожи на наши – и в то же время сильно отличаться от них. В «Диалектике природы» Фридрих Энгельс определил жизнь как «способ существования белковых тел». Развитие биологии внесло в эту дефиницию существенные коррективы: оказалось, что для жизни не меньшее, чем белки, значение имеют нуклеиновые кислоты – ДНК и РНК. Говоря обобщённо, в основе жизни (дать исчерпывающее определение «жизни» биологи до сих пор не смогли) лежат биополимеры – длинные, обладающие сложной пространственной структурой макромолекулы с определёнными, особенными свойствами. Свойства эти таковы, что, обладая устойчивостью, некоторой необходимой «прочностью», биополимеры, содержащие различные функциональные группы, могут вступать в многообразные химические процессы. Так, белки-ферменты способы работать как эффективнейшие, при этом – строго избирательные, катализаторы, в миллионы и миллиарды раз ускоряющие те или иные реакции. Благодаря всему этому обеспечивается обмен веществом и энергией между организмом и окружающей его средой, утилизируется энергия солнца, идущая на постройку организмов; «побеждается» имманентная неживой природе тенденция к возрастанию энтропии (неупорядоченности), осуществляется рост, размножение, распространение живых организмов. Кроме того, особые биополимеры – ДНК и РНК – способны «записывать» в своей структуре (знаменитая «двойная спираль» из комплиментарных пар нуклеотидов) и далее «транслировать» на структуру белков наследственную информацию, которая и определяет проявление у потомков признаков, выработанных в ходе эволюции, обусловливает наследственность и изменчивость организмов. Обусловливает, в конечном итоге, специфическую упорядоченность и целесообразность «живого», отличающих его от «неживого». Таким образом, химической основой жизни, так или иначе, могут быть лишь полимеры, обладающие большой химической «гибкостью» (инертностью и высокой реакционной способностью одновременно) и способностью фиксировать, хранить и передавать наследственную информацию. В «нашем» мире это белки, ДНК и РНК. Со своими функциями эти «вещества жизни» справляются, похоже, идеально. В природе, в принципе, существуют лишь два химических элемента, могущих образовывать длинные прочные «цепочки» полимеров, – углерод и кремний. С точки зрения химика, кремнийорганика (к коей относится и всем известный силикон) является альтернативой органике «углеродной». Отсюда возникает соблазн порассуждать о кремнийорганической жизни, альтернативной нашей привычной белково-нуклеотидной жизни и возможной «где-то там в космосе». Сторонники «альтернативной биохимии» называют ту точку зрения, что у привычной для нас углеродной («белково-нуклеотидной») биохимии альтернативы нет и быть не может, «углеродным шовинизмом». Сие хлёсткое выражение придумал уже упомянутый выше Карл Саган, говоривший и о ряде других «шовинизмов», проявляемых учёными-землянами в вопросе о формах жизни во Вселенной. Как писал Саган, мы не можем принять возможность «иной» биохимии только лишь потому, что сами состоим из углерода и воды. И всё же логично предположить, что живые организмы везде и всюду состоят из тех же самых или схожих по составу и структуре белков и ДНК–РНК, что и мы. «Углеродного шовинизма» придерживается большинство учёных. И их позиция выглядит куда более обоснованной. Ибо кремнийорганика, как известно, отличается высокой химической инертностью; она не обладает той «химической гибкостью», о которой речь шла выше, и, по всей видимости, она не способна фиксировать и передавать информацию. Более того, в природе кремний проявляет очевидную склонность превращаться в наиболее устойчивое и малоподвижное соединение SiO2, из которого явно «жизни не слепишь». Кремнийорганические соединения, известные нам, все являются продуктами науки и промышленности. Так что за неимением альтернативного биологического материала следует, на мой взгляд, продолжать придерживаться «консервативного» научного положения о жизни как о способе существования нуклеопротеидных («углеродных») тел. Что отнюдь не отрицает бесконечного многообразия возможных форм жизни во Вселенной, ибо из немногих «кирпичиков жизни» – протеиногенных аминокислот и нуклеотидов – может быть «составлено» бесчисленное множество самых разнообразных биологических объектов различного уровня сложности. Что же касается внешнего вида «пришельцев», как их изображают уфологи и фантасты, – этих бесполых существ серо-зелёного цвета, с тщедушными телами и непропорционально крупными головами, и т.д. и т.п. – то такие представления, на мой взгляд, со всей очевидностью демонстрируют бесперспективность капитализма. «Пришельцы» – представители более высокой по сравнению с нашей цивилизации, более высокой в чисто технологическом плане. Поэтому нами на них так или иначе фантастически проецируются предполагаемые черты наших отдалённых потомков. «Уродцы» с атрофированными мышцами, «стёртыми» половыми признаками и утратившей здоровый цвет кожей, могучие мыслью, но жалкие телом, – это явно продукт дальнейшей деградации буржуазной цивилизации, с её уродующим разделением труда, подчинённостью пролетария труду ради создания прибыли капиталистов, издевательством над окружающей природной средой и становящимися всё более извращенными «гендерными» отношениями. Не способен капитализм использовать растущие производительные силы для всестороннего развития личности и разумного преобразования природы; и все эти пугающие процессы деградации человеческого материала, покончить с которыми вряд ли возможно без изменения существующего общественного строя, только усугубляются в «информационную эру», когда грубо физический труд заменяется интеллектуальной работой с компьютером. Вообще, надо отметить, что западная кинофантастика – это едва ли не самая лучшая антикапиталистическая пропаганда, и её фильмы, мрачно изображающие будущее нашей капиталистической цивилизации, служат подлинным приговором капитализму, хотя их авторы вряд ли это осознают и хотели бы этого добиться! Зато в одном аспекте проблемы внеземных цивилизаций можно утверждать однозначно: самые красивые девушки во Вселенной точно живут на нашей планете!
Марксизм против домыслов и сказок
Недостаток наблюдательных данных и горячее желание части людей верить, что «мы не одни», неизбежно ведёт к спекуляциям и фантазиям. И в рассматриваемой нами проблеме даже самые серьёзные учёные могут легко отрываться от реалий, особенно если они пытаются выразить свои гипотезы в математическом виде. Широко известно т.н. уравнение Дрейка, определяющее число цивилизаций в Галактике, с которыми у нас есть шанс вступить в контакт. Сия формула, конечно, весьма занятна, но вот беда: почти все входящие в неё множители неизвестны, и, более того, даже приблизительно оценить их значения представляется практически невозможным. Особенное недоумение вызывает параметр «среднее время жизни цивилизации, способной к контакту». Сам Ф. Дрейк оценил эту величину в 10000 лет, некоторые современные исследователи дают гораздо более пессимистические значения в сотни лет. Но как можно вообще судить о времени жизни цивилизации до тех пор, пока мы не познали иных цивилизаций и продолжаем, тьфу-тьфу-тьфу, существовать сами, – совершенно не понятно... По крайней мере, от таких математических упражнений вреда нет никакого. Вред несут попытки ненаучно домысливать, как выглядят (внешне) инопланетяне и как устроена их общественная жизнь, каких норм поведения они придерживаются и т.д. Мы этого делать, конечно, не будем. Однако, опираясь, опять же, на принцип материального единства мира, который доказывается всей совокупностью данных естественных и общественных наук, смело можно выдвинуть два важных, принципиально марксистских, строго научных предположения. Предположение первое – закономерности антропогенеза одинаковы во всей Вселенной. Труд создал человека. А это означает, что как бы внешне ни отличались от нас гуманоиды с других планет, у них непременно должен быть развитый мозг – орган мышления; и у них должны быть (в той или иной форме) рукиорганы труда, поскольку развитие мозга и становление речи у формировавшихся людей шло в тесной связи с развитием (в процессе труда) рук и усложнением трудовых навыков. Представления о «мыслящих сгустках плазмы» и проч. – нелепы и годятся разве лишь для ненаучной фантастики. И предположение второе: опять же, законы общественного развития везде одни и те же. Земляне, начав осваивать Космос, могут столкнуться с внеземными обществами, стоящими на различных ступенях развития – от первобытнообщинного строя до коммунизма, могут увидеть как своё далёкое прошлое, так и своё будущее. Однако все должны пройти – по крайней мере, в общем и целом, от «первобытного коммунизма» через эксплуатацию человека человеком к коммунистическому строю – последовательность смены общественно-экономических формаций, открытую марксизмом. Потому что производственные отношения – вообще, общественные отношения – закономерно развиваются в связи с развитием производительных сил, последовательно проходящих ступени ручного, машинного и информационно-машинного производства, использования человеком различных, всё более мощных источников энергии, познания и применения в трудовой деятельности законов природы, совершенствования способов коммуникации. Представители иных цивилизаций, быть может, действительно прилетающие к нам уже сейчас, должны находиться на самой высокой, коммунистической стадии общественного развития, предполагающей обладание «супертехнологиями» и разумное господство над силами природы. Поэтому глупо переносить на них черты людей нашего, буржуазного общества (как то: стремление к наживе и уничтожению «чужаков», военному захвату других планет) и уж тем более изображать их, скажем, рабовладельцами (похищают людей и вывозят их в рабство на другие планеты). В этих представлениях проявляется ограниченность буржуазной натуры, равно как и иррациональный страх перед вооружённой агрессией из космоса с целью полного уничтожения нас – в котором находит отражение реальная угроза Мировой войны. Выход некоей цивилизации за узкие рамки планеты – её «колыбели», на просторы Вселенной, возможен только при коммунизме, поскольку для этого требуется полное обобществление производства, полное объединение всех производительных сил, всех материальных и интеллектуальных ресурсов в масштабах данной цивилизации для решения стоящих перед ней целей и задач. Иначе говоря, необходимо, чтобы «человечество» из ограниченной планетарной силы превратилось в силу космическую, вселенскую, чтобы были сметены все те преграды, что разделяют и разобщают людей. При капитализме это невозможно, такое под силу только коммунизму. И лучшее доказательство космических перспектив коммунизма – первый полёт в космос гражданина СССР и коммуниста Юрия Гагарина!
Критический момент в истории цивилизации
Вполне возможно, что мы «не доросли», «не дозрели» ещё до контактов с высокоразвитыми цивилизациями именно в силу того, что не вышли пока из своей «предыстории» и не поднялись на ту наивысшую общественную ступень, которая необходима для превращения человечества из ограниченной земной силы в силу космическую. Хуже того, мы можем на неё и не подняться – слишком велика вероятность нашего самоуничтожения в итоге буржуазного загнивания. Рост порождённых капитализмом и делающихся всё более могущественными производительных сил в условиях действия основного экономического закона капитализма, в условиях безудержной погони за прибылью не может не вести к разрушению природы, к разрушению нашего земного «дома». Созидание, вообще, всё более оборачивается разрушением производительных сил – это относится в том числе и к «человеческому материалу». Углубление и обострение противоречий империализма в эпоху его общего кризиса делает очень вероятной Большую Войну с возможностью применения самых изощрённых видов оружия и перспективой уничтожения человечества. Взять даже такой вопрос: возможность гибели нашей цивилизации в результате действия естественной причины (падение астероида и т.п.) – очевидно, что коммунистически объединённое человечество справилось бы с возникшей угрозой с куда большей вероятностью. В этом смысле параметр «среднее время жизни цивилизации, способной к контакту» из уравнения Дрейка звучит прямо-таки зловеще. И пессимистические оценки этой величины всего лишь несколькими сотнями лет представляются весьма даже реалистическими. Можно предположить, что многие из возникающих во Вселенной цивилизаций и гибнут в той самой критической точке, когда становится жизненно необходимым переход от «предыстории» к действительной истории, от агонизирующего буржуазного общества к обществу коммунистическому. Так не связана ли проблема установления контактов между цивилизациями с вопросом о победе в них коммунистических революций? К. ДЫМОВ


Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Вы здесь: Главная Идеология, экономика, политика МАРКСИЗМ И ПРОБЛЕМА ВНЕЗЕМНЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ