За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
ВСЕСОЮЗНОЙ
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ БОЛЬШЕВИКОВ

    

17(30) июля 1903 г. – 121 год открытия II cъезда РСДРП, давшего начало большевизму.».».

Министр обороны России Андрей Белоусов: задачи и приоритеты

 

Министр обороны России Андрей Белоусов: задачи и приоритеты

АлександрКАРАВАЕВЭксперт Каспийского института стратегических исследований
 

Одной из самых неожиданных кадровых перестановок в новом составе российского правительства стало решение Владимира Путина назначить на пост министра обороны РФ Андрея Белоусова. До этого тот занимал должность первого вице-премьера и был известен как активный сторонник усиления государственного регулирования в экономике. Объясняя мотивы своего выбора, президент России подчеркнул: это связано с тем, что растет военный бюджет – в 2024 году совокупные расходы на оборону и безопасность составят 8,7 процентов. Он также отметил, что Белоусов прекрасно понимает, как экономику силового блока вписать в общую экономику страны. «Это чрезвычайно важные вещи», – сказал Путин.

Задачи Андрея Белоусова на посту главы Министерства обороны РФ, помимо сугубо ведомственных, сводятся к нескольким приоритетным макроэкономическим составляющим:

1. Повышение готовности российского оборонно-промышленного комплекса (ОПК) к большой вой­не. На основе нынешней системы взаимодействия промышленности и Вооруженных Сил РФ сформировать новый контур экономики, способной поддержать армию в задачах ведения динамичной обороны при вероятном военном столк­новении с НАТО.

2. Развитие научно-промышленного потенциала. Российский оборонно-промышленный комплекс должен стать авангардной частью экономики страны, двигать гражданскую промышленность в решении задач импортозамещения (обратного инжиниринга), стимулировать расширение выпуска высокотехнологичной промышленной продукции (станкостроения), необходимой для развития гражданского авиастроения, двигателестроения, производства компонентов цифрового оборудования, компьютеров и средств связи, в том числе для бытовых потребителей.

В настоящее время сроки внедрения передовых технологических решений, первоначально созданных для военных задач, смещаются в потребительский сектор практически сразу, в диапазоне один-два года, в отличие от периода «десять лет и более» во второй половине XX века.

3. Усиление позиций России в мировой экономике. Новый ОПК, создаваемый на основе действующей сети взаимодействия корпораций и предприятий (к «оборонке» относятся около 6 тыс. предприятий и еще 10 тыс. являются «смежниками»), должен поднять общий технологический уровень российской промышленности в производстве товаров второго и третьего уровня передела сырья. Данная продукция также должна быть ориентирована на внешнюю промышленную кооперацию с партнерами и союзниками, расширять экспорт, укрепляя позиции РФ в различных сегментах мировых рынков.

Андрей Белоусов и командующие войсками военных округов на совещании у президента РФ Владимира Путина.Андрей Белоусов и командующие войсками военных округов на совещании у президента РФ Владимира Путина.

Задачи в историческом контексте

В советское время основные функции управления ВПК возлагались на Военно-промышленную комиссию (Государственная комиссия Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам), координировавшую все работы советских министерств, и прежде всего Министерство общего машиностроения (космическая и ракетная техника), Министерство среднего машиностроения (производство ядерных боевых зарядов).

Человеком, который выступил в определенном смысле связующим звеном в передаче эстафеты от прежней модели управления ОПК к постсоветской, был Юрий Маслюков.

В 1980-е годы Маслюков занимает самые высокие посты в экономическом блоке Советского Союза: первый заместитель председателя Госплана СССР (1982-1985 гг.), заместитель, а затем первый заместитель председателя Совета Министров СССР, председатель Госплана СССР (1988-1990 гг.), председатель Государственной комиссии Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам (1985-1988 гг. и 1991 год).

Именно тот период ознаменовался созданием основных систем и комплексов, состоящих на вооружении до сих пор: ЗРС и ЗРК С-300П, С-300В, «Бук-М1/М2», «Тор-М1/М2», боевых самолетов Ту-160, Ту-22М, МиГ-29, Су-27, авиа­ционного комплекса радиолокационного дозора и наведения А-50, комплекса с межконтинентальной баллистической ракетой «Тополь»; был завершен значительный объем работ по стратегическим системам ракетно-космической обороны: наземным и космическим средствам предупреждения о ракетном нападении, системе противоракетной обороны нового поколения А-135, комплексу противокосмической обороны ИС-МУ, системам и средствам контроля космического пространства.

В постсоветский период этот задел позволил РФ занять достаточно высокие позиции в мировом экспорте вооружения и военной техники, прочно удерживая второе место в мире. По оценке Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО), портфель экспортных оружейных заказов России в последние годы стабилизировался на уровне $55 млрд., а в 2023 году даже несколько превысил эту цифру. Исходя из существующих реалий, для ориентира принято считать время реализации долгосрочных контрактов, равное четырем годам. Таким образом, по данной методике, в среднем ежегодный объем экспорта российских вооружений можно оценить в размере $13,75 млрд.

При этом следует отметить, что санкции США не привели к ожидаемому коллективным Западом обвальному падению российского экспорта вооружения и военной техники. Более того, именно сейчас Россия нарабатывает себе богатейший экспортный потенциал на перспективу.

Объем производства продукции военного назначения предприятиями российского ОПК вырос в разы; после полного выполнения целей специальной военной операции (СВО) данный потенциал обеспечит значительный рост экспорта вооружения и военной техники.

Как отметил президент РФ Вла­димир Путин, выступая 25 мая с.г. на встрече с руководителями предприятий ОПК, которая прошла на базе Корпорации «Тактическое ракетное вооружение» в подмосковном Королеве, «за последнее время у нас объемы выросли за время проведения специальной военной операции. С 2021 года по 2023-й рост составил: по ракетно-артиллерийскому вооружению – более чем в 22 раза, по средствам радиоэлектронной борьбы и разведки – в 15 раз, по боеприпасам и средствам поражения – в 14 раз, по автомобилям – в семь раз, по средствам индивидуальной бронезащиты – в шесть раз, по авиационной технике и беспилотным летательным аппаратам – в четыре раза, по бронетанковому вооружению – почти в 3,5 раза».

В перспективе следующих четырех лет после окончания СВО военный экспорт России может достичь $17-19 млрд. в год.

Данный критерий вместе с позициями на рынке углеводородов, зерновой продукции и удобрений для аграрного сектора позволяет более точно определить реальное влияние России на мировую экономику, в отличие от показателя доли экономики (ВВП) в общемировом балансе, который, скорее. затушевывает влияние РФ в критических секторах мировой системы безопасности (военной, аграрной, ресурсной).

Вернемся к ОПК РФ. Теперь он становится авангардом российской промышленной экономики, в кото­ром трудятся порядка 500 тыс. инже­неров, квалифицированных специалистов различных направлений.

Функции управления современной «оборонкой» в настоящее время возлагаются на стратегическую связку Минобороны (заказчик) и Минпромторга (координатор производителей, сосредоточенных в корпорациях «Ростех», «Росатом», «Роскосмос») и основной управленческий контур – аппаратная координация главы Минобороны Андрея Белоусова, первого заместителя председателя правительства Дениса Мантурова, главы Минпромторга Антона Алиханова, помощника президента Алексея Дюмина (курирующего в этом статусе в том числе вопросы оборонной промышленности) и нового секретаря Совета Без­опасности РФ Сергея Шойгу.

Оперативное руководство ОПК институционально возложено на Военно-промышленную комиссию РФ, воссозданную по инициативе Юрия Маслюкова в июне 1999 года.

В 2014 году Военно-промыш­ленная комиссия была переподчинена напрямую президенту РФ Владимиру Путину. В свою очередь, в составе Коллегии Военно-промышленной комиссии – порядка 60 представителей силовых ведомств, предприятий ОПК, различных исследовательских центров дивизиона «Ростеха».

Соответственно, с приходом в россий­ское военное ведомство Андрея Белоусова там должен сформироваться новый технологический штаб, использующий финансовые ресурсы Минобороны как главного заказчика ОПК в бюджете РФ. Скорее всего, в ближайшее время мы увидим импульс в производстве широкой линейки беспилотной техники, космических спутников, стратосферных коммуникационных станций, новых композитных материалов, транспортных систем, систем на искусственном интеллекте, новой микроэлектроники и еще тысячи модификаций различных товаров и компонентов двойного назначения.

Понятно, что любое решение в этом сложном управленческом комплексе требует максимального усилия интеллектуальных, организаторских способностей, тонкого знания различных нюансов, технологических особенностей, ситуации на конкретных предприятиях отрасли. Многое в эффективности Белоусова будет зависит от кадрового состава его экономического «штаба» в Минобороны, от уровня компетенции заместителей и до аналитиков экспертного совета, сочетающего в себе лучших ученых и практиков научной, производственной и армейской среды.

За время работы на должности первого зампреда правительства РФ Андрей Белоусов показал себя не только идеологом перехода к промышленной и инновационной экономике, но и ответственным руководителем, способным управлять этими процессами в масштабе экономики страны. Белоусов выполнял функции куратора трех госпрограмм (развитие транспорта; управление госфинансами и финансовыми рынками; развитие инновационной экономики) и ряда национальных проектов, среди которых «Беспилотные авиационные системы», «Международная кооперация и экспорт».

В частности, такой пример: по поручению Андрея Белоусова к февралю 2024 года Минпромторг РФ завершил доработку методики оценки производителей беспилотников для участия в реализации гражданского госзаказа.

Для того чтобы создать новую отрасль промышленных производителей российских беспилотников в рамках плана гражданского госзаказа на период 2024-2026 гг., нужно было комплексно оценить техническую готовность предприятий (наличие оборудования, площадки, лицензии, соответствие стандартам и наличие документации), готовность к масштабированию производства, а также финансовые критерии (отсутствие налоговых задолженностей в существенном объеме). Таким образом, на сегодняшний день сформирован отраслевой блок из 26 предприятий-производителей авиационной и наземной беспилотной техники.

Роль ОПК в «национальных целях» до 2030 года

В президентском указе «О на­цио­нальных целях развития Рос­сийской Федерации на период до 2030 года и на перспективу до 2036 года» можно выделить несколько позиций, непосредственно касающихся ОПК:

  • Обеспечение темпа роста ВВП страны выше среднемирового и выход не позднее 2030 года на четвертое место в мире по объему валового внутреннего продукта, рассчитанного по паритету покупательной способности, в том числе за счет роста производительности труда, при сохранении макроэкономической стабильности, низкого уровня безработицы и снижении уровня структурной безработицы;
  • Снижение доли импорта товаров и услуг в структуре ВВП до 17 процентов к 2030 году;
  • Обеспечение технологической независимости и формирование новых рынков по таким направлениям, как биоэкономика, сбережение здоровья граждан, продовольственная безопасность, беспилотные авиационные системы, средства производства и автоматизации, транспортная мобильность (включая автономные транспортные средства), экономика данных и цифровая трансформация, искусственный интеллект, новые материалы и химия, перспективные космические технологии и сервисы, новые энергетические технологии (в том числе атомные);
  • Обеспечение к 2030 году вхождения Российской Федерации в число 10 ведущих стран мира по объему научных исследований и разработок.

Как достичь этих целей из сектора военно-промышленной экономики?

Во-первых, нужно исходить из того, что Минобороны – это серьезный финансовый рычаг. Согласно открытым данным бюджета РФ на 2024 год, доля расходов на оборону и безопасность России составляет 6,7% процента от ВВП (по словам В. Путина, которые процитированы выше, она увеличилась до 8,7 процентов).

Глубже понять значение данного показателя можно, если сказать, что это 38 процентов всех бюджетных расходов 2024 года (на нужды армии приходится около 30 процентов): 10,8 трлн. рублей в разделе бюджета по статье «Национальная оборона». Это на 70 процентов больше по сравнению с 2023 годом и в три раза больше по сравнению с 2021 годом.

Понятно, что, трактуя данные показатели, нередко всплывают шаблонные тени причин распада Советского Союза, которые внедрили в топ-медиа экономисты западного толка, – рост военных расходов в 1980-е годы привел советскую экономику к надрыву. Но это было лишь одно из следствий более сложных процессов.

Современные инвестиции в ОПК – это инвестиции в экономику в целом, структурно она выглядит как партнерство государства и бизнеса на всех уровнях: от подрядов на строительство военных городков до производства микрочипов. Оборонный сектор – это один из важнейших заказчиков и покупателей передовой отечественной продукции. Опять же в широчайшем диапазоне: от двигателестроения до химической промышленности (средне- и малотоннажной полимерной химии) и закупок машин, спецтехники, текстиля, продовольствия, услуг отдыха, лечения, полиграфии и так далее.

Причем важны не сами конкретные военные заказы, а тот импульс, который дает военный заказ для инвестиций российских предприятий в свои основные фонды: от масштабов корпораций – и до малого и среднего бизнеса.

Военные заказы, подряды от Минобороны РФ и его структур – это энергия, импульс повышения интенсивности всех экономических процессов в стране. «Инъекция» военпрома в структуру российской экономики, по оценкам правительства, призвана к 2030 году создать условия для выхода России на четвертое место в мире по величине ВВП по паритету покупательной способности.

Современный оборонно-промышленный комплекс можно также рассматривать и как развитие «экономики предложения» через связку: повышение эффективности труда – наращивание производства высокотехнологичной продукции – рост инвестиций и доходов и, как следствие этого, результат – увеличения конечного спроса.

Локомотивами технологического развития российской экономики в структуре товаров и услуг, произведенных «от оборонки», должны стать информационные технологии и связь (развитие спутниковой группировки и оборудования для новых частотных диапазонов), а также научно-техническая деятельность (повышение доли НИОКР в экономике и скорости реализации решений от опытного образца до промышленного производства). В то же время финансовый импульс от «оборонки» может повлиять и на сферу социальных услуг: массовый спорт подрастающего поколения (восстановление системы патриотических детско-юношеских лагерей отдыха); система здравоохранения (развитие восстановительной медицины, травматологии), развитие санаторно-курортной сферы.

Одна из проблем глобального технологического развития на современном этапе – это застой научно-технического прогресса в основных средствах производства: в машиностроении, авиации, ракетостроении, транспортной инфраструктуре. По всему миру массово производится и эксплуатируется техника, ставшая результатом поиска инженерной мысли около сорока лет назад. Причем речь идет не только о конечной продукции – ее можно подвергать бесконечной модификации, не создавая принципиально нового. Речь о металлургии, станкостроении, материаловедении, новых принципах двигателестроения.

Возник серьезный разрыв между «железом» и «цифрой». Циф­ровая электроника и программирование стоят на грани создания полноценного искусственного интеллекта, способного управлять тысячами беспилотных аппаратов, в то время как сама техника – это результат технологического скачка 1970-1980-х годов.

Для технологического первенства в предстоящие 20 лет российская оборонно-промышленная экономика должна делать ставку на фундаментальные основания нового технологического уклада.

Международная координация

В рамках совещания по вопросам развития оборонно-промышленного комплекса президент Путин принял решение включить в сферу компетенции секретаря Совбеза Сергея Шойгу «работу с нашими инопартнерами по выполнению контрактных обязательств по поставкам вооружения нашим партнерам в зарубежные страны».

Проблема производства и экспорта новых типов систем вооружения и техники сегодня зависит от успешности состязания российских финансовых инструментов с 17 тыс. различных ограничительных мер, которые уже инсталлированы, а также еще будут расширяться и детализироваться европейскими и американскими регуляторами глобальной экономики – для ограничения и блокирования внешней торговли РФ.

Известный вызов, который касается как закупки необходимых комплектующих, так и получения оплаты российскими производителями по выполненным контрактам.

Одно из решений этого вызова – создание сети внешней кооперации с союзниками и партнерами, заинтересованными в развитии новой технологической платформы, независимой от западных технологических и финансовых регуляторов.

Учитывая прямое влияния ОПК на товары несырьевого неэнергетического экспорта, можно предположить, что «новое дыхание» будет обретать нацпроект «Международная кооперация и экспорт». Возникают новые инициативы ВЭБ.РФ и Рос­сийского экспортного центра по организации производств в рамках совместной кооперации с зарубежными партнерами: в первую очередь на территории СНГ/ЕАЭС, а также с партнерами за пределами Евразийского региона. Пока это касается только товаров потребительского сектора, но постепенно также будет расширяться на группу товаров двойного назначения.

С 2025 года Минпромторг РФ планирует инвестиции в зарубежную инфраструктуру, речь идет прежде всего о создании промышленных парков, логистических центров и терминалов в зарубежных портах (первый подобный опыт реализован в российской промышленной зоне в Египте, в районе Суэцкого канала). На данный момент в работе находится 12 проектов в данной сфере, с локализацией по линии стран-участниц международного транспортного коридора «Север – Юг»; также заявлено несколько государств Африки и Латинской Америки.

Один из «внешних проектов» касается сотрудничества «Роскосмоса» по строительству инфраструктуры запуска ракет-носителей в экваториальной Африке. Данный проект обсуждается в том числе с космическим агентством Египта и рядом африканских стран.

бместной инвестиционной деятельности».

В данном случае это практически повторяет тезисы современных китайских документов – инициа­тивы «Один пояс – один путь». Пекинский проект, конечно, лишь по форме носит «социалистический» характер, он рассчитан, как и проект СЭВ, на «мир глобального большинства».

Промышленно-сырьевой потенциал России и Китая, с участием стран ШОС и БРИКС, может оказаться новым фактором (контуром) глобальной экономики, развивающим инженерную и технологическую культуру его участников, раздвигающим горизонты научно-технического прогресса. Российский оборонно-промышленный комплекс будет в авангарде этого процесса.

https://oborona.ru/product/zhurnal-nacionalnaya-oborona/ministr-oborony-rossii-andrej-belousov-zadachi-i-prioritety-45847.shtml

 

Вы здесь: Главная Идеология, экономика, политика Министр обороны России Андрей Белоусов: задачи и приоритеты