За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
ВСЕСОЮЗНОЙ
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ БОЛЬШЕВИКОВ

.27 июля 1953 г. – 68 лет Победы КНДР в Отечественной Освободительной Войне против агрессии США ( 25 июня 1950 г. – 27 июля 1953 г.)».».».

2021

«Дерусификация как процесс выдавливания русских с определённых территорий идёт и внутри РФ»

 

Её проявления и последствия наиболее зримы в республиках Северного Кавказа

Вышедшая на днях статья президента РФ В.Путина о русско-украинских отношениях, безусловно, выделяется из общего ряда статей, написанных главой государства в разное время. Пожалуй, впервые президент развёрнуто высказался по русской национальной проблеме, пусть и в контексте Украины. Многие аналитики расценили публикацию подобной статьи как сильный ход президента.

Эмоциональный отклик патриотических сил понятен. За двадцать с лишним лет пребывания у руля государства В.Путин приучил общество к тому, что разговор на “русскую тему” – один из самых трудных и мучительных для него. Он его вплоть до самого последнего времени – именно как целостного, обстоятельного разговора – всячески избегал.

Что ж, логика “лучше поздно, чем никогда” имеет право на существование. Однако с выражением восторга по ряду причин всё же следует повременить. Поднять вопрос – не означает его решить. Оформим сперва в краткие тезисы основные посылы вызвавшего резонанс материала. Они сводимы к следующим:

  • русский и украинский народы имеют общую родословную, происходят из общего славянского корня, их прародина – Киевская Русь;
  • язык, вероисповедание и культура русских и украинцев на протяжении длительного исторического периода были общими;
  • последовавший затем этногенез украинцев носит в значительной степени рукотворный характер, чему способствовали промахи большевистской политики в национальном вопросе и сознательные происки наших внешних врагов;
  • политический режим на современной Украине абсолютно враждебен русскому народу, и такая враждебность целенаправленно подогревается Западом;
  • в России, несмотря ни на что, не будет культивироваться ответная ненависть к украинцам, в нашей стране их по-прежнему готовы воспринимать как заблудших братьев.

Воздержусь от оценки последнего утверждения президента (хотя он придаёт ему огромное значение утверждением, что России не быть “антиУкраиной”). Думать, что показным миролюбием возможно обуздать оголтелую ненависть – его личный выбор. Но как следует расценить остальное, в основном и главном сформулированное верно? Точно ли В.Путин посредством написания нехарактерной для себя статьи совершил концептуальный прорыв?

И вот тут-то есть от чего испытать скепсис. Ведь то, что выглядит как прорыв в изложении Путина, в русском национал-патриотическом дискурсе давно является общим местом.

Содержащийся в статье экскурс в историю вопроса о зарождении и развитии “украинства” ничего принципиально нового не несёт. Тот, кто “в теме”, назовёт навскидку и авторов, подробно рассматривавших историю отмежевания украинской народности от общерусского древа (С.Кара-мурза, А.Севастьянов и др.), и наименования глубоких, начавших выходить ещё с конца 90-х годов публикаций. В устах В.Путина утверждение об исторической новизне и одновременно русофобстве как родовой черте этнополитического конструкта “украинство”, пожалуй, и выглядит откровением, но русская мысль сполна разобралась в вопросе ещё пару десятков лет назад.

Выступив со статьёй, президент РФ фактически подтвердил, что российская власть, в том числе и в его персональном лице, катастрофически запаздывает не только с реакцией на этнополитические угрозы, но даже и с восприятием их именно как угроз. Создаётся полное впечатление, что в Кремле процесс “обандеривания” постсоветской Украины не рассматривали как угрозу нашей стране вплоть до самого 2014 года, и даже первый украинский “майдан” ничему российскую верхушку не научил.

Судя по тональности статьи, и в 2014 году, и на протяжении ещё нескольких последующих лет Путина не оставляли надежды, что губительный для русского мира процесс может быть обращён вспять, причём силами преимущественно самих украинцев. Иначе с чего бы сейчас, через целых семь лет с момента начала военной конфронтации, вдруг выпускать в печать бесконечно запоздавший по степени своевременности материал?

Значит, надежды вплоть до самого последнего времени жили. Вот только были ли для них серьёзные основания?

Здесь мы подходим к разговору о второй, так сказать, конструктивной части путинского послания. Она существенно слабее исторического раздела. Сетованиями на одурманенность общества Украины идеями русофобии положения не исправить. Возмущениями по поводу героизации разного рода коллаборационистов и немецких приспешников времён Отечественной войны – тоже. О важнейшем же для нас – о том, как эффективно пресекать развитие подобного рода процессов впредь, – в статье не сказано практически ничего.

Махать кулаками после драки – занятие бессмысленное и жалкое. Постсоветская Украина к своему нынешнему состоянию двигалась с начала 90-х, но российское руководство, даже после прихода В.Путина в начале XXI в. к власти, так и не смогло наработать ни эффективных методов поддержки дружественных России низовых общественных сил, ни действенных механизмов противодействия враждебной пропаганде.

Оставшиеся по ту сторону границы русские люди (равно как и сохранившая ещё комплиментарность в отношении нас часть украинцев) затерроризированы, запуганы и разобщены. Воспрянуть они могут только в случае крупной русско-украинской войны, да и то при условии успешного продвижения российских войск вглубь украинской территории и вызванного этим общего обрушения нынешнего украинского государства. Вопрос о возможности такой войны остаётся открытым, но нет сомнений¸ что руководство России никогда не начнёт её первым.

Теперь пусть и от важного, но частного, перейдём к общему. Русофобство, где в явной, а где в скрытой (до поры!) форме процветает не на одной только Украине. Дерусификация как процесс выдавливания русских с определённых территорий идёт и внутри пределов РФ, главным образом - в ряде национальных республик. Её проявления и последствия наиболее зримы в республиках Северного Кавказа, из коих Ингушетия и Чечня к сегодняшнему дню – полные “русишфрай”, а Дагестан – на пути к этому состоянию.

Тихой сапой уничтожаются культурные памятники, стирается историческая память, переименовываются улицы городов, под видом обращения к традиционным ценностям коренных народов насаждаются самые архаичные и дремучие порядки, несовместимые с ментальностью русского человека. Остающаяся ещё на Кавказе часть русских живёт под ощутимым национальным, религиозным и культурным прессингом, но ни одно из высших должностных лиц страны не соизволило даже высказаться о существующей проблеме вслух.

Вытеснение русского населения, пусть и не в таких грубых и откровенных формах, как на Кавказе, имеет место и в ряде других национальных образований (Татарстан, Башкирия, Якутия, Тува). В перспективе и в них создаются условия для возникновения дерусифицированных анклавов (эдаких государств в государстве), чьё сохранение в составе РФ сделается крайне проблематичным при любом серьёзном социально-политическом кризисе.

Переход к практике прямых назначений первых лиц республик из Кремля, трактуемый как укрепление государственности и подавление федералистских начал, мало что в этнополитических процессах изменил. Аппаратным решениям, как убедительно доказывает жизнь, они не подвластны.

Как известно из истории, Россия, успешная в войнах, не всегда оказывается столь же успешна в условиях мира.

К несомненной заслуге В.Путина как руководителя страны следует отнести восстановление государством способности давать отпор прямым военным вызовам. В этом плане с наследием 90-х Путин действительно покончил. На начало его правления пришёлся коренной перелом в чеченской войне, который для рассыпавшейся, полумёртвой России был тогда необходим, как глоток живой воды, расцвет – на возвращение Крыма. Но даже эти несомненные успехи не позволяют отделаться от ощущения их огромной запоздалости.

Игнорируя этнополитический фактор, попуская развитие губительных для русского народа процессов в мирное время, Россия оказывается в ситуации, когда даже военные победы не дают возможности обеспечить приемлемый мир. Удержание Донецка и Луганска не облегчило жизни ещё тянущемся к России людям в Харькове, Мариуполе, Одессе, Днепропетровске. Более того - не дало даже надёжной защиты жителям приграничных сёл в ДНР и ЛНР. Даже в периоды относительного затишья не проходит недели без сообщений об обстрелах с украинской стороны, о диверсиях бандеровских разведгрупп.

Военный разгром Ичкерии, подавление джихадистского движения в Дагестане избавило нас от захватов заложников, работорговли и практики массовых убийств, но не сделало данные регионы комплиментарнее русскому большинству. Их присутствие в составе страны обеспечивается, главным образом, посредством военных, экономических и политических инструментов Кремля, тогда как важнейший фактор лояльности любой территории – присутствие на ней многочисленного укоренившегося и защищённого русского населения – давно и безнадёжно утрачен.

Разработка стратегии если уж не рерусификации наиболее проблемных в этнополитическом отношении регионов, то хотя бы остановки дерусификации там, где ещё есть что и кого останавливать – один из судьбоносных вопросов нашего настоящего. Его необходимо разрешить в самые кратчайшие сроки.

Дабы десять–пятнадцать лет спустя президенту России (настоящему либо будущему) не пришлось писать горестную статью о разгуле русофобства в образовании, считавшемся прежде вполне лояльным и нашим.

https://www.km.ru/v-rossii/2021/07/15/vnutripoliticheskaya-situatsiya-v-rossii/889428-zapozdalaya-reaktsiya-na-etnopol

 



Читать полностью: https://www.km.ru/v-rossii/2021/07/15/vnutripoliticheskaya-situatsiya-v-rossii/889428-zapozdalaya-reaktsiya-na-etnopol

Вы здесь: Главная Информация 2021 год «Дерусификация как процесс выдавливания русских с определённых территорий идёт и внутри РФ»