За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
ВСЕСОЮЗНОЙ
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ БОЛЬШЕВИКОВ

    

17(30) июля 1903 г. – 121 год открытия II cъезда РСДРП, давшего начало большевизму.».».

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКТОР ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКТОР ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

 

Несомненно, что Победа 1945-го стала возможной лишь в результате длинного ряда трудовых, политических и ратных побед, достигнутых нашим народом за два предшествующих десятилетия. Она была обеспечена всей жизнью и деятельностью Советского государства, в особенности предвоенной политикой сталинского руководства, являющейся ныне излюбленным предметом кривотолков, рассчитанных на неосведомленную публику.

Враги СССР утверждают, что Сталин, доверяя Гитлеру, не готовил страну к войне, не верил даже сообщениям собственной разведки о готовящемся нападении и выполнял все обязательства, обусловленные договором. Однако многочисленные документы и факты истории говорят о том, что наша экономика предвоенного периода нацеливалась как раз на отражение агрессии, возраставшая опасность которой не подвергалась сомнению руководством страны. Да и могла ли страна с неподготовленной к обороне экономикой не только выдержать многомесячный натиск превосходящих сил противника, но и, наращивая выпуск вооружения и боевой техники в ходе войны, завершить войну полной победой?

Не секрет, что великие люди предвидят грядущие события намного раньше, чем они станут фактом. Сталин еще в начале 30-х (т. е. за три года до установления в Германии фашистского режима и за девять лет до начала второй мировой войны), заявил с самой высокой трибуны, что новая война неизбежна. Выступая в июне 1930 года с политическим отчетом ЦК XVI съезду партии, он подробно анализирует характер разразившегося тогда мирового экономического кризиса, и делает вывод, что обострение межимпериалистических противоречий и связанная с этим дальнейшая фашизация капиталистических стран Европы приведут к новой империалистической войне.

Прекрасно владея цивилизационным стилем мышления, он понимал, что мы не сможем остаться в стороне: Запад, увидев начало нового восхождения Российской цивилизации, попытается не допустить его и нанесет превентивный удар. Разве не такой ход мысли позволил ему в феврале 31-го, в характерной для него лапидарной форме выразить главную задачу исторического момента: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

Ровно через десять лет нас действительно попытались смять. Не удалось это только потому, что к той поре позади были коллективизация сельского хозяйства и индустриализация страны. Уже в течение первой пятилетки (1928–1932 гг.) был заложен фундамент тяжелой индустрии, были созданы металлургия и станкостроение, химическая, автомобильная, тракторная и авиационная промышленность. Мы вышли на одно из первых мест в мире по производству электроэнергии, на востоке страны была создана новая угольно-металлургическая база. Советский Союз стал одной из немногих стран, способных производить все виды промышленной, в том числе – военной, продукции.

Опираясь на результаты индустриализации, страна энергично крепила свою обороноспособность. Сталин, подводя итоги четырех лет пятилетки на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в начале 1933 г., подчеркнул, что без тяжелой индустрии мы не имели бы «всех тех современных средств обороны, без которых невозможна государственная независимость страны, без которых страна превращается в объект военных операций внешних врагов». А ведь еще в 1929 г. у нас не было ни танков, ни самолетов, ни реактивной артиллерии, – все это и многое другое появилось на протяжении предвоенного десятилетия.

Сталина упрекают в том, что поставками зерна, нефти, редких металлов он помогал Гитлеру создавать стратегические запасы, которые были использованы в войне против СССР. При этом «забывают» сообщить, что взамен к нам поступали позарез нужные нам новейшее промышленное, кузнечно-прессовое оборудование, локомотивы, турбины, станки, моторы, и даже военная техника – корабли, боевые самолеты, образцы полевой артиллерии, танков вместе с формулой их брони, новейшие приборы и т. д. Так что каждый из партнеров по договору достигал своей цели, выполняя его условия. Отметим кстати, что наш баланс в предвоенной торговле с Германией оказался положительным, т. е. мы успели получить по договору больше, чем немцы.

***

Советское руководство в полной мере воспользовалось отсрочкой начала войны Германии против СССР. С 1939 г. резко возросли ассигнования на оборону, прирост продукции оборонной промышленности втрое превышал общий промышленный рост. Ускоренными темпами развивалась технико-технологическая база военного производства. Шла интенсивная разработка новейших образцов оружия и боевой техники, которые немедленно запускались в производство. Две трети новых видов вооружения были созданы под суровым контролем Сталина за три предвоенных года. По словам Г. К. Жукова, «И. В. Сталин сам вел большую работу с оборонными предприятиями, хорошо знал десятки директоров заводов, парторгов, главных инженеров.

Встречался с ними, добиваясь с присущей ему настойчивостью выполнения намеченных планов». К началу войны в боевом строю уже стояли около 23 000 танков и 24 500 самолетов различных типов.

Сталин вовремя понял, что надвигающаяся война будет «войной моторов». Именно он незадолго до ее начала добился запуска в серийное производство танков Т-34 и КВ, аналогов которым по проходимости, броневой защите и мощи вооружения не было ни в одной другой армии, что признавал впоследствии немецкий генерал-фельдмаршал Э. фон Клейст: «Т-34 был лучшим в мире!» Этот танк – и по нынешним оценкам – был подлинным шедевром военной техники. Именно Сталин настоял на запуске в производство самолета-штурмовика, «летающей крепости» ИЛ-2, – ничего подобного у немцев не оказалось. Другое дело, что новейших танков и самолетов у нас было тогда недостаточно. Но их производство успешно развивалось, и в ходе войны на поток ставился выпуск все более усовершенствованных моделей, в то время как гитлеровская производственная система конкурировать в этом со сталинской не смогла.

При всем том Сталин считал, что «богом» современной войны является артиллерия, – ее создавали особенно успешно. Достаточно упомянуть единственный в мире реактивный миномет «катюша», с которым столкнулся вермахт в первые же недели войны на нашем фронте. Э. фон Клейст, высоко оценивая (как уже говорилось) танки, действовавшие в начале войны, отметил: «Артиллерия тоже оказалась превосходной, так же, как и вооружение пехоты, – у них были более современные, чем у нас, винтовки и автоматы». С самого начала и до конца войны, – подчеркивал маршал К. К. Рокоссовский, – «наша артиллерия по своим качествам, по уровню подготовки офицеров и всего личного состава была намного выше артиллерии армий всех капиталистических стран».

Численность Вооруженных Сил СССР с сентября 1939 года возросла почти вдвое и к началу войны достигла 5,3 млн. Было сформировано свыше 100 новых дивизий. В армии формировались механизированные корпуса. Открывались новые военные училища. По всей стране была развернута работа по физическому воспитанию молодежи и изучению молодыми людьми основ военного дела. В Осоавиахиме на 1 апреля 1940 года состояло 13,5 миллионов человек, из них сотни тысяч получили военно-спортивную квалификацию. Школа и трудовые коллективы воспитывали чувство любви к Родине. Укреплялось братство всех народов страны.

Таким образом, сталинское руководство энергично, особенно в последние предвоенные годы, крепило обороноспособность страны. Более того, подготовка к обороне была беспрецедентной по своим темпам, масштабам и уровню организации. В кратчайший исторический срок были созданы и мощная оборонная промышленность, и боеспособная армия, и высочайший потенциал экономического развития, который позволил практически непрерывно наращивать наше военное могущество вплоть до победы. И результаты не замедлили сказаться. Гитлеровский генерал Г. Блюментрит вспоминал: «Уже сражения июня 1941 г. показали нам, что представляет собой новая советская армия. Мы теряли в боях до пятидесяти процентов личного состава». «Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя».

Вместе с тем, до начала гитлеровской агрессии мы не смогли полностью ликвидировать отставание в военно-промышленной сфере. Германия приступила к массовому производству артиллерийских орудий и танков еще в начале 20-х годов, тогда же там была создана авиационная промышленность. А у нас эти отрасли производства появились по существу только в результате индустриализации. Поэтому мы постоянно находились в жесточайшем цейтноте.

Из мемуаров У. Черчилля известно, что во время переговоров в Москве летом 1942 года он напомнил Сталину о своей телеграмме с предупреждением о готовящемся нападении Гитлера, посланной в апреле 1941-го. Сталин пожал плечами: «Я помню ее. Мне не нужно было никаких предупреждений. Я знал, что война начнется, но я думал, что мне удастся выиграть еще месяцев шесть или около этого». Он знал, что такое шесть месяцев для форсированной работы над укреплением обороны страны!

Добавим, что к лету 1941-го на Гитлера работала промышленность оккупированных им стран с населением около 370 миллионов. Чешские заводы производили все автоматическое оружие, пушки и бронетранспортеры. Французские предприятия производили оборудование для артиллерийских орудий и самолетов. Вся механизированная громада вермахта приводилась в движение румынским бензином. Оккупированные страны обеспечивали немецкую армию продовольствием. В ее распоряжении оказалось вооружение и снаряжение 180 дивизий Франции, Бельгии и других европейских стран. В ее составе были венгерские и румынские, болгарские и испанские, итальянские и бельгийские, голландские и датские, финские, шведские и норвежские, польские, эстонские и другие воинские формирования. Все это и обеспечило Германии значительное превосходство в силе в начале войны и обусловило наши неудачи первого ее периода.

***

Для войны, кроме того, нужны были громадные материальные средства. Армию надо было обеспечить вооружением, которое не уступало бы вооружению противника. Сталин умел глубоко и точно улавливать перспективы военно-технического прогресса. До войны были открыты десятки конструкторских бюро по авиационной, бронетанковой технике и артиллерии, в которых выросли ныне знаменитые на весь мир конструкторы и выдающиеся ученые. Государство вкладывало огромные средства в развитие фундаментальной науки. Правительство имело резервы для финансирования проектов, с которыми могли обращаться персонально какие-либо конструкторы и ученые, создатели новой техники и технологии. Все это решающим образом сказалось на ходе и исходе войны. Имея некоторое превосходство в начале войны, немцы в дальнейшем все больше проигрывали нам как в количестве вооружений, так и в качестве артиллерии, самолетов, танков.

Как уже говорилось, Сталин по достоинству оценил новаторские идеи, заложенные в конструкции танка Т-34; трижды он лично вмешивался в «прохождение» его по руководящим инстанциям и добился срочного запуска этого танка в серийное производство. Так же было потом и с танком ИС-2, который стал создаваться в связи с тем, что нам стало известно о начале разработки гитлеровцами танков «тигр» и «пантера». По броневой защите и вооружению он превосходил все зарубежные машины. В октябре 1943-го танк показали Сталину. Выслушав доклад, он поднялся на броню, полез в люк и внимательно осмотрел машину изнутри, потом несколько раз обошел вокруг и, наконец, сказал: «Это – танк Победы! С ним будем завершать войну!» Один из ведущих конструкторов советской бронетанковой техники Н. Ф. Шашмурин, рассказывая об этом, заключает: «Так и вышло. Против ИС-2 не могли устоять никакие «королевские тигры», этот богатырь прорывал любую оборону врага».

Армию надо было оснастить, помимо вооружения, боеприпасами и средствами передвижения, снабдить продовольствием, обмундированием. Сделать все это надо было в условиях, крайне неблагоприятных. Промышленная база Германии вместе с ее сателлитами и оккупированными странами к началу войны превосходила нашу в 2–2,5 раза. В 1941 г. мы потеряли 1,5 млн. квадратных километров территории, на которой под оккупацией оказалось – с учетом эвакуации и мобилизации в армию не менее 60 млн. человек; враг захватил важнейшие промышленные и сельскохозяйственные районы, где производили 38% зерна, 68% чугуна, 58% стали, добывали 63% угля. Вряд ли какая-то страна, кроме СССР, могла в таком положении разгромить врага и одержать победу. Союзники помогали, но общий объем поставок техники, оружия, сырья, продовольствия по ленд-лизу не превышал 4% в сравнении с отечественным производством.

Социалистическая система хозяйства продемонстрировала высочайшую степень устойчивости и способность к ускоренному наращиванию мобилизационных возможностей. Испытание на прочность выдержала созданная в довоенные годы энергетическая система страны. Сыграли свою роль сделанные тогда стратегические запасы топлива, нефти и нефтепродуктов, семенного и продовольственного зерна. Плановое регулирование экономики, базирующееся на общественной собственности, позволило в короткие сроки изменить структуру промышленного производства, сориентировать его на нужды фронта.

Советская военная экономика оказалась способной обеспечить свое превосходство над противником не только в вооружениях, но и во всех видах снабжения армии, флота, населения. За четыре года было сооружено 3 500 новых промышленных предприятий и 7 500 восстановлено. Огромный эффект был получен от внедрения в производство разработок советских ученых и инженеров. С мая 1942 года до конца войны производительность труда в промышленности возросла на 43%, в том числе в оборонных отраслях – на 121%. Выпуск военной продукции уже в 1942 г. превзошел довоенный уровень и возрастал до тех пор, пока в этом была необходимость. Уступая Германии и ее сателлитам по выплавке стали в три раза, а по добыче угля в пять раз, Советский Союз производил оружия, боевой техники и боеприпасов в два–три раза больше. Следовательно, эффективность советской военной промышленности была в пять–десять раз выше германской, – их промышленникам нужна была прибыль, нам же – только победа. И на нее работали все – от наркома до рабочего.

Итак, победили, прежде всего, потому, что создали самую эффективную в мире систему материального производства, позволившую превзойти врага в мощи и мобильности вооружения и военной техники.

Победили также потому, что в ходе боев военное искусство нашего командования стало более совершенным, нежели тактика и стратегия противника. Но сверх этого у нас были святая вера в правоту нашего дела, высочайшая сила боевого духа и воля к победе, чего не было, да и не могло быть у врага. Наконец, победили потому, что амбициозным политическим замыслам и авантюрной военной стратегии Гитлера противопоставили государственную мудрость и полководческий гений Сталина.

Это – главные факторы нашей Великой Победы.

В. А. Туев,

доктор философских наук, профессор.

Ленинград

Вы здесь: Главная Информация 2023 год ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКТОР ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ