За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
ВСЕСОЮЗНОЙ
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ БОЛЬШЕВИКОВ

    

–23 мая 1924 г. – 100 лет открытия XIII cъезда РКП (б). Съезд единогласно осудил платформу троцкистской оппозиции, определив её как мелкобуржуазный уклон от марксизма, как ревизию ленинизма. 25 мая – День освобождения Африки.». ». »

Враг Государства (2 часть)

 

Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 3 (65) за 2023 г.

Андрей Ильницкий

(Продолжение). Начало - Часть 1

Флуктуация Трампа — катализатор отмены национальных государств

Цель dеep state — подрыв традиционного мироустройства через отмену института национального государства как суверенного субъекта мировой политики.
Традиционное общество сопротивляется этому. В то время как государству брошен вызов, национальная идентичность рассматривается обществом как убежище от вызовов глобализации, в том числе и в западных странах, где наблюдается все больше и больше случаев отказа от международных институтов.
Первоочередные цели dеep state — уничтожение суверенной России и подчинение Китая. Это очевидным образом следует из доктринальных документов Запада.
Для решения этих задач dеep state сконцентрировал огромные ресурсы — созданы специальные фонды — Blackrock, Vanguard и State Street и др., распоряжающиеся десятками триллионами долларов. Украину эти фонды уже скупили (Blackrock, прежде всего) на корню еще в 2021 году.
Россия для них — «удовольствие» дорогое (есть даже оценка стоимости России — примерно 200 триллионов долларов), поэтому против нас развязана гибридная война с прокси-конфликтом на территории бывшей УССР и ментальной войной, разлагающей общество изнутри.
Работа по Китаю — в стадии активного развертывания.
Парадоксально, но вполне очевидно при внимательном рассмотрении, что традиционное национальное государство США в концепции глобалистов из deep state — проект, изживающий себя.
Изрядно напрягшись после «флуктуации Трампа» и во избежание прецедентов, dеep state пришло к решению лишить национальное государство США остатков субъектности, существенным образом перезагрузить его функционал, идеологию и приоритеты под интересы deep state.
И пусть эта перезагрузка противоречит интересам «традиционных американцев», и прежде всего среднего класса, объективно снижая уровень жизни и безопасность, — это уже неважно. Отныне американцы живут вовсе не для того, чтобы хорошо жить. Отныне американцы живут для того, чтобы всем остальным плохо жилось.
Именно «флуктуация Трампа» послужила катализатором активизации глобального проекта dеep state по «отмене национальных государств», включая отмену традиционного государства США, точнее, перезагрузку его функционала под интересы dеep state. Технологии десуверенизации государств — от «зеленой повестки» до «демократического альянса» — элементы этого глобального проекта.
Почему же Трамп, будучи изначально вполне системным игроком, стал столь неугодным и его «отменили»? Потому что он нарушил неписаные правила глубинного государства.
Выборы в США, по сути, являются процедурой, имеющей два контура: в рамках первого, непубличного, кандидатов выбирает dеep state олигархия, а в рамках второго, публичного, разворачивается конкуренция между отобранными кандидатами — имитационная, по сути, но шумно и хорошо срежиссированная на потеху населению/избирателю.
Ключевой проблемой стало то, что Трамп, потратив на выборы собственные средства, избрался, вопреки «первому контуру», практически проигнорировав его. Он повел себя как реальный политик, а не политическая марионетка. Он был субъектен, а потому стал неприемлемым для системы dеep state. В своей кампании Трамп опирался на традиционного консервативного американца, на легитимное национальное государство, его идеалы, интересы и ценности, на средний класс.
Трамп выиграл выборы. Но, как оказалось довольно скоро, проиграл реальную власть. Ко второму президентскому сроку несистемное с точки зрения deep state «национальное государство Трампа» было дискредитировано, а его администрация снесена.
Отмена национальных государств — стратегический проект глобального dеep state, проект со своими этапами, определенной последовательностью, весьма современными и таргетированными технологиями реализации. Отмене подлежит сложившаяся смысловая основа национальных государств как территориально оформленных субъектов, формирующих и проводящих самостоятельную (суверенную) внутреннюю внешнюю политику.
Зачистка/обнуление/отмена традиционной государственной системы включает профанацию института выборов, ликвидацию среднего класса, деградацию института частной собственности, социальной и правовой инфраструктуры.
Здесь вспоминается давосский спикер Клаус Шваб с его «Великой перезагрузкой» и стратегией построения «нового глобального мира». Если «пробиться» через благостный словесный эко-камуфляж Шваба, то картина открывается весьма циничная в «прекрасном будущем Шваба и Ko» в его общечеловеческом без границ «зеленом мире планеты Земля»: национальные государства, средний класс и частная собственность отменены, а все активы управляются транснациональными корпорациями и принадлежат deep state элите.
Почему провозглашается отмена среднего класса и частной собственности? Не только потому, что это «надоевшие» олигархам dеep state социально-финансовые и политические обременения, с которыми приходилось считаться, но и потому, что средний класс и частная собственность — источник политической суверенности личности, семьи, общества, это стабильность, опора и воспроизводство современного национального государства западного типа. Для реализации этой «отмены» запускаются процессы смены политических институтов, перезагружаются правовые основы и механизмы формирования элит прежде всего в части блокирования продвижения интересов среднего класса и обеспечения его представительства во власти.

Меньшинства против государства

В США спусковым крючком процесса «отмены национального государства» послужил запуск проекта, получившего название «революция меньшинств». Университеты стали базовой платформой этого проекта dеep state.
Все началось со вступительных тестов и экзаменов в учебных заведениях США.
Вдруг и синхроном та часть элит США, что контролируется dеep state (из политического истеблишмента это демократы, новые медиа и университетская элита, а также олигархия Big Digital и Big Farma), «совестливо озаботилась» несправедливостью по отношению к меньшинствам. Мол, по этим тестам, к примеру, афроамериканцы и другие «цветные» системно не добирают баллов, а потому не проходят в вузы. Сегрегация и несправедливость.
Тесты (как главный критерий) были отменены, введены расширенные квоты меньшинств, запущены «облегченные учебные курсы и научные дисциплины», позволяющие получать последним вузовские дипломы.
Все подобные студенты «от меньшинств» тщательно маркировались, отслеживались и поддерживались преференциями в пути наверх по социальной лестнице во время и после учебы — в профессиональной карьере.
Для продвижения в университетской среде, бизнесе, государственном секторе и политике под меньшинства создавались специальные «скоростные» социальные лифты. Приоритет при карьерном продвижении отдавался (и в этом суть) не профессиональному уровню и показателям, а лидерским качествам, публичной общественной активности и организационным навыкам.
Большой бизнес, университеты, власти многих штатов и лидеры демократической фракции Конгресса «преклонили колено» перед тогдашним лидером меньшинств — движением BLM (Black Lives Matter — «Жизни черных важны»).
Подчеркнем широкую (отнюдь не только расовую) трактовку технологии меньшинства как обособленной части социума, противопоставляющей себя (по определенным индикаторам) сложившимся традициям, нормам морали, общественному и политическому устройству.
Транснациональные корпорации и олигархи dеep state поддержали и профинансировали движения меньшинств, среди которых и нашумевший BLM, и интерсекциональный феминизм, и движения за права сексуальных меньшинств (LGBT), и выбор гендера и т. д. и т. п.
Идеология — смысловая основа политики. Потому вслед за кадровой началась идеологическая перегрузка американского и западного общества в целом.
В том числе подверглись ревизии исторические и культурные основы США — цивилизации молодой, растущей, но историей еще фундаментально не подтвержденной, с перспективой далеко не гарантированно обусловленной.
Для этого через университетскую среду и демократическую часть политического истеблишмента в 2019 году в США был запущен квазиисследовательский мегапроект «1619» в жанре «новая история Америки». Проект «1619» опирался на «вброшенный» в научно-политический дискурс нарратив о том, что датой рождения США является не 1776 год (дата провозглашения американской Декларации независимости), а 1619 год — год завоза первой партии рабов из Африки. Мол, именно с этого и начиналась Америка.
По сути, «1619» — это технология ментальной перезагрузки общества, направленная на пересмотр идейных принципов, ценностей и политических документов — тех опор, на которых триста лет строилась американская идентичность, на ее перепрограммирование под новый функционал государства США как платформы глобалистов.
Но почему все-таки меньшинства?
В этом нет ничего удивительного. Технология манипуляции обществом по принципу «разделяй и властвуй», то есть властвовать, разбивая общество на секты, этно-страты, социальные среды и т. п. меньшинства, таргетированно работая с каждым из них, стара как мир. Меньшинства, не способные (а эта неспособность культивируется) консолидироваться в большинство, профессионально ущербные, финансово несамодостаточные, но активные и амбициозные, а потому вполне манипулируемые, — рабочая и надежная технология глубинной власти dеep state.
Важная деталь: «технологии меньшинств» эффективны при решении задач демонтажа и деструкции, то есть разрушения сложившегося уклада и его социо-экономической инфраструктуры. Проекты созидания требуют консолидации и опоры на большинство.
В чем суть «революции меньшинств», точнее, в чем кроется коренной интерес dеep state? Ну, разумеется, не в справедливости и не в других, подобных ей «левых отклонениях». Глобальная олигархия и мир капитала в целом (так уж они устроены) всегда стремятся к достижению максимальной прибыли, желательно, за минимальное время. Однако деятельность по извлечению сверхприбыли нередко противозаконна и аморальна — например, торговля наркотиками, проституция, азартные игры, продажи оружия в горячих точках мира террористам, нацистам и бандитам, торговля человеческими органами и т. п.
Главным ограничителем возможности извлечения прибыли здесь являются не только и не столько законы, ибо их можно переписать, а морально-этические нормы и традиции общества. Они ограничивают ведение бизнеса определенными правилами, конфессиональными и моральными нормами, преступать которые не принято и чревато.
Эти нормы и ограничения носят довольно устойчивый характер, ибо в том числе связаны с историей, традициями, духовной и культурной сферой жизнедеятельности. Но и они, увы, также подвержены эрозии через инфокогнитивные ментальные технологии.
Собственно, на определенном этапе деформация и подрыв норм, традиций, морали стали способом и технологией наращивания прибыли. В этом контексте меньшинства, «подрывающие устои», обрели новый функционал, став социальным механизмом роста финансово-политической капитализации транснациональных корпораций и deep state олигархов.
К примеру, доминирование нетрадиционных меньшинств и тому подобных трансгендеров создает новый впечатляющий рынок для фармакологических корпораций Big Farma. Операцию COVID-19, колоссально обогатившую их же, наряду с Big Digital, вспоминать излишне.
Прав был Бернард Шоу, написавший: «Демократия — это воздушный шар, который висит у вас над головами и заставляет глазеть вверх, пока другие люди шарят у вас по карманам».
Из всего, что происходит сейчас в США и Европе, ясно одно: там больше нет никаких моральных табу. Людей выдрессировали не обращать внимания на публичное непотребство, они приучены лицемерно улыбаться и поддерживать девиантные «меньшинства». Табу для всех только одно: не сметь возражать против этого, не сметь возмущаться, не сметь иметь свое мнение, отличающееся от принятого в «толерантном сообществе». Одно слово — «бесовщина». Великий Достоевский писал как раз об этом: «Если Бога нет — все дозволено».
Это в том числе объясняет, почему традиционные ценности, уклады и поддерживающие их конфессии сегодня — главный враг транснационального капитала. Они стоят на пути обогащения deep state.
«Революция меньшинств» как технология перезагрузки политической повестки, истеблишмента и системы ценностей запускалась, по сути, ради одного — ради роста прибылей, снижения моральных издержек, устранения институционально-социальных обременений dеep state олигархии.
За движениями «цветных», женщин, «нетрадиционщиков» и других меньшинств с их энергичной новоявленной элитой стоит, дергая за нитки, реальный правящий класс — то самое dеep state, и прежде всего олигархия из Big Date, Big Farma, сетевых медиа-транснациональных корпораций. Меньшинства служат им как инструмент социального переворота, разрушения сложившегося мироустройства и власти олигархов. Потому меньшинства ждет политическая (и не только) утилизация.
Это понимают многие на Западе, но сделать уже мало что могут.
Вот цитата из предвыборной речи Трампа 2023 года: «Мы уничтожим глубинное государство! Многие американцы теперь понимают, что враг — это не Россия или Китай. Врагом является глубинная олигархия, которая вооружает разведывательные службы, подкупает политиков и контролирует СМИ…».
Наивный Дональд Фредович…

(Окончание следует)  Читать Часть -3


Автор:
Андрей Ильницкий, 
действительный государственный советник РФ 3 класса, член Совета по внешней и оборонной политике, кандидат технических наук, старший научный сотрудник ВАК

 https://arsenal-otechestva.ru/article/1732-vrag-gosudarstva-2-chast

Вы здесь: Главная Информация 2023 год Враг Государства (2 часть)