За нашу Советскую Родину!

Пролетарии всех стран, соединяйтесь !

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ
ВСЕСОЮЗНОЙ
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ БОЛЬШЕВИКОВ

    

18 июня 1917 г. – Знаменитая июньская демонстрация Петроградского пролетариата под лозунгом: « Вся власть Советам!».

Враг Государства (3 часть)

 

В проекте deep state по перезагрузке американских традиционных элит легко усмотреть аналогии с технологиями большевизма: «кто был ничем, тот станет всем».
Действительно, похоже. Но лишь на первый взгляд.
Похоже, потому что это социоинженерная технология прихода к власти. Лидер большевиков В. И. Ленин был прежде всего выдающимся революционером и организатором масс, как сейчас бы сказали — гениальным политтехнологом. Надо понимать, что большевики, революционным образом через насилие перетряхивая элиты, решали не только вопросы захвата и удержания власти, но и другие задачи. И в стратегии это были задачи созидания, а не разрушения.
Вначале им надо было устоять против мира капитала, агрессивно настроенного к СССР. Для этого необходима крепкая армия с современным вооружением и, соответственно, промышленная революция — электрификация, индустриализация, новые квалифицированные кадры. Стране в большом количестве нужны были рабочие, инженеры, ученые. Поэтому (и это первое) рабочий класс из меньшинства должен был стать большинством. В том числе путем ликвидации конкурентных правящих до того меньшинств — буржуазии и дворянства, но самое главное — массового раскрестьянивания. То есть большевики изначально не ставили задачу остаться обособленным, стоящим над всеми правящим меньшинством (что как раз характерно для «революции меньшинств» американских), но ставили задачу стать именно большинством советского общества. Троцкий так и вообще мыслил в мировых масштабах, будучи готовым пожертвовать ради этого не только Россией, но и непролетарской частью человечества. Но, слава Богу (и Сталину), не преуспел.
А второе — большевики в их сталинско-имперской транскрипции созидали сильное государство — СССР, а потому, конструируя это новое большинство, запустили систему всеобщего образования с классическим базисом фундаментальных дисциплин для всех с выявлением и продвижением из «этих всех» самых талантливых, прежде всего в области точных наук. Им для победы в столкновении с капитализмом нужен был не только массовый индустриальный рабочий класс, но и квалифицированные инженеры, технологи, ученые с соответствующим, кстати, идеологическим профилем. Отсюда — важность воспитания.
В случае же с американскими технологиями «революции меньшинств» решалась задача деструкции через замещение во власти традиционных элит, так или иначе, но представлявших интересы большинства (среднего класса прежде всего).
Это про сходства и различия американских меньшевиков с российскими большевиками.
Прежде чем перейти к следующему примеру, несколько слов о советских элитах — сталинских и последующих.
Российский ученый-историк, социальный философ, обществовед и публицист Андрей Ильич Фурсов довольно тонко подмечал: «Внутри страны при жизни самого Сталина его ненавидели две группы советского истеблишмента. Одну можно условно назвать левыми глобалистами: это те, кто стремился к мировой революции, это гвардейцы кардиналов мировой революции Ленина и Троцкого. Они считали, что Сталин предал дело революции, когда тот начал демонтировать структуры левых глобалистов, Коминтерн. Вторая группа, которая, естественно, не могла любить Сталина, — часть номенклатуры, которая была ориентирована на потребление (назовем их «потребленцы». — Прим. авт.)».
Этот потребленческий курс, который вел к превращению номенклатуры в квазикласс, и люди, которые были персонификаторами этого курса, естественно, со Сталиным были несовместимы. Они его не любили, ненавидели, а Сталин отвечал им тем же.
Реваншистами номенклатуры «потребленцев с человеческим лицом» перед элитами-нестяжателями сталинской эпохи выступили Хрущев, Андропов и его ставленник Горбачев.
И вот тут перейдем еще к одному примеру «технологии меньшинств», проросшему в российские реалии именно из хрущевско-горбачевских элит.
Речь идет о так называемых «методологах».
Идеологом и основателем этого движения был философ и социотехнолог Георгий Щедровицкий. История эта началась в 1950–1960-х годах в МГУ с Московского методологического кружка, членами которого были Г. Щедровицкий, М. Мамардашвили, Б. Грушин, А. Зиновьев и др. Это была чисто умственная затея группы блестящих университетских интеллектуалов. И началась она с предположения о том, что им доступны самые совершенные технологии и методики мышления, через которые может быть изменено не только мировоззрение элит, но и страна. Разумеется, изначально намерения отцов-методологов были самые благие… Да, они тогда были в меньшинстве — эдакая интеллектуальная студенческо-профессорская интеллигентская секта. Но с кем же этого не бывало вначале? Главное, нАчать, «перезагрузив преподавателям и молодежи мозги», а там дело и пойдет…
Разная политическая и научная судьба сложилась у отцов-основателей методологического кружка. Но оформившееся позднее из этого кружка социо-технологическое движение методологов создал и возглавил именно Георгий Щедровицкий.
Замечание по ходу: Раиса Горбачева неоднократно подчеркивала в своих воспоминаниях их с Михаилом (в те годы студентов МГУ) близость к кругу М. Мамардашвили и Ко (просто факт).
В поздние 70-е и 80-е годы в СССР, а затем и в России началась активная фаза внедрения в политическую практику технологии методологов с целью формирования во властной элите прослойки из технократов-интеллектуалов — продвинутого и прогрессивного интеллектуального меньшинства, что в русской транскрипции называется интеллигенцией.
Что характерно: методологи отца и сына (Петр Щедровицкий возглавил этот проект в современной России) Щедровицких и Ко набрали масштаб и ход, стали модными в советских, а затем и российских элитах именно в пору поздней перестройки в период номенклатурного реванша потребленцев на фоне горбачевского «социализма с человеческим лицом», деидеологизации и космополитизации позднесоветских элит, возжелавших «немножечко покапитализировать» свою власть и таки попотреблять.
Поначалу методологи были весьма активны на публике — вспомним «прогрессивные игровые технологии» с выборами директора на рижском РАФе, советы трудовых коллективов на предприятиях, НИИ и в вузах по всей стране, но особенно в столицах и именно (здесь риторическое «почему-то») на предприятиях, входящих в сферу ВПК СССР, — это все методологи.
Покуражились они тогда знатно и шумно, но к началу 1990-х свернули публичную активность и пошли иным, более надежным путем — через подготовку и внедрение своих представителей, во властные и образовательные (прежде всего — вузы) структуры РФ.
Именно тогда стали открываться в огромном количестве разного рода школы коучей, медиаторов, политтехнологов и т. п. социо- и бизнес-тренеров, прививающих «элитным» массам амбиции избранности, лидерства, культа личного успеха. Большинство из этих групп и площадок имели довольно явные признаки сект, стоявших на принципах кастовой закрытости и абсолютизации лидеров.
Продекларированной задачей методологов было формирование и продвижение нового класса интеллектуалов — технократического меньшинства, которое в силу самопровозглашенной интеллектуальной миссии предназначено было править большинством.
О привязке к национальной идентичности нашей цивилизации, истории и культуре народного большинства, об идеологическом профиле этих амбициозных технократов речь не шла. Акцент в развитии страны методологами предлагалось делать на внегосударственных формах развития предпринимательства, где, к примеру, предприятиям сферы ВПК (сначала СССР, а потом и РФ) настоятельно рекомендовался переход в частные руки мыслящих по-новому техно-предпринимателей.
Очевидно сходство технологии продвижения методологов во власть с технологиями deep state глобалистов «революции меньшинств».
Неслучайно нынешний идеологический лидер методологов Петр Щедровицкий в интервью от ноября 2022 года с тем самым Арестовичем, «интеллектуалом»-русофобом из ближнего круга Зеленского, заявил о предпочтительном для России выборе космополитического типа государства, нежели государства национального. Также он заявлял, что государственность — это вовсе не вертикаль власти, а сама идея государственности в новой истории формировалась именно для того, чтобы ограничить всесилие той или иной властной группы, что «СССР опирался на архаичные идеи наивного социализма, а на них нельзя построить работающую лидерскую экономическую систему…». Ускоренная индустриализация, всеобщая грамотность, Победа в Отечественной войне, космос, наши ядерные проекты, энергетика, нынешний гиперзвук, Русская Арктика и др. — не в этот счет г-на Щедровицкого.
Вся история России показывает: когда нас разного рода внешние или внутренние космополиты пытаются сделать частью чего-либо «универсального» и привнесенного извне, — нас ведут к уничтожению. Из каких бы намерений это ни делалось — вопрос для России стоит именно так: сами или никак. Иного не дано. Это уроки нашей истории. Их нужно учить.
С началом СВО для нашей страны наступило время самоопределения, борьбы за право быть самой собой. Об этом неоднократно заявлял Президент РФ Владимир Путин. «Глядя на то, что происходит в мире, мы все отчетливее понимаем: нам не нужны ориентиры или стандарты, грубо навязанные извне, которые подавляют любую самобытность и оригинальность развития. Для нас сейчас, по сути, время самоопределения, борьбы за право быть самими собой», — подчеркнул в своем видеообращении по случаю открытия Академии творческих индустрий в арт-кластере «Таврида» 27 мая 2023 года наш Президент.
Именно потому тем, кто отвечает за национальную безопасность, необходимо изучать, анализировать, знать цели, технологии и смысловые основания политики dеep state, которое стремится расколоть, разрушить и уничтожить наше государство. Это важно для того, чтобы понимать, как эти технологии работают против нас извне, как они проникают сюда и кем продвигаются в России, какие угрозы в этой связи существуют и что делать, для того чтобы не только купировать их, но победить в цивилизационной экзистенциальной битве с коллективным Западом и его теневой управляющей структурой — deep state.

Сильное государство — залог нашей победы в войне с Западом

Победить Запад перво-наперво мы должны ментально. Для этой победы нужна мощная, собирающая народную волю идеология, отвечающая на вопросы: «что мы собой представляем?», «кто мы?», «зачем мы?» и «ради чего живем?»
Идеология — это не «продукт ума» политологов, не привнесенный извне конструкт. Это прожитая история, накопленная мудрость и осознанный смысл бытия народа.
Для победы в цивилизационном столкновении с Западом идеология российская должна пронизывать все слои общества — от его правящих элит до глубин, индуцируя всех на солидарное действие.
Идеология эта должна быть идеологией большинства.
Правовая платформа этого обеспечена принятием Стратегии национальной безопасности и Концепции внешней политики России.
Дело за практикой — реальной политикой. Весьма ожидаема и Концепция внутренней политики, ибо внешняя — ее продолжение, а не наоборот. Пока таковой Концепции нет, во внутренней политике доминируют не ценности, но технологии.
Находясь в историческом противоборстве с Россией, оппоненты и враги уже десятилетиями изучают сильные и слабые стороны нашей цивилизации. Советский перебежчик и русофоб Владимир Лефевр, один из любимых учеников того самого методолога Георгия Щедровицкого (опять-таки просто факт) и создатель теории рефлексивного управления, смог в 70–80-е годы доказать администрации президента США Рональда Рейгана, что советский (читай: русский) народ и его государство — это отличная от Запада этическая система, где глубинная народность предопределяет государство, политические институты лишь для внешнего приличия и декорации, а элиты больше суетятся на поверхности, не прорастая в глубину. А потому многонациональный народ русский слабо подвержен внешнему влиянию и технологиям.
Разложенческую перспективу, — утверждал методолог Лефевр, — имеет лишь работа с элитами.
Примечание по ходу: много позднее — в 90-е годы — этот же принцип по-своему сформулировал талантливый проходимец и циник Борис Березовский: «Зачем мне покупать завод, если я могу купить его директора?»
Потому в 70-е годы, чтобы расшатать Советское государство и победить его в холодной войне, Лефевр предложил американцам сфокусироваться именно на советских элитах, ментально разложив их, попутно демонизировать Советский Союз, называя его «империей зла» и тем самым деморализовать народ, убеждая советских граждан, что они живут в ущербном «совке».
Маргарет Тэтчер писала позднее в своих мемуарах, что на развал Советского Союза Западом было потрачено около семи триллионов долларов, из которых треть ушла на советских чиновников. Разложить советскую номенклатуру, на поверку оказавшуюся зараженной космополитизмом, оказалось много проще, чем ожидалось. Сказалась внутренняя деградация и деидеологизация правящей элиты.
Увы, в результате той ментальной войны «за умы, ценности и цели» эрозия элит оказалась столь значительной, что великий Советский Союз прекратил свое существование практически без единого выстрела. Эта историческая драма (как бы ни относиться к СССР, его распад — трагедия) показала эффективность технологии ментальной войны, блицкриг которой заключается в параличе воли противника через воздействие на его правящую элиту и медиакультурную среду, чтобы затем их же руками ослаблять и разваливать государственные институты, перезагружая идеологию.
Уроки из этого тогда извлек Китай, где идеологическая работа КПК с обществом не ослабла, а профилактические чистки номенклатуры от бациллы космополитизма — регулярны.
Ментальная война (МВ) — это война, где оккупация сознания противника важнее, эффективнее и разрушительнее, нежели оккупация его территории.
Напомним, что ментальная война включает три уровня: тактический, оперативный и стратегический.

  • Тактический уровень МВ: информационные кампании / информационная война — это бои за то, что люди слышат и видят.
  • Оперативный уровень МВ: информационно-психологические кампании / когнитивные войны и операции — это поле сражения за доверие и понимание, за чувства, эмоции и настроения, за то, как люди мыслят и воспринимают мир.
  • Стратегический уровень МВ: ментальная война — это фронт борьбы за мировоззрение и смыслы, за то, с кем и чем люди идентифицируют себя, что и кто они как индивидуумы и социум, что ценят, во что верят, о чем мечтают, куда стремятся.

Цель ментальной войны — уничтожение самосознания, изменение и перезагрузка цивилизационной основы общества противника.
Ментальные войны ведутся без объявления, последствия их проявляются хоть и не сразу, но неотвратимо. Информационное доминирование — тактическая цель МВ.
Когнитивные операции (оперативный уровень МВ) идут дальше контроля потоков информации. Это уже борьба за контроль или изменение того, как люди реагируют на информацию. Когнитивные технологии — основаны на использовании уязвимостей объекта, они для разложения общества изнутри и разрушения государств.
Когнитивные операции включают технологии раскола и разделения общества на меньшинства по принципу «разделяй и властвуй». Они направлены на то, чтобы ослабить общественную консолидацию и единство, сделав население легко поддающимся манипуляциям.
Дестабилизация общества и государства, наращивание влияния заказчиков когнитивных операций — приоритетные оперативные цели МВ. Порождается хаос, когда население больше не знает, что правильно и кому доверять. В результате люди могут потерять веру в руководство страны.
Увы, поведение отдельных российских политиков и околосиловых частных деятелей, а также сеток телеграм-каналов подконтрольных им «военблогеров», «наваривающих» свою популярность через спекуляции на проблемах СВО, — печальная иллюстрация работы подобных разлагающих, раскалывающих и дезориентирующих общество когнитивных технологий. Это (в стратегии) вредный и деструктивный подход, работающий на ослабление российского национального государства.
Русский мир — геосоциальное и культурное пространство, гораздо более масштабное, нежели территория собственно российского национального государства. Но, повторим, именно национальное государство — его базовый элемент, главная скрепа и фундамент. В этом сущностная, сакральная основа нашей цивилизации! Это то, чему так противятся разного рода «космополиты щедровицкие» и вся пятая колонна Запада.
Ослабь/уничтожь национальное государство, низведи его до уровня услуги и сервисной функции, и Русский мир исчезнет, превратившись в фольклор, этнику, обряды, милые сердцу воспоминания, памятники архитектуры и т. п. В силе государства Российского, его образующей роли — уникальная особенность Русского мира и нас как цивилизации. Потому глобальный dеep state и его пятая колонна здесь — враги нашего государства и русской многонациональной цивилизации.
Исходя из уроков развала СССР и в контексте идущей СВО очевидно, что в условиях цивилизационной войны с Западом идеологические и моральные основы политики России первичны. Ментальные стратегии основаны на использовании ценностных факторов, они для победы через созидание. Потому нам нужна не столько информационная, сколько ментальная стратегия национальной безопасности России
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл осенью 2022 года в своем докладе на пленарном заседании XXIV Всемирного русского народного собора подчеркнул: «Глобализм не может развиваться в условиях доминирования традиционного мышления, вообще в условиях высокой роли традиций в жизни народов. Поэтому неудивительно, что в настоящее время в качестве глобалистского инструмента широко используется борьба всевозможных меньшинств (как правило, отрицающих традиционные ценности) против большинства».
Воистину! 

https://arsenal-otechestva.ru/article/1733-vrag-gosudarstva-3-chast

* В статье представлена личная точка зрения автора.


Автор:
Андрей Ильницкий, 
действительный государственный советник РФ 3 класса, член Совета по внешней и оборонной политике, кандидат технических наук, старший научный сотрудник ВАК

Вы здесь: Главная Информация 2023 год Враг Государства (3 часть)